Через 100 дней Белорыбок выпустили из СИЗО

09 вересня 2011 о 13:52 - 1839

Многолетние борцы за свои права на нормальные условия жизни наконец-то выпущены из СИЗО: Сергей Белорыбка является соседом магазина АТБ – самовольной застройки на ул. Калиновой 52/54. Этот супермаркет построен в метре от домовладения семьи Белорыбки и нарушает права соседей. Так, в решении Днепропетровского апелляционного суда от 26.11.2009 сказано: «…Як вбачається з матеріалів, доданих до апеляційної скарги, Бєлорибка С.І. має право стверджувати, що самочинним будівництвом суттєво порушені його житлові права… порушення прав, на які посилається Бєлорибка С.І., є саме наслідками самочинного будівництва».

Напомним, 27 августа 2010 г. против 51-летнего Сергея Белорыбки, ведущего тяжбу с корпорацией АТБ, инвалида ІІІ группы по заболеванию опорно-двигательного аппарата, было возбуждено уголовное дело, якобы в этот день он избил налогового милиционера Андрева А.Э., а его сын – в этот же день избил другого налогового милиционера, Пришедько А.Л. При этом УД было возбуждено через несколько часов после «избиений», без судебно-медицинской экспертизы, без доследственной проверки – на основании справки о жалобах пациентов, подписанной медсестрой Днепропетровской больницы скорой помощи.

27 августа 2010г. 51-летний С.Белорыбка был арестован и 11 дней провел в СИЗО г. Днепропетровска на ул. Чичерина.

«Клетка», в которой во время судебного заседания находились Сергей и Алексей Белорыбки

А 27 мая 2011г., на первом заседании суда по уголовному делу против Белорыбки С.И. и его сына Алексея Белорыбки, постановлением судьи Кировского районного суда г. Днепропетровска Олега Ходасевича Белорыбка С.И. и Белорыбка А.С. были арестованы.

Основанием для ареста послужило заявление свидетеля Батуры от 25.11.2010г. о том, что подсудимые отказывают на него давление с целью добиться изменения показаний.

Позже судья Олег Ходасевич взял самоотвод, и уголовное дело против Белорыбок было передано судье ровского районного суда г. Днепропетровска Андрею Леонову.

На первом заседании суда под председательством судьи Леонова, состоявшемся 8 сентября 2011г., Белорыбке С.И. и Белорыбке А.С. была изменена мера пресечения с содержание под стражей  на подписку о невыезде. Несмотря на то, что представитель прокуратуры просила оставить в СИЗО, т.к., находясь на подписке о невыезде, они могут скрыться с места проживания, оказывать давление на потерпевших и свидетелей, и, «хотелось бы обратить внимание, что на территории СИЗО есть соответствующее медицинское учреждение, где оказывается квалифицированная медицинская помощь».

До этого адвокат Белорыбки С.И. и Белорыбки А.С. более 1 часа зачитывал 20 страниц ходатайства об изменении меры пресечения.

Среди прочих аргументов, он указывал:

«…С доводами суда (для взятия подсудимых под стражу – ред.) невозможно согласиться по нескольким основаниям.

Первое. В постановлении суда от 21.07.2011г. указано, что суд в процессе предварительного рассмотрение дела 27.05.2011г. посчитал необходимым изменить подсудимым меру пресечения на содержание под стражей, поскольку в ходе досудебного следствия свидетелем Батурой 25.11.2010 года было подано заявление об оказании давления со стороны семьи Белорыбок, Бразавлук (второй их защитник – ред.), а также Т. По этому заявлению в ходе досудебного следствия было вынесено постановление о выделении материалов в отдельное производство для проведения дополнительной проверки в соответствии со ст. 97 УПК Украины. При этом суд в своем постановлении от 21.07.2011г. сослался на материалы дела – том 2 лист дела 165, т.е. на постановление старшего следователя прокуратуры Кировского района г. Днепропетровска Буйвола от 30.03.2011г.

Полагаем, что позиция суда в этой части не состоятельна и не соответствует действующему уголовно-процессуальному законодательству.

Во-первых, суд пришел к выводу о возможном влиянии подсудимых на свидетеля Батуру, основываясь не на доказательствах или иных процессуальных фактических данных, а на тексте процессуального решения следователя, которое к тому же:

А) является постановлением о выделении материалов, т.е. по своему содержанию и правовым последствиям констатирует факт отсутствия в настоящем деле определенных материалов, т.е. указывает, что материал по этому факту находится за пределами судебного разбирательства по настоящему уголовному делу;

Б) содержит информацию, не соответствующую источнику, а именно заявлению Батуры от 25.11.2010г., том 2 лист дела 164, – в котором нет данных о том, что Белорыбка Сергей Иванович, Белорыбка Алексей Сергеевич лично оказывали на него влияние, тем более давление, с целью изменения показаний. В этом заявлении, которое написано почерком, визуально отличающимся от почерка Батуры, указано, что заявитель встречался и общался по телефону по вопросам, касающимся Белорыбки С.И. не лично с Сергеем Ивановичем, а со своим соседом по дому Т., однажды якобы в присутствии адвоката Белорыбки Бразавлук.

С 25.11.2010г. и по 30.03.2011г. – за четыре с лишним месяца – по обстоятельствам, изложенным в заявлении Батуры ни сам заявитель Батура, ни Т., который якобы оказывал на него давление в интересах Белорыбки, не допрошены.

К тому же, в заявлении Батуры от 25.11.2010г. вообще не упоминается о втором подсудимом – Белорыбке Алексее Сергеевича. А поэтому выводы следователя Буйвола, которые воспроизвел и суд в своем постановлении – об участии Белорыбки Алексея Сергеевича в этих сомнительных событиях – безосновательны. …

Во-вторых, суд не придал значения тому обстоятельству, что постановление старшего следователя Буйвола от 30.03.2011г. противоречит действующему уголовно-процессуальному законодательству, поэтому оно не может быть признанно допустимым процессуальным источником.

Так, суд не принял во внимание, что, исходя из действующего законодательства, заявлении Батуры от 25.11.2010г. не могло быть процессуально приобщено к материалам настоящего уголовного дела, следовательно, и не могло быть выделенным в отдельное производство, поскольку:

А) оно содержало сведения о совершении преступления и подлежало проверке и принятию решения в соответствии со статьей 97 УПК, – что подтверждается резолюцией прокурора на этом заявлении: том 2 лист дела 164.

Б) действующим уголовно-процессуальным законодательством и Инструкцией о едином учете преступлений, утвержденной приказом Генерального прокурора Украины от 26.03.2002г., не предусмотрена возможность проведения проверок по заявлениям о преступлении путем из приобщения к материалам расследуемого уголовного дела.

В) Досудебное следствие по настоящему уголовному делу в период с 03.09.2010г. по 16.03.2011г. было приостановлено, что подтверждается справкой обвинительного заключения: том 2 лист дела 251. А при этом вообще отсутствовала процессуальная возможность проведения проверки заявления о преступлении в ходе расследования дела, по которому приостановлено досудебное следствие.

Г) В соответствии с ч. 2. ст. 26 УПК Украины, в отдельное производство может быть выделено только дело, а не материалы. А процедура выделения материалов для дополнительной проверки вообще не предусмотрена действующим уголовно-процессуальным законодательством. Невзирая на практику.

В постановлении старшего следователя Буйвола не содержится данных о направлении копии этого процессуального решения прокурору, отсутствуют сведения о дальнейшем движении якобы выделенных материалов, – что может свидетельствовать о том, что данное решение принято вне рамок прокурорского надзора, принято следователем формально и в последствии не реализовано в соответствии с требованиями ст. 97 УПК Украины.

Таким образом, постановление старшего следователя прокуратуры Кировского района г. Днепропетровска Буйвола от 30.03.2011г., которое, как следует из постановления суда от 21.07.2011г., послужило основанием для изменения меры пресечения подсудимым, является недостоверным, противоречащим материалам уголовного дела, несостоятельным процессуальным решением, не влекущим юридически значимых последствий, ему не дано должное процессуальное направление.

В связи с чем решение суда об изменения меры пресечения подсудимым на содержание под стражей является необоснованным, противоречащим УПК Украины.

Второе. В постановление суда от 21.07.2011г. указано, что 11.06.2011г. Батура повторно обращался с заявлением об оказании на него давления со стороны подсудимых Белорыбок.

Поэтому суд посчитал, что «подсудимые, находясь на подписке о невыезде, повторно попытаются повлиять на свидетелей и потерпевших с целью изменения последними показаний, могут скрыться от правосудия с постоянного места жительства, повлиять на рассмотрение дела по существу».

Таким образом, наличием так называемого повторного заявления Батуры от 11.06.2011г. суд обосновал невозможность изменения меры пресечения подсудимым в настоящее время.

Полагаем, что и в этой части постановления суда от 21.07 2011г. позиция суда не обоснована, не соответствует материалам дела и фактическим обстоятельствам.

Во-первых, происхождение в материалах уголовного дела не заверенной копии заявления Батуры от 11.06.2011г. не подтверждено надлежащим процессуальным или официальным источником. Данный «документ» в судебном заседании не исследовался, защите он не был предъявлен, – что ставит под сомнение его легитимность, следовательно, и допустимость в качестве процессуального источника.

Из самого утверждения, что Батура повторно обратился с заявлением о совершении преступления вовсе не следует, что подсудимые будут повторно оказывать на него давление в случае применения к ним меры пресечения в виде подписки о невыезде. Повторное обращение Батуры обусловлено не повторным давлением на него со стороны подсудимых и других лиц – а нарушением сотрудниками прокуратуры Кировского района г. Днепропетровска ст. 97 УПК Украины, в частности, порядка и сроков рассмотрения его первого заявления от 25.11.2010г.

Третье. Утверждение суда о том, что в заявлении Батуры от 11.06.2011г. содержатся сведения об оказании на него давления со стороны обоих Белорыбок, так же не соответствует действительности, поскольку и в заявлении, и в приложенном к нему объяснении речь идет только об одном подсудимом, Белорыбке Сергее Ивановиче. А о втором подсудимом, Белорыбке Алексее Сергеевиче, как и в заявлении Батуры 25.11.2010г., и в приложенном к нему, не указано ни единого слова.

Полагаем, что суд в своем постановлении от 21.07.2011г., анализируя заявления Батуры от 11.06.2011г., как и старший следователь Кировской прокуратуры Буйвол в постановлении от 30.03.2011г. проявили упрежденное и предвзятое отношение к нашему подзащитному Белорыбке Алексею Сергеевичу, а именно – используя обобщенные термины: «подсудимые Белорыбки», «семья Белорыбок», искусственно, безосновательно, не основываясь на материалах уголовного дела, отразили в процессуальных документах недостоверную информацию о Белорыбки Алексея Сергеевича – о его участии в событиях, которые органы досудебного следствия и суд посчитали давлением на свидетеля.

Следует также заметить, что заявление заявления Батуры от 11.06.2011г. и в его соответствующем объяснении не приведено ни единого кокретного факта о влиянии или давлении на заявителя со стороны и подсудимого Белорыбки Сергея Ивановича. В заявления Батуры от 11.06.2011г., изложенного на бланке протокола устного заявления, обстоятельства предшествующие отражены неконкретно, не уточнено место, способ, содержание угроз, лишь указано, что, якобы, Белорыбка угрожал физической расправой заявителю на протяжении 2010-2011гг.

Из объяснения, которое прилагается к данному заявлению, следует, что все эти якобы угрозы со стороны Белорыбки высказывались в помещении прокуратуры, однако даже не уточнено, обращался ли Батура с соответствующими жалобами и заявлениями к работникам прокуратуры и какие меры реагирования ими были предприняты. …».

Поділитися: