Когда жареный петух в одно место клюнет?..

16 березня 2007 о 12:42 - 1355

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


События, происходящие в Павлограде, который год волнуют государственных мужей, ученых и простых жителей шахтерского города, в недалеком прошлом не раз содрогавшегося от мощных взрывов на местном химическом заводе. Это предприятие, согласно украинско-американскому договору, должно выполнить одну из ответственнейших операций по разоружению межконтинентальных баллистических ракет (МБР) SS-24 – ликвидировать твердое ракетное топливо (ТРТ) из трех ступеней.

Ты помнишь, как все начиналось?

Шахтные пусковые установки и сами баллистические ракеты Украина уничтожила. Зато осталась угроза для самой страны – в 2007 году истекает гарантийный срок хранения высокотоксичного твердого ракетного топлива, 5.000 тонн которого по-прежнему складированы в Павлограде.

Собственно, уничтожение МБР SS-24 началось еще в 1998 году в соответствии с принятой в Украине «Комплексной программой поэтапного сокращения и ликвидации стратегического вооружения». Согласно этой программе, под которую правительство США выделило 25 млн. долларов, ракеты поступали на Павлоградский механический завод (ПМЗ) и там разбирались на ступени. Одна из них – с жидким топливом (гептилом) – отправлялась на днепропетровский «Южмаш», остальные, как уже сказано выше, на ПО «ПХЗ» для хранения и последующей утилизации. Сейчас на химзаводе хранятся 87 ступеней от 29 ракет. Завершить все работы планировалось к 2007-му году. Как выяснилось, там и «конь не валялся».

Между тем в результате многочисленных экспериментов специалисты завода пришли к выводу: для Украины наиболее приемлемым методом утилизации является гидроразмыв топлива с дальнейшим его использованием в качестве компонента промышленных взрывчатых веществ (ВВ). Эксперты подчеркивали, что такая технология «с высокой степенью технической и экологической безопасности позволяет возвратить часть материальных ценностей в народное хозяйство», «стимулировать развитие ряда отраслей промышленности Украины», «открывает большие перспективы для развития завода».

В самом деле, разработанная специалистами Павлоградского химзавода технология позволяет за 2 года превратить пять тысяч тонн топлива от SS-24 в 30 тыс. тонн водонаполненных взрывчатых веществ (при общей потребности Украины в 100 тыс. тонн взрывчатки в год). Причем, полученная водонаполненная взрывчатка намного экономичнее, и при детонировании дает на порядок меньше вредных выбросов в атмосферу, чем обычная тротиловая.

Но проблема состояла в том, что Украина не обладала технологией гидроразмыва ракетного топлива, а Соединенным Штатам отнюдь не хотелось ею делиться. Поскольку она имеет двойное назначение. Два раза госдепартамент США задерживал реализацию программы по SS-24, не давая разрешения на передачу нашей стране этой чувствительной технологии. Но в конце концов правительство США все же согласилось с тем, что топливо из украинских ракет будет извлекаться с помощью технологии гидроразмыва, разработанной американской компанией «Тайокол».

И здесь самое время задуматься над тем, а ради чего собственно Соединенные Штаты пошли на такие «жертвы», зачем тратят колоссальные суммы на «стимулирование развития ряда отраслей промышленности Украины», «повышают культуру» нашего производства и делятся своими чувствительными ноу-хау, «открывающими большие перспективы» для развития украинского оборонного завода?

Понятно, что все это делается отнюдь не из альтруистических побуждений или какой-то особенной любви к Украине. Как в один голос утверждают отечественные специалисты, в ходе названной программы ликвидируется класс ракет, который еще не создан в США и еще лет 20 создан не будет (к моменту своего распада СССР по рецептурам создания ракетного топлива опережал США на тридцать лет).

Даже неспециалисту понятно: для создания аналогов таких ракет американцам понадобились бы миллиарды долларов, на их же уничтожение в постсоветских государствах потребуются лишь миллионы. Кроме того, в ходе уничтожения шахт и самих ракет американская сторона получила доступ к большому массиву информации по инфраструктуре и функционированию этого класса вооружений.

Всех, кому должен, прощаю!

Контракты и финансирование на строительство объекта ликвидации топлива (ОЛТ) в Павлограде еще в июне 2000 г. получил от Агентства по уменьшению угрозы министерства обороны США интегрирующий подрядчик от американской стороны – «Вашингтон групп Интернешнл».

В свою очередь, эта компания уже в Украине нашла субподрядчиков для выполнения тех или иных работ. Изначально контракт на создание ОЛТ был заключен с Павлоградским химзаводом. И первые несколько месяцев совместной работы специалистов ПХЗ и американских менеджеров прошли без сучка и задоринки.

Проблемы начались в конце 2000 года, когда Агентство перевело своих менеджеров-инженеров на российский проект, а в Украину руководить проектом назначило военно-морских офицеров, не обладающих, по мнению украинских экспертов, необходимой инженерной квалификацией. Уже в середине января 2001 года работы по созданию ОЛТ были остановлены американской стороной, а Павлоградский химзавод отстранен от проекта.

Американцы говорили, будто «основной причиной всех возникающих недоразумений являются нереалистичные требования» украинской стороны, требующей слишком много денег на создание ОЛТ и неоправданно высокой оплаты труда для своих специалистов.

Украинской же стороне сложившаяся ситуация виделась несколько иначе. По мнению многих отечественных экспертов, американцы изначально были заинтересованы лишь в быстром проведении работ по извлечению ракет из шахт, их разборке и ликвидации инфраструктуры.

Что же касается расценок, «принятых в Украине», и «нереалистичности» украинских запросов, то в качестве контраргумента руководство химзавода приводило следующие данные. Например, труд шахтеров Павлоградского региона, чья работа по вредности и опасности сопоставима с работой специалистов ПХЗ, задействованных в проекте ликвидации топлива, оплачивался в начале 21-го века в размере от 700 до 3.000 гривен в месяц. Американцы же платили сотрудникам химзавода от 400 до 900 гривен. А вот украинцы, работавшие в рамках того же проекта, но в американской компании, получали за свой труд $400-600.

…4 марта 2003 года в «Вашингтон пост» была опубликована чрезвычайно критическая статья главы парламентского комитета по вопросам вооруженных сил, контролирующего финансирование американского минобороны, республиканца Дункана Хантера. Конгрессмен в пух и прах разнес два крайне неудачных проекта в России, также финансируемых американцами и, к несчастью для Украины, также касавшихся ликвидации ракетного топлива.

На оба проекта американцами было выделено более 200 млн. долл. Однако построенный в рамках одного из них завод в Красноярске по ликвидации жидкого ракетного топлива не работает и вряд ли заработает когда-либо, поскольку к моменту его запуска у россиян не оказалось… ликвидируемого топлива. Гептил был использован в коммерческих целях. Что же касается второго проекта – по ликвидации твердого ракетного топлива, – то предлагаемая американской компанией «Локхид Мартин» технология сжигания в закрытом объеме (с частичной очисткой) не прошла проверки на предмет соответствия российскому экологическому законодательству и была в штыки принята местным населением, проводившим акции протеста на протяжении нескольких последних лет.

После этой публикации Пентагон «испытывал сильный стресс». Для Украины это имело следующие последствия: приостановка, а потом и прекращение финансирования Программы утилизации ТРТ.

Откровенно говоря, для Украины одна из проблем заключается в специфичности географических познаний многих влиятельных американских политиков и чиновников, для которых вся территория СНГ представляет собой единое политико-географическое пространство. И проблемы, возникающие у американцев в одном из постсоветских государств, зачастую экстраполируются на остальные.

И было бы смешно, если бы не было так грустно: в то время как финансирование нескольких проектов в Украине было прекращено, финансирование провальных проектов в России, так возмутивших американский Конгресс, продолжается.

Сжечь нельзя утилизировать!

В свое время, рассказывая о том, почему в России американцы решили применять метод сжигания топлива в закрытом объеме, российская пресса упоминала о неких «субъективных факторах», а именно: о «конкретных интересах участников данного процесса с американской стороны, причем как на государственном уровне, так и на уровне привлекаемых к соответствующим работам компаний».

А некоторые источники даже предполагали наличие акций компании, осуществлявшей проект в России, у кое-кого из кураторов этого проекта. После таких сообщений можно предположить: в этом одна из причин того, что в России финансирование не остановлено, а для отчета перед разгневанным Конгрессом и возмущенными налогоплательщиками было произведено «обрезание» проектов в Украине.

Кстати, одной из причин прекращения финансирования проекта ликвидации твердого ракетного топлива на Павлоградском химзаводе американской стороной было названо превышение в 2 раза бюджета на создание пилотной установки и проведение работ на ней (было выделено 12 млн. долл., а к марту 2003 г., как утверждают американцы, ими было потрачено 24 млн. долл.).

По некоторым данным, в свое время американские менеджеры убедили Пентагон в том, что такое превышение бюджета «обосновано и объективно обусловлено». Когда же после прекращения финансирования украинская сторона услышала претензии по поводу перерасхода средств, то Межведомственная рабочая группа при СНБОУ, контролирующая и координирующая процесс ликвидации ТРТ с украинской стороны, решила проверить, сколько же было потрачено денег на проект.

Подняв необходимые документы по всем контрактам, выполненным украинскими подрядчиками, сложив их стоимость и приплюсовав указанную в таможенных документах стоимость ввезенного американским подрядчиком на территорию Украины оборудования для пилотной установки, получили в результате меньше 10 млн. долл.

Эта цифра была доведена до сведения приезжавших летом прошлого года чиновников Пентагона. Рассказывают, что один из них, не сдержавшись, ужаснулся: не дай бог, это попадет в Конгресс! Хотя, наверное, в свете всех вышеописанных событий Конгресс наверняка бы заинтересовался, а на что же были потрачены интегрирующим американским подрядчиком остальные 14 млн. долл.?

По большому счету, и гидроразмыв, и сжигание, и взрывание ТРТ экологическую обстановку только ухудшат, ибо известных безопасных методов утилизации ТРТ не существует.

Почему-то тщательно замалчивается, что с начала использования гидроразмыва в США и России произошло три взрыва зарядов!

Хлор никуда не девается при гидроразмыве и переработке ТРТ во взрывчатку, а входит в состав любого нового «экологически чистого» промышленного ВВ. Понятно, что после каждого взрыва несколько тонн хлора в виде соляной кислоты будут попадать сразу в атмосферу либо, будучи адсорбированными рудой, – вместе с рудой и породой на агломерационные фабрики и далее на металлургические заводы, откуда опять же обязательно попадут в атмосферу.

А если взрывать или сжигать ТРТ, то получим диоксины. Короче, «экологически чистые» ВВ, созданные на основе ТРТ, явно не улучшат экологию криворожского и других регионов, где расположены ГОКи.

Сегодня американцы советуют нам провести консультации и ознакомиться с опытом россиян по сжиганию ТРТ. Хотя одним из двух, до сих пор не реализованных проектов ликвидации ракетного топлива в России как раз и является проект его сжигания, который не прошел полную проверку на соответствие российскому законодательству, а посему местное население – против.

Поэтому вызывает сомнение целесообразность закупки и установки в Павлоградском густонаселенном районе спецпечи, изготовленной в России, но почему-то россиянами не используемой. Собственно, почему спецпечь так усердно лоббируют павлоградские защитники экологии?

Как утверждает бывший мэр Павлограда, отработавший на ПХЗ более 14 лет руководитель инициативной группы по недопущению техногенной катастрофы в павлоградском регионе Виктор Романюк, всего за 60-70 млн. гривен и за один год все 5 тысяч тонн ТРТ можно сжечь безо всякого вреда для окружающей среды. И не надо тратить 715 млн. гривен на утилизацию ТРТ гидроразмывом и получение взрывчатки стоимостью 80 млн. гривен.

Более предметные ответы на этот и другие вопросы, надо полагать, можно будет получить 11 марта на общественных слушаниях в Павлограде, на которые приглашены ведущие российские и украинские специалисты, включая ответственных чиновников из профильных министерств Украины.

А пока на территории павлоградского механического завода на расстоянии прямой видимости от хранилищ ТРТ безо всякой защиты лежат снаряды, мины, бомбы и прочий тротиловый «эквивалент», ожидающий очереди на утилизацию.

Сергей Аров

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: