Об особенностях донбасского менталитета

19 січня 2007 о 08:50 - 4548

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


2006 год, нравится это кому-то или нет, был годом Партии регионов. Именно эта сила показала, что способна чего-то достигать не только в тепличных условиях, как это было при президенте Кучме, но и в условиях относительно честной политической борьбы, что и продемонстрировали выборы в марте. Нынешние лидеры формировали свой менталитет в определённой общественно-бытовой среде. Так как родиной Партии регионов является Донбасс, то хотелось бы проанализировать менталитет людей, которые в нынешнем политикуме играют первую скрипку.

 

 

Для всех промышленных регионов, будь то Донбасс, Рур или Северный Уэльс, характерен ряд схожих черт при формировании менталитета людей, занятых в тяжёлой и опасной профессии. Однако у каждого из них есть и строго свои, местные особенности, связанные с национальными и историческими факторами. Для многих жителей Донбасса также свойственно определённое мышление, в котором можно найти как ряд позитивных черт, так и далеко не самых лучших стереотипов.

Тяжёлый и опасный труд заставляет многих людей быть немного философами и фаталистами. Иначе в шахте работать невозможно. Как говорят многие горняки, те деньги, которые они получают, нужно платить только за то, что они спускаются в забой. И западные специалисты, посещая шахты Донбасса, полностью с этим согласны. Так как в таких тяжёлых условиях работали разве что негры в ЮАР, да и то во времена политики апартеида. Поэтому дух шахтёрского товарищества, профессиональной принадлежности и землячества здесь всё ещё силён, несмотря на произошедшие за последние годы изменения в общественном сознании, в котором черты западного индивидуализма начинают доминировать над советским коллективизмом.

По сравнению с Западными регионами нашей страны, здесь намного меньше тех, кто уехал на заработки за границу. На заработки выезжают либо люди из сельской местности, а здесь процент сельских жителей самый низкий в Украине, либо жители небольших депрессивных городов. В последнее время едут не столько в Россию, сколько в Испанию, Португалию и Грецию. Тем не менее, подавляющее большинство работает на местных предприятиях и это даёт право жителю Донбасса говорить, что он любит Родину не на словах, а на деле.

Донбасс – один из немногих регионов Украины, где простой рабочий честным трудом за год-два может заработать деньги на покупку нового автомобиля, в том числе иномарки. Обычно это коммерческие шахты или коммерческие участки, зарплата на которых может доходить до 5 тыс. гривен в месяц, а то и выше. В связи с меньшим размахом заробитчанства, в Донбассе сформировалась мысль, что именно жители этого региона содержат страну, формируют бюджет и пенсионный фонд, которые потом распределяются на всё государство. Отчасти эта мысль имеет обоснование, но и горная промышленность не способна функционировать без дотаций из центрального госбюджета. Тут всегда умели работать, не жалея здоровья, сил и времени, забывая о себе и своей семье. Но, наверное, здесь, как ни в одном другом регионе страны, наиболее распространено пристрастие к выпивке среди мужской части населения. Пожалуй, поэтому весьма распространено явление, когда финансами в семье рас­поряжаются женщины. Такой позитив как умение зарабатывать деньги часто нивелируется неумением ими распорядиться как на бытовом, так и на руководящем уровне. Поэтому более богатые районы Востока Украины внешне иногда выглядят хуже, чем бедные Западные.   

Донбасс – наиболее урбанизированный регион страны. А там, где высокий уровень урбанизации, там и высокая национальная пестрота. Это также является причиной сильно развитого регионального, а не национального патриотизма. По одним только фамилиям таких известных представителей элиты Донбасса, как Ахметов, Азаров, Сафиулин, Байсаров можно сделать вывод, что к украинской национальной идее они имеют весьма отдалённое отношение. В шутку жители Донбасса славянского происхождения часто называют свою элиту татарским игом. Уже только потому, что представители руководства из Партии регионов родились и выросли в городах, их ментальность значительно отличается от той, что у когорты руководителей, являющихся выходцами из аграрных районов. В том числе и от ментальности всех трёх президентов независимой Украины, которые имеют сельское происхождение. Городская среда всегда более агрессивна, чем сельская, а отсюда и растут все вытекающие последствия.   

С советских времён осталось много старых черт в мышлении населения. Например, очень большой процент граждан с симпатией относятся к руководителям, которые сами воровали, но и людям давали. Именно из этого постулата родился весьма опасный девиз: «Да, это бандиты. Но это наши бандиты!». Недавно мне рассказали историю, как одного начальника склада лесоматериалов уволил вышестоящий руководитель за то, что тот законно требовал накладные с друзей своего руководителя, которые хотели отовариться нелегально. Уволенный подвергался насмешкам, как со стороны верхов, так и со стороны низов, за неумение находить с людьми общий язык. За годы советской власти здесь особо резко выработалась определённая мораль во всех слоях общества, согласно которой, воровать у государства или предприятия не грешно. К коррупции здесь всегда относились наиболее либерально. В советское время это называлось более простым словом – блат. «Без блата» нельзя было достать «на халяву» стройматериалы, купить левый больничный или отмазать сына-хулигана от тюрьмы. Всё это, как известно, не только сохранилось, но и усилилось. Поэтому под понятием стабильности люди здесь обычно рассматривают только один показатель и никакой другой – высокий уровень заработка и пенсий. Мало кого волнует, что заработанные тяжёлым трудом деньги приходится раздавать на взятки чиновникам, врачам, гаишникам, преподавателям и т.д. Мало кого волнует, что пьяный водитель дорогого автомобиля, который сбивает простого человека, не понесёт наказания. Здесь к этому относятся, как к судьбе, как к закону джунглей – кто сильнее, тот и прав. «Так было, так есть и так будет», – абсолютно спокойно сказал мне один ярый сторонник Партии регионов пенсионного возраста (мой очень близкий родственник, кстати).

Преступность здесь всегда была высокой. Даже, казалось бы, в благополучное советское время такое явление как массовые драки между кварталами городов часто приводило к человеческим жертвам. Как это ни странно, но сейчас подобное явление кануло в лету, как из-за резкого расслоения общества, так и по причине всё той же пришедшей к нам идеологии индивидуализма. В этом, кстати, кроется один очень интересный парадокс, на который журналисты и аналитики почему-то мало обращали внимание. В период Помаранчевой революции сторонники Ющенко, в подавляющем своём большинстве, ехали в Киев и жили там за свой счёт, отстаивая свою идею. Сторонники же Януковича привозились в Киев на спецпоездах с неплохой оплатой их пребывания в столице. Нельзя сказать, что сторонники второго не относились к своему лидеру с симпатией и ехали только ради денег. Но, в то же время, лично я не знаю ни одного представителя бело-синих, который бы поехал в Киев за свой счёт из идейных соображений. О чём это говорит? Это говорит о том, что представители бело-синего лагеря, будь то низы или верхи, психологически не воспринимают идею того, что что-то можно делать абсолютно бесплатно. Для жителя Донбасса такая черта национального характера как «Моя хата с краю» – одна из наиболее присущих и противоречит как восточно-славянскому, читай российскому, коллективизму, так и западному индивидуализму, где объединяются в коллективы, чтобы отстаивать свои индивидуальные права. Правда, на это можно посмотреть и с другой колокольни. Например, лидеры бело-синих не могли оставить своих сторонников без материального обеспечения и награды за политическую поддержку из самых гуманных соображений – чтобы не бросать их на произвол судьбы. Я не иронизирую. Потому что вспоминаю фразу одного журналиста, который сказал, что Президент Ющенко, открывая памятник героям Крут, очень много и долго говорил о подвиге студентов, но ни слова не сказал о политических импотентах и балаболах, которые послали на убой кучку неподготовленных хлопцев.    

Донбасс – это бывший красный электоральный пояс Украины. То, что основная масса избирателей Компартии Украины вымерла – преувеличение. Просто большая их часть переключилась на Партию регионов. Соответственно, и способы руководства здесь ещё те – командно-административные с немалой примесью авторитаризма. Но следует заметить, что в тяжёлой промышленности, равно как и с нашим, не особо любящим дисциплину народом, работать методами либеральной демократии – рисковое и неблагодарное дело.

Интересен и тот факт, что несмотря на расстояние между Днепром и Донецком в каких-то 250 км, разница в ментальности существенна. Автору этих строк, выходцу из Донбасса, но проживающему в Днепре уже более 10 лет, некоторые отличия в ментальности просто бросаются в глаза. В Днепре общество абсолютно спокойно воспринимает национально сознательных молодых людей, которые везде говорят на украинском языке или одевают вышиванку на День Независимости. В Донецке таких смельчаков стоит поискать. Нельзя снова не вспомнить о событиях президентских выборов 2004 года. Несмотря на то, что около двух третей жителей Днепра голосовали за Януковича В.Ф., создавалось впечатление, что всё наоборот, так как оранжевый цвет доминировал и сторонники оранжевой политической силы чувствовали себя здесь спокойно и уверенно. Выйти же в Донецке с оранжевым флагом было опасно для здоровья.  

Касаясь такого скользкого и острого вопроса как религия и язык, можно сделать следующие краткие выводы. Подавляющее большинство жителей Донбасса вопрос религии мало волнует. Многие абсолютно не в состоянии объяснить, в чём суть конфликта между православными Украины, и эта тема редко всплывает на бытовом уровне. А среди избирателей Партии регионов есть как ярые сторонники Московского патриархата, так и закоренелые атеисты, бывшие сторонники коммунистов. Причём вторых куда больше, чем первых. Несмотря на опасность шахтёрского труда, мужскую часть населения в церкви можно встретить редко. Чаще всего это бывает по большим праздникам, да и то на освящении продуктов, а не на службе. По сравнению с Западными регионами, уровень религиозности населения здесь на порядок ниже. Отношение к религии, скорее, кроется в вопросе распознания свой-чужой и в первую очередь проявляется в неприязни к протестантским конфессиям и экзотическим культам.

В вопросе языка Донбасс консервативен. Несмотря на то, что в Донбассе, в основном, украиноязычные сёла, в городах абсолютным гегемоном является язык русский. И количество украиноговорящих в городах с каждым годом сокращается, потому что на украинском в городах говорят только некоторые люди преклонного возраста. Но вопрос распространения украинского языка – это, скорее, вопрос лени, чем политики. Побудить взрослого жителя Донбасса говорить на украинском так же сложно, как заставить его в русском языке произносить звонко букву «г» или говорить «што» вместо распространённого «шо». Тем не менее, очень высок процент родителей, которые отдают своих детей если не в украинские школы, то в украинские классы, прагматично понимая дальнейшую тенденцию языковой политики в государстве. Кстати, даже среди преданных сторонников Партии регионов немало тех, кто понимает, что в стране с названием Украина государственный язык должен быть украинским. Поэтому инициатива Партии регионов о втором государственном языке не совсем понятна и на гипотетическом референдуме заранее обречена на провал.

Подводя итог всему вышеописанному, можно сказать следующее. Приход к власти команды из Донбасса имеет свои плюсы и свои минусы. С одной стороны, это опытные управленцы, руководители промышленных предприятий (а не летающие в облаках романтики-балаболы) и молодое поколение бизнесменов, не отягощённых старыми советскими методами, что может дать хороший синтез старого и нового. С другой стороны, коррумпированность, которая впитана с молоком матери, и весьма подозрительные способы накопления начального капитала ставят под сомнение методы, которыми новое руководство будет повышать жизненный уровень украинского народа. Лоббирование крупного капитала обычно влечёт за собой монополизацию и ещё большее расслоение общества, в результате чего о таком явлении как средний класс можно забыть. А именно средний класс является основой благосостояния развитых стран. Не хотелось бы, чтобы начавшийся у нас в 90-х годах латиноамериканский путь развития продолжался.

У нас принято считать, что вся ответственность за судьбу страны лежит на руководстве. За длительный период времени в головах людей прочно засела мысль о том, что, во-первых, от простого человека ничего не зависит, а во-вторых, раз ничего не зависит, то маленький человек не несёт никакой ответственности. Но последние политические события говорят об обратном. А значит, каждому гражданину должно быть ясно, что в первую очередь каждый из нас сам несёт ответственность за те процессы, которые происходят в стране.

Леонид Горбаль

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: