Встречаем «Brazzaville» в Днепропетровске!

20 квітня 2011 о 11:16 - 2214

Группа Brazzaville и ее бессменный лидер Дэвид Браун отправился в тур по городам Украины, чтобы представить публике свой последний путевой дневник — альбом «Jetlag Poetry».

И снова трек за треком тянется путешествие по странам и континентам, а мягкий, спокойный голос Дэвида Брауна неторопливо рассказывает о дорогах, новых встречах и тоске по дому. Эта музыка прекрасно слушается и в офисной суете, успокаивая и поднимая настроение, и дома, уютно устроившись на диване с книгой. Но по-настоящему ее можно оценить только самому отправившись в путь – в тряском вагоне или дожидаясь в аэропорту своего рейса, за рулем машины, мчащейся по пустынному шоссе или в номере захолустного мотеля.

Предлагаю интересное интервью со знамитым Дэвидом Брауном — для всех его существующих и потенциальных поклонников…:-) Нашел на портале moozon.ru.

– Дэвид, а как появилось само название группы?

– 1997 год. Однажды утром я сидел в моей старой «Шеви-Ниве» перед домом женщины по имени Мишель, владелицы модного клуба «Lava Lounge» в Голливуде. Я рисовал ее особняк ради подработки. И вот я делаю передышку и открываю «Los Angeles Times». На первой полосе – статья о гражданской войне в Конго. «БРАЗЗАВИЛЬ» – бросается мне в глаза заголовок! Как только я увидел это слово, обозначающее столицу Конго, я моментально понял: вот оно, название моей группы!

– Кто помог сделать первые шаги в шоу-бизнесе?

– В юности я писал кучу стихов, позже стал подумывать о создании группы, где я буду писать песни и исполнять их. Первым человеком, к кому я обратился с этой идеей, был Кенни Лайон, мой старый приятель со времен «Оникс кафе», это местечко было центром творчества в Лос-Анджелесе. Кенни потерпел фиаско в личной жизни и был абсолютно готов к созданию группы!

– О чем была первая песня?

– Самая первая песня группы «Brazzaville» называлась «Shams», она содержала довольно брутальные мотивы: молодой человек пытается вырваться из обстоятельств, наркотики, богиня на берегу моря, смерть и т. д. Вскоре нам потребовалась студия звукозаписи. Одну такую судьба уже припасла. Эта студия располагалась в маленьком домике в Северном Голливуде, прямо напротив легендарных холмов. Мрачный квартальчик с магазинами запчастей, универмагами и невзрачными студиями записи порнофильмов… Дверь мне открыл парень в фиолетовой шелковой пижаме, военных ботинках, с дредами, дьявольской бородкой и усами, с сигарой в руке! Несмотря на свой, мягко говоря, странный облик, Майкл Розон оказался славным малым! Почти все, что я знаю о звукозаписи и аранжировке – его заслуга! Мы стали хорошими друзьями, он записал первые альбомы группы.

– Которые оказались довольно успешными…

– Наши песни плыли в эфире самых крутых радиостанций Америки. Первая пластинка была нарасхват в Лос-Анджелесе и Токио! Мы стали лакомым кусочком для известных компаний звукозаписи! Но я был в ужасе от этой известности: начал пить, буянил на концертах, с удовольствием рассекал по сцене в шубе, думая, что так и надо…Я просто не верил, что заслуживаю выступать, я пытался побороть свой страх. А вот когда люди стали говорить, что музыка «Brazzaville» помогла им в трудный момент жизни, призадумался и, наконец, понял свое предназначение.

– «Brazzaville» – мультинациональная группа. Насколько гремучая эта смесь?

– У нас есть представители Америки, Турции, России, Испании. Это большие оригиналы! Я беру на гастроли тех или иных персонажей, в зависимости от того, в какую страну еду. Каждый участник добавляет в музыку что-то свое, национальное: мы не даем ей шанса тускнеть!

– Вы очень много путешествуете, это находит отражение в творчестве. А что для вас Барселона, в которой сейчас живете?

– Барселона – очень комфортный небольшой город: его можно легко объехать на велосипеде. А Европа, в целом, бесспорно, величественна, но порой кажется чопорной пожилой женщиной, которая везде насаждает свой порядок. А я скучаю по запаху пустыни, по выращиванию овощей на маленьком клочке земли. Хотел бы я выехать на побережье и ощутить необузданную силу Тихого океана вместо этикетной вежливости Средиземного моря!

– Песни «Brazzaville» – грустные. Признайтесь честно: разочарованы жизнью?

– Абсолютно нет, я ее люблю! Самые неприятные вещи в жизни – это боль и скука. Но я не принимаю их как должное. Я был наркоманом, вырос в детских домах. Я видел безумие и алкоголизм… Это действительно чудесно, что я дожил до глубокой старости – мне 43 года (подмигивает), что у меня прекрасная семья и любимая работа. Самое большое мое открытие в жизни: нужно как можно меньше думать о себе, и тем слаще будет жизнь! Нужно заботиться друг о друге, а о нас самих уже позаботятся небеса. Великая печаль заключена в мимолетности жизни, но это и делает ее бесценной! Без смерти жизнь казалась бы скучной рутиной. То же и с Богом: если бы мы смогли Его объяснить, мы на следующей же неделе заскучали бы и начали искать что-то новенькое. Вся прелесть нашей жизни – в том, что мы вместе с любимыми людьми взрослеем, находим друзей, теряем их, влюбляемся, стареем, видим, как мир меняется до неузнаваемости, и умираем… Но смерть – это вовсе не трагедия, как может показаться сначала… Это как тонуть в море любви!

– Вы сделали 3 кавер-версии русских песен: «Звезда по имени Солнце», «Зеленоглазое такси» и «Малолетние шалавы». Почему именно эти композиции?

– Они очень мелодичны: в них так и плещется ностальгия. Особенно я ценю творчество Виктора Цоя. У моей мамы были польско-белорусские корни. Она говорила по-русски, играла на мандолине и балалайке и готовила вкусный борщ! Может быть, еще и поэтому меня так цепляют русские песни?! Мамину историю я описываю в кавере «Звезды по имени Солнце»:

«…Недалеко от звезды по имени Солнце,

 Когда умерла моя мама,

Гремели звуки летнего парада,

Было 90,5 градусов F в тени…»

Она была душевнобольная, покончила жизнь самоубийством, когда мне было 11 лет. Очень добрая женщина, но не для этого мира, как нежный цветок, не приспособленный к суровой северной жизни…

– Мы привыкли делать что-то под ту или иную мелодию… Какое действие под песни «Brazzaville» огорчило бы Вас и порадовало?

– Если кому-то вздумается отправлять компьютерные вирусы или выманивать пенсии у бабулек под «Clouds in Camarillo» – это не дело! Мне многие говорят, что наша музыка хороша для романтических ситуаций.

Поділитися: