Извращенная любовь к красоте

16 березня 2007 о 08:54 - 1052

Из года в год, в конце зимы — начале весны начинается массовая торговля краснокнижными первоцветами. СМИ систематически поднимают эту проблему, и казалось бы, ничего нового по этому поводу не сказать. Но и промолчать тоже нельзя. Иначе с таким же «успехом» можно прекратить упоминать о вреде курения, наркомании или каких-либо других негативных общественных явлениях. Кроме того, данная проблема на самом простом примере показывает общее моральное состояние нашего общества.

В самом центре, на пр. Карла Маркса стоит женщина лет 55-60 и торгует подснежниками. На вид нормально одетая, улыбается, одним словом, производит весьма пристойное впечатление. Подхожу, спрашиваю: в какую цену цветочки? Оказывается, совсем недорого. Букетик стоит всего-навсего 2 грн. Интересуюсь, откуда товар. Ответ ­- из Крыма. Наконец, спрашиваю: известно ли ей о том, что торговля такими цветами запрещена? Ответ: «Знаю, конечно. Но у нас в стране много чего запрещено, а люди делают своё и никто на это внимания не обращает». К сожалению, так мыслит очень много наших соотечественников.

На первый взгляд, проблема кажется безобидной и малозначительной, но если проанализировать это явление чуть глубже, то выходит, что всё не так-то просто. Конечно, некоторые наши сограждане покупаются на пожилых старушек, которые торгуют подобным товаром и не столько хотят цветов, сколько пытаются выручить пенсионерок. Но следует заметить, что пособничество браконьерству не может служить оправданием в таком деле. Лучше бы бабушки эти носками торговали или просто просили милостыню, а не помогали добивать нашу природу. К тому же не только бабушки торгуют цветочками, да и сам этот бизнес чётко отлажен. Одни рвут, вторые оптом переправляют, третьи продают. Причём те, кто продают в розницу, зарабатывает на этом меньше других участников цветочной мафии.

Касательно тех, кто занимается этим делом по-крупному, сказать особо нечего — излечить моральное уродство таких двуногих человекоподобных, наверное, уже невозможно. Удивляет, как некоторые из них ещё пытаются оправдаться, дескать, вреда они не наносят, так как первоцветы размножаются луковицами. Что можно сказать по этому поводу? Наглая ложь и примитивное невежество. Одно лишь вегетативное размножение (луковицами, клубнями, отводками и т.п.) рано или поздно приводит к вырождению. Любой дачник знает, что если один сорт картофеля постоянно выращивать на одном и том же месте с помощью клубней, то рано или поздно этот сорт придётся выбраковывать. Отсутствие переопыления не позволяет обмениваться генетической информацией и ведёт к генетическому однообразию, которое плавно перетекает в вымирание. Популяция не получает, образно выражаясь, свежей генетической крови, когда основную её массу начинают составлять одинаковые особи или, как это принято сейчас называть, клоны. Это даже чем-то отдалённо напоминает инцест у людей.  

Но больше всего обидно за тех, кто покупает дикие первоцветы, которые через пару дней окажутся в мусорном баке. Немало этому способствует всё больше набирающий обороты культ потребления, под влиянием которого у нас появляется всё больше и больше новых праздников непонятного происхождения, чтобы был очередной повод выкачать из наших карманов деньги на какой-нибудь ненужный нам товар. (В последние годы у нас получил распространение так называемый праздник так называемого Святого Валентина, который почему-то ни православные, ни католики на самом деле в феврале не празднуют). Конечно, в первую очередь на подснежники, пролески и т.д. ведутся молодые люди, те же студенты. Цена этих цветов настолько приемлема, что по карману даже самому бедному студенту, который не может позволить себе раскошелиться на розы для любимой девушки. Девушки, в свою очередь, с восторгом принимают первые дикие живые цветы после такой долгой и серой зимы. На первый взгляд, всё так романтично. Но на самом деле — трагично. Во-первых, покупка цветов ещё больше стимулирует браконьеров, так как всё более высокий спрос на них порождает всё большее предложение, а значит, природе будет наноситься ещё больший вред. Во-вторых, основная масса людей осведомлена, что уничтожение этих цветов — вред природе и преступление. И если человек, зная об этом, всё равно покупает цветы, то можно сказать, что уровень желания обладать этими цветами и удовлетворить сиюминутную прихоть у покупателя выше, чем уровень совести и законопослушания. А отсюда начинают «расти ноги» и у ряда других негативных социальных явлений. Вчера браконьеров выручил и цветы купил, сегодня ворованный мобильный телефон приобрёл, а завтра можно уже и самому на большую дорогу выходить. К сожалению, уверенность многих наших соотечественников в том, что порядка в этой стране не было, нет и не будет, приводит к тому, что начинается массовая деградация сознательности и совести. Такие граждане в какой-то момент решают для себя, что совесть и сознательность в нынешних реалиях просто мешают им жить.

Увы, для борьбы с этим явлением у нас почти ничего не делается. Конечно, бегать по лесам и горам за теми, кто рвёт цветы — такое же малоперспективное занятие, как и борьба с незаконной вырубкой ёлок под Новый год. Поэтому основной акцент борьбы необходимо переносить на тех, кто продаёт. Однако правоохранительные органы не считают эту проблему серьёзной, а поэтому ей и не занимаются, хотя факт нарушения налицо. Но дело даже не в милиции. Нет никакой элементарной пропаганды по этой проблеме со стороны местных властей. Беда эта просто игнорируется. В принципе, данную проблему достаточно легко могли бы решить общественные экологические организации. Но в нашем законодательстве никто, в том числе и представители общественных экологических организаций, не имеет права за­держивать и наказывать экологических право­нарушителей без присутствия правоохранительных органов. С одной стороны, оно как бы и понятно — в общественные организации могут попасть люди, которые не штрафы браконьерам будут выписывать, а мзду с них брать. С другой стороны — проблема вообще никак не решается. Было бы неплохо, если бы общественные организации имели право пусть не штрафовать, но хотя бы просто препятствовать этой торговле и конфисковывать товар. А то при нынешнем законодательстве получается несколько парадоксальная ситуация. Представьте, что вы идёте по улице, на вас средь бела дня нападают грабители, а поспешивших вам на помощь прохожих преступники  останавливают одной лишь фразой: «Если вы, уважаемые прохожие, не милиционеры, то не имеете права нам мешать грабить этого порядочного гражданина».

Конечно, уровень экологического сознания, равно как и развития гражданского общества, у нас не очень высок. Отсюда — не всегда высокое доверие и к экологическим организациям, и к экологическим партиям. Вспоминаю, как год назад, в период предвыборной кампании, напротив палатки одной очень известной экологической партии шла бойкая торговля подснежниками и другими первоцветами. А экологические активисты, вместо того чтобы принять какие-то меры против данного факта, пусть даже чисто информационно-пропагандистские, массово раздавали прохожим буклеты о том, какая партия обязательно позаботиться о нашем с вами экологическом будущем.

Поэтому остаётся взывать к сознательности и совести тех людей, которые по-настоящему любят живую природу. Нужно не только не покупать краснокнижные дикие цветы, необходимо также объяснять всем своим знакомым, а по возможности и незнакомым, что не следует помогать тем, кто наживается на уничтожении нашей природы, которая и так дышит на ладан. И данная проблема не ограничивается только февралём-мартом. Она будет длиться вплоть до середины мая, когда на смену подснежникам и пролескам браконьеры начнут со слащавыми улыбочками предлагать нам сон-траву, ландыш, белоцветник весенний и другие исчезающие виды растений. Не забывайте, что каждый организм в природе выполняет свою функцию и исчезновение этих видов будет не просто эстетической неприятностью, а непосредственным нарушением экологического баланса.  

Алексей Бурковский

Поділитися: