Убийство защитника Жукова острова. Год спустя

28 травня 2010 о 10:26 - 3391

Александр Гончаров был волонтёром Киевского эколого-культурного центра (КЭКЦ) и на протяжении 2 лет сотрудничал с этой организацией. Это был простой 59-летний человек, который не мог оставаться равнодушным к тому, что происходило в округе, тем более, что он сам проживал с семьёй в небольшом домике в этой местности.

Несколько лет назад на территории заказника «Жуков остров» началась незаконная добыча песка. А. Гончаров не один раз вызывал милицию туда, где работали зем­снаряды, и несколько раз писал заявления в Голосеевское районное управление милиции (г. Киев). При этом милиция трижды задерживала работников земснарядов, но впоследствии отпускала их. Хотя добыча песка на территории заказника представляет собой правонарушение, которое согласно ст.252 Уголовного Кодекса «Умышленное уничтожение или повреждение территорий, взятых под охрану государства, и объектов природно-заповедного фонда» может повлечь наказание в виде 3 лет лишения свободы. Песок добывали без всяких проблем в течение 8 лет, пока «старателей» не начал донимать неугомонный местный житель. За несколько недель до убийства, Гончаров рассказывал своим знакомым, что  какие-то люди пытались договориться с ним и по-хорошему, и по-плохому, чтобы он только не мешал. Причём один из диалогов состоялся сразу после выхода из Голосеевского управления милиции, куда он принёс очередное заявление. Поскольку жалобы не приносили результатов, было принято решение обратиться за помощью к телеканалу ICTV. Гончаров вместе с другими активистами КЭКЦ привёл на место добычи песка съёмочную группу этого телеканала. По обнаружению добытчиков песка был вызван наряд милиции, и под объективами телекамер работа земснарядов была вновь остановлена. По-видимому, это и стало пос­ледней каплей для коммерсантов.

Через 4 дня после визита тележурнали­стов, 26.05.2009 к дому Гончарова подошли двое. Один из них спросил, можно ли взять лодку порыбачить, на что Гончаров ответил, что нельзя, так как идёт нерест. После этого незнакомцы резко кинулись на Гончарова и начали его избивать. Один бил кастетом, а второй — дубинкой. Супруга Гончарова с криками начала убегать, но один из нападавших догнал её и несколько раз ударил в лицо, после чего вернулся и продолжил добивать лежавшего на земле Гончарова. К слову, всё это происходило на глазах десятилетней дочери погибшего, так что подобное преступление иначе как изуверством назвать нельзя. 

Во многом благодаря тому, что погибший был связан с общественной организацией, дело не дали полностью «спустить на тормозах» и следователи отбросили все неправдоподобные версии (конфликт из-за лодки,  денежный долг) и остановились на одной — конфликт из-за незаконной добычи песка. Вскоре были задержаны работники земснарядов, но после допроса на следу­ющий день все они были отпущены. Как бы то ни было, милиция установила личности, подозреваемые в заказе преступления, и двое из них были задержаны. Правда, один был отпущен на подписку о невыезде, а второй, гражданин Н., всё-таки попал в СИЗО. Хотя нужно помнить, что подозреваемый необязательно является виновным.

image2blog.com

Александр Гончаров, убитый защитник Жукова острова

 

Обычно в громких делах, в лучшем случае, находят исполнителей убийства, а не заказчиков. Здесь всё с точностью наоборот, и это странно. То, что Гончарову угрожали, признавал даже руководитель Киев­ской милиции В. Ярема, но никаких действий в защиту Гончарова предпринято не было. Не было предпринято и каких-либо конкретных действий для наказания тех, кто занимался незаконным намывом песка, хотя на тот момент Голосеевский ОБЭП, в лице его начальника А. Асадчих, получал протоколы по этому делу. Вскоре после убийства этот человек перевёлся на аналогичную должность в Оболонский район Киева. Не было предпринято никаких решительных действий против незаконной деятельности коммерческих структур и со стороны руководства Голосеевского райотдела милиции в лице В. Стрижака. Оригинально отреагировали на произошедшее в местной прокуратуре. Помощница прокурора Голосеевского района И. Сухачова сказала следующее: «Да, мы получили жалобу от него (Гончарова) 22-го мая. Срок рассмотрения жалоб у нас — один месяц. Ну а когда через несколько дней с ним всё это случилось, и милиция возбудила уголовное дело, мы просто передали эту жалобу, чтобы милиция приложила её к материалам дела».

Одно из наиболее детальных журналистских расследований по делу об убийстве А. Гончарова было проведено журналистом «Украинской правды» Дмитрием Гнапом. По его словам, подозрения в отношении задержанного гражданина Н. являются весьма обоснованными. Хотя подозреваемый отрицает как свою вину, так и причастность к добыче песка. Но его супруга признала наличие такого бизнеса и заявила, что их бизнес пытаются уничтожить. Когда были установлены личности подозреваемых заказчиков убийства, гражданин Н. уехал в Кировоград, где учился заочно в одном из ВУЗов, и не выходил на связь, поскольку будто бы забыл свой мобильный телефон дома. Впоследствии подозреваемый был задержан в Ялте и доставлен в Киев. Одним словом, он попросту скрывался от следствия. По мнению Д. Гнапа, в этом деле есть ещё одна личность, которая имеет отношение если не к убийству Гончарова, то к незаконному намыву песка. У подозреваемого Н. кумом является майор И. Лагута, который работал заместителем начальника ОБЭП того самого Голосеевского района. При этом и сам гражданин Н. и его супруга признавали, что И. Лагута не раз помогал их семье в решении деловых вопросов. Из этого Д. Гнап делает предположение о том, что этот офицер мог организовывать прикрытие незаконного бизнеса Н. После убийства Гончарова и задержания Н., майор И. Лагута был переведён из Киева в линейное управление ж/д станции Ворожба Сумской области и проходит по делу гражданина Н. как свидетель. Адвокат подозреваемого утверждает, что милиция применяла к подследственному незаконные методы дознания и ему удалось сделать фото избитого гражданина Н.

По словам Д. Гнапа, это может быть связано с тем, что на Н. теперь вешают всю ответственность.

В настоящее время исполнители убийства А. Гончарова остаются на свободе. И возможность их задержания зависит от того, насколько правоохранительные органы мобилизуют свои силы. А это во многом зависит от того, насколько неравнодушные люди, в особенности представители общественных организаций и журналисты, будут помнить об Александре Гончарове и постоянно напоминать следователям об их долге найти убийц. Как бы то ни было, у этого дела уже есть поучительные результаты. Вполне вероятно, что заказчики Гончарова даже и не представляли, что убийство простого человека наделает столько шума, поскольку они надеялись на «крышу» в соответствующих инстанциях и не задумались о реакции общественности. Из этого следует 2 вывода. Первый — только благодаря тому, что Гончаров сотрудничал с общественной организацией, его смерть не была напрасной, его не забыли и убийцам не дали спокойствия. Хотя я понимаю, что эти слова являются слабым утешением для родных и близких А. Гончарова. Второй — любая «крыша», даже самая крутая, может оказаться ненадёжной, когда дело пахнет жареным. Это послужит хорошим уроком для тех, кто упёрто верит в свою безнаказанность. Нужно помнить, что любое участие в преступном деле может привести к тому, что кого-то из соучастников всё равно сделают козлом отпущения. И, как в русской рулетке, такой шанс может выпасть любому из преступников. Так что самой надёжной крышей должен и может стать только закон.

Отзывы на статью можно прислать на ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Поділитися: