Степи: взгляд из Европы

19 червень 2011 о 11:28 - 3116

Впервые на территории постсоветского пространства 13-17 июня 2011 г. в Умани прошёл форум Европейской Степной Группы по проблемам степей в Европе. 

Начну с того, что это первая настоящая международная конференция на которой мне удалось побывать. Все предыдущие «международные» форумы и т.п. можно назвать таковыми с большой натяжкой, поскольку основную массу их участников обычно составляют гости из ближнего зарубежья. Здесь же подавляющее большинство гостей представляли страны Западной и Центральной Европы: Австрию, Венгрию, Германию, Грецию, Италию, Литву, Польшу, Румынию, Словакию, Финляндию. Разумеется, были представители и Украины, Казахстана и России. Все доклады шли исключительно на английском языке без каких-либо переводчиков. Я который раз убедился, что желание идти в Европу во многом зависит от желания людей прилагать усилия на индивидуальном уровне для достижения этой цели. Например, представители Венгрии, а это была  одна из самых многочисленных делегаций, настолько хорошо владеют английским, что просто диву даёшься. Но ведь им намного сложнее выучить английский, чем нам, поскольку венгерский язык даже не относится к индоевропейской языковой семье, куда входят как германские, так и славянские языки. Но было бы желание!

Нужно отметить, что принимающая сторона, в смысле украинская, серьёзно подошла в плане организации мероприятия и не ударила лицом в грязь. Да и место для проведения конференции было выбрано очень удачное – дендропарк «Софиевка».

Кроме того, для европейских гостей подготовили поездку в биосферный заповедник «Аскания-Нова».

Сравнивая содержание докладов, можно было сделать вывод, что проблемы у нас и у них несколько разняться. Любые участки степи, особенно в таких небольших странах как Австрия, находятся под особым контролем, прежде всего ради сохранения биологического разнообразия видов. Удивили финны. Для их страны степная флора не является типичной, однако они выискивают совсем небольшие участки степной растительности даже в пределах околицы своей столицы г. Хельсинки и обеспечивают их охрану.  Но на этом спасение степных участков у соседей не ограничивается. В Европе уже давно поняли, что когда-то перестарались в окультуривании ландшафта и теперь прилагают усилия к тому, чтобы он одичал. Поэтому сейчас ставится более амбициозная задача – выведение отдельных пахотных земель из оборота и восстановление на этих территориях степных экосистем. Именно в связи с этим значительная часть докладов, особенно венгров и румын, были посвящены методам возрождения степей.

В Румынии осознали, что проводимая в своё время политика «улучшения» природы посредством залесения степных участках была ошибочной. Поэтому многие склоновые степные земли Трансильвании (регион в Румынии), засаженные сосной и другими видами деревьев, сейчас освобождаются от лесов и на этих территориях создаются условия для восстановления степных экосистем. При этом степям помогают восстановиться, выполняя некоторые операции по уходу, а именно, уничтожают кустистость тех деревьев, которые после вырубки способны давать корневую поросль, чтобы она не угнетала степное биоразнообразие.

До недавнего времени степные участки в Венгрии, в основным, были представлены небольшими полосами вдоль автомагистралей. Но ситуация изменилась и теперь венгерские специалисты используют ряд методик для восстановления степей. При этом все методики хорошо просчитаны с точки зрения экономической целесообразности. Остановлюсь на этом моменте несколько подробнее. Например, если участок земли не требует срочной консервации, т.е. залужения, то его просто оставляют на самозарастание. Этот процесс может занять 10-15 лет, зато он не требует ни одного евро расходов. Если участок расположен в непосредственной близости к используемым пахотным землям, то обычно его залужают травосмесью из 2-3 степных трав, чтобы он не стал в первые годы самозарастания рассадником сорной растительность на соседние поля. Стоимость такого удовольствия колеблется в пределах 200 евро/га. Если же на бывшей пашне нужно быстро восстановить биологическое разнообразие, то используют травосмесь, содержащую 35-40 видов растений. Но в таком случае стоимость восстановления степи возрастает в 2-2,5 раза. Как объясняли докладчики, наибольшая сложность в этом деле – получение посадочного материала. Кроме того, чисто технически не так-то просто высеять 40 видов семян, разных по весу, форме и консистенции. Поэтому для восстановления биологического разнообразия венгры используют комплексную методику. Они делают массовое залужение упрощённой смесью из 2-3 видов трав, а рядом засевают совсем небольшие участки травосмесями с десятками видов. Эти маленькие участки затем становятся своего рода природными питомниками, с которых естественным способом травы заселяются на упрощённо залуженные земли и восстанавливают тем самым биоразнообразие. Есть и совсем оригинальные способы получения и расселения посадочного материала. Например, на природном участке, богатом на биологическое разнообразие, снимают небольшие по площади верхние слои почвы и используют их в качестве посадочного материала. Ведь такая почва содержит большое количество семян различных растений.  Интересно отметить, что отдельные научные учреждения занимаются восстановлением не только растений, но и колонизацией степных животных.

У простого обывателя может возникнуть вопрос – зачем воскрешать степь? Ну, во-первых, преследуется сугубо природоохранная цель – возродить то, что когда-то уничтожили и частично восстановить экологический баланс. Кроме того, Бернская конвенция, подписанная европейскими странами, в том числе и Украиной, требует не только сохранения типичного растительного и животного мира для каждой местности, но также и сохранения ландшафтов в целом. Поэтому возрождение степей это своего рода восстановление природно-исторической справедливости. Точно так же как восстановление лесов в лесных зонах или осушенных болот тоже является попыткой оздоровить естественный природный баланс. Во-вторых, значительная часть восстановленных степей используется для удешевления продукции животноводства. Пахотные земли переводятся в пастбища, поскольку выпасать животных намного дешевле, чем палить солярку для выращивания и доставки корма в стойло. В-третьих, природные участки крайне необходимы для набирающего популярность органического земледелия. Дело в том, что поля для этого дела в Европе проходят сертификацию. Поясняю на примере. Есть два поля. На первом применяют ядохимикаты и минеральные удобрения, а на втором нет. Если эти два поля разделяет дорога или худая лесополоса, то второе поле всё равно не будет относиться к органическому земледелию, поскольку рядом с ним находится территория интенсивной химизации. Поэтому чтобы сертифицировать второе поле как органическое, оно должно быть отделено от первого природной экосистемой в несколько сот метров. Восстановленные степи как раз и выполняют роль таких буферных зон.

На данном мероприятии мне выпала честь делать доклад от общественной кампании «Збережемо українські степи!». Прочитав выше о том, как европейские коллеги восстанавливают степь, можете представить, какова была реакция европейских учёных, когда они узнали о том, что наше Государственное агентство лесных ресурсов затеяло расширение лесных площадей в первую очередь в степной, а не в лесной зоне, в том числе с использованием деревьев североамериканского происхождения (так называемая белая акация и др.). При этом многие лесхозы уничтожают целинные участки степи под видом залесения малопродуктивных земель. Особенно их поразили фотографии, предоставленные Национальным экологическим центром Украины, на которых запечатлено разрушение лесхозами степей природно-заповедного фонда. Вот вам и Бернская конвенция, вот вам и сохранение местного биологического разнообразия. Австрийцы долго не могли поверить, что степная зона занимает 40 % территории Украины, а естественных степных участков осталось не более 3 % площади страны. Уже после доклада они ко мне подходили и все задавали один и тот же вопрос: «Зачем нужно насаживать леса на последних степных территориях?». Лишь только один из них высказал предположение, что это связано с возможностью получить побольше квот по Киотскому протоколу на выбросы парниковых газов Украиной, с последующей их продажей другим странам. Дабы окончательно не шокировать иностранцев и совсем не опозорить Родину я промолчал относительно того, что отдельные народные депутаты предлагают разрешить охоту в наших биосферных заповедниках, к которым относится и Аскания-Нова, куда должны были ехать европейские гости.

На последок приведу цитату из отчёта 2010 г. Конвенции по биологическому разнообразию ООН, которая также ратифицирована Украиной и имеет статус закона для нашей страны. Так вот, в отчёте чёрным по белому сказано, что оптимизация одних природных экосистем не может проходить за счёт других. Это означает, что нельзя восстанавливать леса за счёт уничтожения степей. Безусловно, в Украине крайне необходимо расширять площадь лесов, но для этого есть естественные территории для роста, расположенные в Полесье и Карпатах, где и условия для их приживаемости оптимальные. Кроме того, есть площади нарушенные человеческой деятельностью: эродированная пашня, терриконы, карьеры и т.п. У нас же всё поставлено с ног на голову – где должна быть степь хотят сделать лес, а где должен быть лес почему-то растёт загородная недвижимость, а не деревья.

Анализируя целиком позитивные доклады иностранцев о методиках возрождения степей я поймал себя на мысли о том, что в Днепропетровском агроуниверситете вопросами восстановления природного растительного покрова и многокомпонентных травосмесей учёные занимались на протяжении нескольких десятилетий. Разработано множество методик и накоплен огромный опыт именно для нашей природно-климатической зоны. Только вот проблема вся в том, что решение экологических проблем требует в первую очередь не технологических методик, а волевых решений. Поэтому наш научный опыт просто остаётся невостребованным.    

Отзывы на пост можно также прислать на ecologist@ukr.net

Поділитися: