Ценный сотрудник или канун Нового года

16 грудня 2015 о 14:56 - 3191

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Ценный сотрудник или канун Нового года

– Вот объясните мне, чем вы думали?

Иван потупился. Клаус вздохнул, потеребил пальцами усы.

– Нет, я примерно представляю, чем, – сказал Клаус. – Но всему же есть предел. Вот это, – Клаус ткнул пальцем в сторону Венеры, – вот это уже чересчур.

Венера хихикнула, Иван бросил на нее быстрый взгляд и зарделся.

– Хватит пялиться! – рявкнул на него Клаус, затем обернулся к Венере. – А ты накинь на себя что-нибудь!

Венера проигнорировала его слова. Она ласково улыбалась большому пальцу ноги, которым рисовала что-то на пыльном полу, и тихонько напевала под нос. 

– Иван, давайте выйдем в коридор, – вздохнул Клаус. – Тут с вами говорить не получается.

Иван позволил увести себя в коридор, в курилку, под большой красный знак «No smoking». Там Клаус приобнял его за плечи и начал внушать.

– Я все понимаю, вы, Иван, сотрудник молодой, неопытный. Вам многое у нас еще в новинку…

– Да что вы, Клаус! – попытался протестовать Иван. – У меня восемь лет стажа…

– Нет, Иван, у вас месяц испытательного срока, – вежливо, но твердо возразил Клаус. – А еще у вас два неснятых наговора и голая девица в офисе. Я вам вот что скажу. Забудьте вы про свой стаж. Здесь никому дела нет, где и сколько вы проработали, вы теперь наш. Испытательный срок, это конечно… – Клаус неопределенно взмахнул рукой. – Мы вас все равно берем на постоянную работу, потому что работник вы ценный. Ценный вы работник, Иван, понимаете? 

Иван понимал.

– Но неорганизованный. Неорганизованный. Вас, Иван, еще организовывать и организовывать. Вас, Иван, надо, как амебу, надо путем деления… Вы улавливаете?

Иван мычанием дал понять, что, несмотря на определенные трудности, в целом, да, он улавливает.

– Ну вот. Значит, вы понимаете, что как руководитель отдела, я буду просто вынужден…

– Но, Клаус, я же как лучше…

– Ни-ни-ни! – поспешно покачал головой Клаус. Густая белая борода смешно замоталась из стороны в сторону. – Даже не говорите мне ничего. Вы же знаете, где у нас дороги мостят добрыми намерениями. Вы же в командировку у нас ездили в прошлом месяце, стало быть, видели. Вы хотите как лучше, а я потом получаю наговор от начальства. Вы хотите как лучше, а я… Кто оленей летать учил? А-а, вот то-то. Хорошо еще, не коров.

Иван умоляюще смотрел на пожарный гидрант, торчащий из стены, словно ожидал от него помощи. Гидрант безмолвствовал.

– А я потом полдня на этой треклятой крыше с лопатой… – Клаус достал из кармана красной форменной куртки пачку сигарет. – Спички есть?

Иван протянул ему зажигалку. Клаус затянулся.

– Раньше трубку курил, а теперь вот… Времени на трубку нет. Трубка – ритуал, Иван. Трубка времени требует. Трубка – она как женщина. С ней надо… – Клаус свободной рукой показал в воздухе, как надо с трубкой. Иван понимающе покивал.

– Клаус, я не хотел вас подводить.

– Ее еще кто-нибудь видел, кроме меня?

– Вроде бы, нет…

– Вроде бы, или точно нет?

– Вроде бы, точно…

Клаус вздохнул. На меховую оторочку куртки упал пепел с сигареты, и Клаус брезгливо стряхнул его рукой.

– Постирать бы, да некогда все… Эх, Иван, знали бы вы, куда работать шли. Тут же ведь такое… Вам и не снилось, – Клаус помолчал. – Только бы шеф не узнал… Откуда вы ее взяли?

– Сделал, – пожал плечами Иван.

Клаус покачал головой.

– Куда катится мир, – пробормотал он. 

Иван покраснел.

– Я так понимаю, центрифуга и ускоритель? – спросил Клаус. – И белковый концентрат?

Иван кивнул, не поднимая глаз от пола. 

– Я немного совсем взял. Для эксперимента…

– Да мне, Иван, концентрата не жаль, его, слава богу, полный котел. Хоть ешьте его. Я понять не могу, зачем она вам. 

– Скучно вчера было, – сказал Иван. – Вот, для эксперимента…

– Для эксперимента, – кивнул Клаус. – Живого человека сделали. Угу. Симпатично, кстати, получилось – отдаю должное. А теперь ее куда? Жениться будете, или обратно, в котел ее?..

Ивану было стыдно. 

В курилку ввалились четверо русых, полненьких, красногубых вурдалаков, на ходу прикуривая сигареты из портсигара и распространяя резкий запах бензиновой зажигалкой «Зиппо». Они были уже слегка навеселе и один из них рассказывал похабный анекдот. Клаус затушил окурок и бросил его в банку из-под кофе.

– Ладно, пойдемте, посмотрим еще раз на вашу Венеру.

По дороге к офису он давал Ивану указания.

– Никому ни слова, смотрите мне! Чтоб ни одна живая душа… Здравствуйте, Леночка, как дела? …Ни одна живая душа! И мертвая тоже. Чтоб никто ни сном, ни духом. Увидят – говорите, что я секретаршу принял… Шагайте потише, Иван. С моим-то весом, да в мои годы… Или нет, вот что, секретаршу не надо. Говорите, что стажерка. На производственную практику.

Иван с готовностью кивал. 

– А еще знаете что? Следите, чтоб инкубы не узнали. Пронюхают… – Клаус махнул рукой. – Сами знаете. Хана.

Клаус остановился перед дверьми офиса.

– Открывайте!

– Сим-сим, откройся! – гаркнул Иван на дверь. Дверь распахнулась. Клаус вошел первым.

Венера стояла у открытого окна и радовалась скупому зимнему солнцу. Сквозняк надувал тонкие тюлевые занавески парусами и ворошил светлые Венерины волосы. Несколько снежинок запутались в волосах. Венера негромко смеялась и повизгивала, протягивая руки в окно. Ее грудь и лицо раскраснелись на морозе. Снизу доносились громкие и одобрительные мужские голоса. 

Клаус закрыл лицо руками.

– Уберите ее оттуда, – тихо попросил он Ивана. – Простудится, дура.

Иван поспешил оттащить Венеру от окна и захлопнул его. Внизу раздались крики протеста. Венера тоже было завозмущалась, недовольно скривила пунцовые губки, топнула босой пяткой по полу, но Иван утащил ее в угол и усадил в кресло. Клаус стянул с себя свою необъятную красную куртку и подал Ивану.

– Накройте. Пусть погреется, дуреха.

Иван укрыл Венеру, старательно подоткнув куртку ей за спину и особенно снизу. Вся Венера под курткой не помещалась, точеные мраморные ножки торчали наружу. Оторочка куртки заворожила Венеру, и она, выпростав из-под куртки пальцы обеих рук, перебирала мех, что-то чирикая себе под нос.

– А ей красное идет, – заметил Клаус. Иван молча согласился.

В дверь постучали.

– Открывайте, – сдавленно сказал Клаус. – Чего уж теперь.

Иван открыл. 

– Здрасьте…

– Что тут у вас? – спросил шеф, переступая через порог. Иван часто заморгал. Клаус сглотнул слюну.

– Да вот, – смущенно выдавил он, стараясь не глядеть на начальство. – Эксперимент ставим. Девка, это… Морозоустойчивая. Актуально… Отошли покурить, а она окно умудрилась открыть, дуреха. Там мужики, вот она и полезла смотреть.

Шеф пристально разглядывал Венеру. Потом оглянулся на Клауса.

– Шапочку дай.

Клаус побледнел, снял красную форменную шапочку и протянул шефу. Тот подошел к Венере и надел шапочку ей на голову. Венера взвизгнула от удовольствия.

– Великовата, конечно, ну, ничего, подберете… А так хорошо, ей красный идет…

Клаус выдохнул.

– Стараемся!

– Ты, Клаус, вот чего, – шеф положил Клаусу руку на плечо. – Это все хорошо, конечно, но ты о главном не забывай. Через три часа выезд у тебя. Не забыл?

– Да как можно!..

– Ну и хорошо.

У двери шеф обернулся, сказал:

– А дивчина ничего. Снежная королева, прямо. Решил, значит, штат расширять своими силами?

Клаус вяло улыбнулся.

– Вы ей имя какое-нибудь придумайте красивое… Белоснежка, там, что ли… 

– Венера! – вставил Иван.

– Венера? Да нет, какая же она Венера, – улыбнулся шеф. – Белоснежка. Или Снежная королева?

– Снежная дурочка, – пробурчал Клаус.

– А? Как? Снегурочка? – шеф наклонил голову набок и близоруко сощурился, глядя на девицу. – А что, знаете, мне нравится.

Клаус промолчал. Иван запустил пятерню в волосы и скреб там ею.

– А знаешь что, Клаус? – спросил шеф и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Бери-ка ее с собой на выезд. Помогать будет. Опять же, симпатичная, людям понравится. Престиж поднимем. А?

Клаус задумался.

– Найдите ей что-нибудь форменное, по размеру, и это…

Клаус кивнул.

– Ну, ни пуха! – и шеф вышел.

Клаус посмотрел на Ивана.

– Снегурочка, – сказал он. – Ну, вот что, Иван, дуй на склад, ищи форму ей.

 К утру сани вернулись. Клаус выбрался из них и швырнул пустой мешок встречавшему его Ивану. 

– Держи, студент!

Следом за Клаусом из саней выпорхнула Снегурочка с горящими глазками, двумя смешно торчащими из-под шапки косичками и красным личиком, чмокнула на ходу Ивана в щеку и побежала в здание. Клаус хлопнул Ивана по плечу.

– Порядок, Иван. Распрягай.

Вместе они распрягли оленей и отвели их, усталых и покрытых с ног до головы снежной пылью, в стойла, где их ожидали кормушки с сеном.

– Воды не давай, – предупредил Ивана Клаус. – Позже дадим, а то простынут.

Потом они закатили сани в сарай, расправили теплый полог из медвежьей шкуры, чтобы просыхал. 

– Сядем, – махнул рукой Клаус и первым уселся в сани, на широкую скамью, достал из внутреннего кармана куртки металлическую фляжку и пару миниатюрных стопок. Они разлили по стопкам коньяк, чокнулись, Клаус закурил.

– Ну?.. – робко спросил Иван.

Клаус не торопился с ответом. Он сделал несколько глубоких затяжек, смакуя сигаретный дым, словно сладкий ликер, пустил несколько дымных колечек, и только потом ответил:

– Неплохо, Иван. Неплохо.

Он еще немного помолчал, выпустил еще колечко и добавил:

– Не то, чтобы сильно по работе помогла… Нет, не скажу. Хреновая помощница, если честно. Но морально… Пятьсот километров по тундре ехать, это вам не шутка – скука смертная. А тут эта дурешка – болтает себе, о погоде, об оленях, о том, о сем… 

Он хлопнул Ивана по плечу.

– В общем, молодец.

Иван покраснел. Клаус сосредоточился на сигарете и на несколько минут воцарилось молчание. Потом Клаус сказал:

– Я вот еще чего подумал, пока ехал. Я эти пятьсот километров за восемь часов проезжаю. Так? Быстрее ехать – выигрыш в скорости невелик, а олени умотаются. А вот если бы по воздуху лететь…

Иван улыбнулся.

– Значит, чтоб летали?..

– Чтоб летали, – усмехнулся Клаус. – Теперь – официально. Задание тебе такое. Чтоб летали.

– Будут летать! – подскочил Иван. 

– Не спеши, – махнул рукой Клаус. – До следующего года успеешь. Сейчас тебе вот о чем надо подумать. Слушай концепцию.

Он глубоко затянулся, огладил бороду и принялся излагать Ивану концепцию. Иван слушал, раскрыв рот.

– Справишься? – спросил его Клаус.

Иван поглядел в пустую стопку, немного помолчал. Клаус понял его молчание по-своему, плеснул коньяку сначала Ивану, потом себе.

– Надеюсь, – неуверенно сказал Иван.

– Справишься, – отмахнулся Клаус. – Над имиджем только поработаем. Тебе бы бородку отрастить, чтобы посолиднее выглядеть. А девчонку, знаешь, бери с собой. Я-то привычный, а вот тебе помощь пригодится. Идет?

Иван криво улыбнулся.

– Значит, так и договоримся, – весело сказал Клаус. – Рождество мое, Новый год – твой. Давай, по маленькой!

– С праздником, – кивнул Иван.

– С праздником, – отозвался Клаус. 

Они чокнулись и выпили. Потом они еще долго сидели в санях, прикрыв ноги медвежьим пологом, пока не допили всю фляжку, и Клаус, с каждой стопкой все больше краснея, рассказывал Ивану о том, как встречали Новый год в прежние времена. 

А в офисе у открытого окна второго этажа танцевала Снегурочка. Снежинки залетали в окно, кружились вместе с ней в танце, падали на ее плечи и шапочку с белой меховой оторочкой, а она улыбалась и напевала что-то себе под нос. Она была счастлива.

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: