Как это все сложно, но в этом-то и прелесть Об интеллектуальных бизнес-играх «среднего класса»

11 грудня 2006 о 13:40 - 4072

 

«Брокер», «проспект эмиссии», «депозитарные расписки», «венчурный инвестиционный паевой закрытый недиверсифицированный фонд», «интервальный диверсифицированный паевой инвестиционный фонд»…

Страшно? Отож! Но я, поборов боязнь, шагнула навстречу новым знаниям. Конечно, в дебри «недиверсификации» я не заходила. Тем более что читатели, спасибо им, спрашивали конкретно: кому я могу продать свою акцию А, где покупают акции Б?

Просвещал меня торговец ценными бумагами — директор днепропетровского ООО «БРУКС» Олег Максимов.

 

— Филлип Брукс — американский епископ, проповедник и оратор. Гарт Брукс — звезда американской кантри-музыки. Мел Брукс — культовый режиссер фильмов-пародий. Фредерик Брукс — известный программист. Генри Брукс — писатель, историк. Джейсон Брукс — знаменитый дизайнер и иллюстратор. В честь какого Брукса названа Ваша фирма?

— Все проще: с английского «Брукс» переводится как «ручьи».

Наша фирма существует с 97 года, занимается только ценными бумагами: продаем — покупаем, в основном «голубые фишки»…

— Что такое «голубые фишки»?

— Это американское сленговое выражение — blue chips. Обозначает наиболее котируемые на фондовом рынке акции или ценные бумаги — наиболее крупных, ликвидных и надёжных компаний со стабильными показателями получаемых доходов и выплачиваемых дивидендов.

В целом, фондовый рынок — это торговля ценными бумагами: акциями, облигациями. У нас в законах их даже больше записано, чем есть на самом деле, например, деривативы, опционы.

Грубо: есть некое предприятие, оно разделено на части — простые и привилегированные, на предъявителя и именные акции. В Украине наиболее распространены акции простые именные.

Еще на заре 90-х в Украине начали создаваться инвестиционные фонды (далее — инвестфонды или просто фонды — авт.). Идея была хороша, но, как Вы помните, акции предприятий расти не могли, потому что тогда вся экономика находилась в упадке. Инвестфонды
90-х загнулись вместе с их ценными бумагами.

Но в последнее время, в 2003-2004 годах появилось уже второе поколение инвестфондов. И они уже могут обеспечить ту функцию, которая изначально им присуща.

Что такое фонд — это портфель (совокупность, собрание — авт.) акций, в т.ч. купленных у населения. Одна акция практически ничего не стоит, а пакет акций — стоит значительно дороже. Фонды наполняются ценными бумагами. Например, 20 % акций инвестфонда — акции энергетического сектора, 25 % — металлургических комбинатов, 25 % — трубных заводов, и т.д. То есть у инвестфонда есть портфель с акциями предприятий разных отраслей промышленности. Одному человеку такой портфель собрать затруднительно. Компания, у которой есть инвестиционный фонд, предлагает следующую услугу: на взнос клиента, скажем, 10 тысяч гривен, выдает сертификат инвестфонда, и человек становится владельцем части акций разных предприятий, но при этом ему самому не нужно приобретать все те ценные бумаги, которые есть в портфеле инвестфонда. Это за него делают профессиональные аналитики, брокеры.

— А кто такой «брокер»?

— Брокер — это профессионал, который торгует ценными бумагами на бирже по поручению и в интересах клиента.

— В Днепропетровске есть биржа?

— Есть. Это Приднепровская фондовая биржа, на которой торгуют и ценными бумагами; но подавляющее большинство сделок проходит через Первую Фондовую Торговую Систему, ПФТС. Офис ее находится в Киеве, но виртуально — вот она, загружена на соседнем компьютере.

— Олег Иванович, а насколько вообще в Украине развит фондовый рынок? В США до 60 % населения имеют ценные бумаги. А какой процент у нас?

— Процент огромнейший! В этом плане США мы «сделали».

— Да-а? А разве эти бумаги — ценные?

— Малоценные. Но процент огромный. Больше, чем в США. Правда, в США народ владеет ценными бумагами осознанно. А у нас — в большинстве своем неосознанно.

— Ну да, многие наши сограждане владеют различными акциями предприятий, которые они получили в обмен на приватизационные сертификаты в 90-х годах. Однако дивиденды по этим акциям либо вообще не платятся, либо составляют копейки.

Возьмем наобум несколько примеров по днепропетровским акционерным обществам:

АОЗТ «Укрметаллоторг» (казалось бы — прибыльная сфера) — по итогам 2005 года дивиденды на одну простую акцию составили 0 гривен.

ОАО «Днепртранссервис 0104» — по итогам прошлого (и позапрошлого) года дивиденды не выплачивает, потому что убытки на одну акцию составили 0,138 гривен.

ЗАО «Павлоградстрой» — дивиденды 0 гривен 0 копеек.

ЗАО с иностранными инвестициями «Орель-Лидер» — чистая прибыль за прошлый год — 71 миллион гривен, тем не менее, дивидендов — ноль.

ОАО «Алеко-Сервис» (занимается техобслуживанием и ремонтом автомобилей, торговлей автотоварами) 2005 год закончило с убытком 99 тысяч гривен, соответственно, дивидендов не выплачивало.

ОАО «Незабудкинское хлебоприемное предприятие» (находится в Солонянском районе) — дивиденды не насчитывались и не выплачивались…

— Проблема в чем? Люди почему-то считают, что они на свои акции должны получить дивиденды. На самом деле — это не обязательно. Предприятие может выплатить дивиденды, если у него останутся свободные средства после покрытия всех нужд.

Если у «Алеко-сервис» убыток 99 тысяч, какие дивиденды? Почему не выплачивает дивиденды «Орель-Лидер»? Не знаю. 71 миллион чистой прибыли? Возможно. Но могли потратить их на развитие производства.

Собрание акционеров может решить потратить прибыль не только на дивиденды, но и на другое — украинские предприятия не реконструировались лет 20.

Есть и положительные примеры. Например, Нижнеднепровский трубный завод. «Укртелеком» платит дивиденды ежегодно.

— А не предприятия-монстры, а средние, типа «Орель-Лидер»?

— Сложно сказать. Тем более что «БРУКС» пока мало работает с такими предприятиями.

Почему дивиденды платят «монстры»? Потому что они пытаются быть открытыми, по западному — публичными. Зачем? Потому что публичность дает доступ к дешевым западным деньгам, кредитам. Ни один инвестор не придет в убыточные предприятия.

— А как в Европе — дивиденды платят?

— Платят. Если предприятие нормально работает и если прибыль есть.

На Западе вообще такая ситуация невозможна, чтобы люди спрашивали у газеты: «А что мне делать с моими акциями?». Они идут к брокерам, идут в инвестфонды; люди знают, что акции можно продать, можно купить, а если они не котируются… Ну, такой ситуации тоже нет. Если акции выпускаются, то затем, чтобы быть проданными.

А может, еще пока не пришло то время, и в будущем большинство украинских предприятий будут прибыльны, а акционеры будут получать дивиденды. Но кто из акционеров доживет до «светлого будущего»…

— А когда ожидается приход этого «светлого будущего» акционеров?

— Теперь уже не знаю…

— Тогда такой вопрос: как Вы считаете, какая из производственных сфер будет развиваться наиболее динамично, а какие — обречены на застой, то есть акции каких предприятий в будущем могут быть наиболее прибыльны?

— Тут можно ответить просто — любая.

— Как это — любая? И, м-м, кролиководство?

— Все зависит от менеджмента, который руководит процессом. Во всяком случае, свиноводство — точно перспективно. Электроэнергетика, нефтяная, трубная промышленность — это те отрасли, которые уже сейчас прибыльны. То есть, вкладывая в акции предприятий этой сферы, вы уже сегодня получаете прибыль. Следующий этап — машиностроение, легкая, пищевая промышленности.

— Да, но говорят, что с подорожанием газа до $130 за кубометр,  наша химическая промышленность обанкротится.

— Акции коксохимов и «Стирола» (крупнейшее в Украине химическое предприятие — авт.) котируются ниже, чем еще полгода назад. Говорят — да, газ их подкосит.

Но я ставил бы вопрос иначе. Раньше говорили, что цена газа в $95 долларов за куб. м убьет металлургию. И ничего — жива. Все равно газ дешевле не будет, поэтому просто надо вводить новые технологии, энергосбережение. Предприятия это делают, можно найти массу сообщений: на том заводе что-то сделали, на другом…

— Давайте обратимся к письмам наших читателей. Из г. Желтые Воды спрашивают: «Куда и кому я могу продать свои 50 акций ОАО «Днепрнефтепродукт». Читатель из г. Синельниково хочет продать акцию АОЗТ «Киевская Русь», но тоже не знает, как это сделать. Что Вы можете посоветовать?

— Ну, дирекцию «Киевской Руси», наверное, можно найти, но…

(От авт.: в Интернете поиск «Киевской Руси» дал результат: «КИЇВСЬКА РУСЬ — МДС» інвестиційний фонд АТЗТ: тел. (044) 278-43-41, тел./факс (044) 278-48-50, адреса: Рильський пров., 3, оф. 36, Київ 01025, e-mail: kievrus@ukr.net).

И акции ОАО «Днепрнефтепродукт», честно говоря, тоже не котируются.

— А прогноз? Прогноз благоприятный?

— Никакого прогноза. Есть акции, которые котируются на рынке, а есть — которые не котируются, «Днепрнефтепродукт» из этих. Что делать с такими акциями — можно попробовать их предложить самому «Днепрнефтепродукту» — может, купят. Или сидеть спокойно и ждать, пока «Днепрнефтепродукт» не захочет стать публичной компанией: разместить акции на бирже, продать, узнать котировки. Тогда уже можем что-то советовать. Пока что этих акций на рынке нет.

— Украинский деловой журнал «Эксперт» в начале ноября в статье «Шопинг для инвесторов» писал об инвестфондах. Собеседник «Эксперта» —  президент компании «КИНТО» Сергей Оксанич рассказал такую интересную историю:

— «В Соединенных Штатах я познакомился с одним пенсионером украинского происхождения. Он всю жизнь торговал колбасами, но в шестьдесят пять лет ему стало тяжело этим заниматься. Он продал свою лавку и вложил деньги в паевые фонды. И стал зарабатывать на ценных бумагах в пять раз больше, чем на мясе. Утром он вставал, читал газеты, поднимал телефонную трубку и заказывал себе паи тех или иных фондов (в развитых странах управляющие компании имеют по сорок-пятьдесят фондов с различными характеристиками). На Западе вкладчики фондов могут по телефону дать указание своему брокеру, какие паи продать, какие — купить. У нас из-за несовершенства законодательства это пока проблема».

Вы можете спрогнозировать, когда подобные операции перестанут быть проблемой в Украине?

— У нас люди уже подобное могут сделать. Инвестиционные  фонды есть, и они уже дают прибыль до 30 % годовых, что является в 2 раза больше, чем проценты в банке!

— Но это, наверное, очень рискованно?

— Безусловно, рискованно. Но работать с инвестфондом — это менее рискованно, чем простому человеку покупать акции какого-то одного предприятия.

Но, конечно, это рискованней, чем положить деньги на депозит в банк.

Хотя гарантии и в фонде есть, потому что, повторюсь, в фондах работают профессиональные аналитики, брокеры.

— А какие самые известные инвестфонды?

— Фонды компании «Кинто»: «Народный», «Классический», др.; фонды компаний «Сократ» и «Драгон», и многие другие. То есть — выбор есть.

— А в Днепропетровске есть?

— Про местные финвестфонды я не знаю.

Киев — финансовый центр страны. Акции киевских фондов можно приобрести у торговцев Днепропетровска. В одних фондах взнос клиента не менее 10 тыс. гривен, в других — 1 тыс. гривен.

— А иностранные фонды есть в Украине?

— Пока нет. Может быть — в будущем… Но все крупные инвесткомпании имеют иностранные связи, иностранных партнеров.

А по законодательству Украины наполнять наши инвестфонды акциями зарубежных предприятий запрещено. В США, Европе это возможно, существуют т.н. депозитарные расписки. Но у нас пока этого нет. Вообще, пока рынок у нас еще развивающийся. И для его успешного развития нужны:

а) благоприятная политическая ситуация;

б) стабильная законодательная и фискальная база;

в) хороший менеджмент на акционерных предприятиях;

г) адекватные ответы предприятий на вызовы времени, — ту же цену на газ, например.

Так что не все так печально.

И, возвращаясь к примеру из Вашего вопроса об американском пенсионере-инвесторе, это реально и сейчас в Украине. Просто у нас немного еще таких пенсионеров, которые могут себе позволить в перерывах между поезд­ками в Лас-Вегас заниматься интеллектуальной игрой. А там — и пенсионерам интересно: они общаются с брокерами, ведут активный образ жизни, на каких-то акциях проигрывают, на каких-то — выигрывают… Когда в Украине будет достаточное количество таких пенсионеров, тогда и у нас будет так же. А вообще, инвестфонды уже есть — было бы желание…

Алена Гарагуц

 

P.S. На конкретные вопросы по конкретным акциям предприятий фирма ООО «Брукс» (лиц. ГКЦБ и ФР АБ № 113188 от 18.10.2004) предлагает читателям «Лиц» проконсультироваться у них по телефонам: (0562) 34-12-71 и 34-18-77, по адресу: 49000, Днепропетровск, ул. Литейная, 13-Б, или по е-mail:  usk@fargo.com.ua.

Поділитися: