Кому в Крыму бузить хорошо?

18 травня 2007 о 13:18 - 1427

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


18 мая – День памяти жертв депортации крымско-татарского народа.

Вот уже солнышко припекло, люди поснимали теплые одежки и подумывают о том, где бы отдохнуть летом. На бигбордах появились рекламы турфирм, значит, по телевидению и в прессе скоро появятся сюжеты о том, что в этом году в Крыму снова неспокойно. «И что там у них за вечные разборки в начале отпускного сезона? – думалось мне. -Ну не верю, чтобы крымские татары без серьезных на то оснований отпугивали своих же клиентов.

Вот в прошлом году поднялся тартарарам в Бахчисарае. При ближайшем рассмотрении оказалось, что, действительно, есть чему возмущаться. Территорию рынка, который стоит на старинном крымско-татарском кладбище, в 2004 году через суд решено было передать Бахчисарайскому историко-культурному заповеднику. И вдруг в прошлом году посреди лета на костях усопших начинается строительство нового торгового комплекса!

Наученные горьким опытом (например, после депортации в 1944 году власть не нашла лучшего места для постройки свинарника, как на могиле выдающегося крымско-татарского просветителя Исмаила Гаспринского) люди поспешили защитить национальное достояние – устроили пикет. Все бы хорошо да мирно, но отстаивать интересы строителей приехали так называемые «казаки» – и в Днепропетровске такие имеются – люди тренированные и бесплатно, я так думаю, своей силушкой молодецкой не разбрасываются… Завязалась потасовка – ее-то и показали по телевидению. И мгновенно забыли. До следующего курортного сезона, по всей видимости.

Кому-то это выгодно – чтобы отдыхающие ехали не в украинский Крым, а, например, куда-нибудь в Сочи.

А крымские татары – нормальные приветливые люди с обычными проблемами: безработица, не всем доступно среднее (не говоря уже о высшем) образование, борются за возрождение национального языка и культуры. И если не наступать этим людям на больную мозоль, то и они никого не обидят.

Я, например, украинка, днепропетровчанка, уже три года подряд (и в этом году тоже собираюсь) отдыхаю с мужем в городе Черноморске у крымского татарина Эскендера Ягъяева. Милейший человек. Владеет украинским языком получше, чем некоторые наши политики. Любит свою землю, которая ему, ох как нелегко, досталась…

Его дед Ягъя не был призван на фронт, потому что в гражданскую войну получил ранение и лишился глаза. Зато два дедовых брата воевали, и еще не успели вернуться, когда их семей коснулась трагедия…

Это случилось 18 мая 1944 года. Было два часа ночи, когда в дом Ягъя и Айшэ (так звали бабушку Эскендера) постучали. Солдат приказал «выматываться», не позволив даже вещи собрать. Вместе с другими крымскими татарами (в основном это были дети, женщины и старики – все мужчины воевали) погрузили в вагон и вывезли в Узбекистан. Условия жизни, особенно в первые годы, были ужасные, все приходилось начинать с нуля. Как следствие – из девяти детей Ягъя и Айшэ в живых осталось лишь четверо, в том числе мама Эскендера Нурие.

«Вернуться на родину – это была наша с мамой мечта», – признается Эскендер. В 1989 году он приехал в Крым, но был схвачен и пятнадцать суток провел в тюрьме. «Вернешься еще раз – закроем на несколько лет», – пригрозили ему.

И все-таки Эскендер вернулся на землю предков. Своими руками строил дом, в котором теперь принимает отдыхающих. И не имеет значения, кто его гость по национальности – всем одинаковое внимание и привет. Как говорил Г.Сковорода: «Если я хочу, чтобы меня любили, я сам первый люблю…».

Ирина Шовковец, Politik.dp.ua

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: