Туберкулёз зелёных лёгких

06 жовтня 2006 о 09:01 - 2652

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Лесной покров называют зелёными лёгкими нашей планеты, он является основой основ биосферы. Однако ситуация, связанная с уничтожением лесов, усугубляется с каждым годом. Чем это грозит?

Чтобы понять степень угрозы, необходимо выяснить: какие основные функции выполняет лесной покров. О том, что растения играют исключительную роль в балансе кислорода и углекислого газа, нам известно ещё со школьной скамьи. Однако мало кто задумывается о масштабе этого баланса. Так вот, из 77 млрд. тонн кислорода, которые ежегодно вырабатывают все фотосинтезирующие организмы, на долю лесов приходится 55 млрд. тонн. При этом площадь суши составляет  четверть поверхности всей Земли, а леса занимают 27% площади суши. Т.е., занимая чуть больше 6% поверхности планеты, леса дают более 2/3 кислорода и, соответственно, потребляют 2/3 свободной двуокиси углерода.

Человечество озабочено глобальными климатическими изменениями, связанными с парниковым эффектом. Но сводить проблему только к парниковому эффекту как результату промышленных выбросов – значит, сводить угрозу к примитиву. Многие экологи предпочитают говорить не о потеплении климата, а о выведении климата из состояния равновесия. И вот почему.

Помимо баланса кислород/двуокись углерода, растительный покров выполняет функцию стабилизатора режима температуры и влажности. В течение светового дня лесной покров накапливает тепло, а в тёмное время суток отдаёт его. Поэтому в лесу всегда прохладней днём и теплее ночью по сравнению с открытой поверхностью.  Отдавая тепло постепенно, лесной покров препятствует резким перепадам температур, которые наблюдаются, например, в пустыне.

Отдельным вопросом стоит баланс влажности. Мировой океан даёт около 40% осадков, которые выпадают на суше, остальные 60% выпадают обратно над океаном. Поэтому более половины осадков суши даёт сама суша и в первую очередь лесной покров. Растения выносят влагу из глубинных слоёв почвы и испаряют её через листья. Экспериментально доказано, что растительный покров своей листовой поверхностью испаряет, как минимум, в пять раз больше влаги, чем открытая поверхность почвы. Кроме того, леса способствуют равномерному распределению выпавших осадков. В тёплое время года в лесу средней плотности только 45% дождевой воды достигает горизонтов почвы или образует поверхностный сток. Большая же её часть (55%) задерживается листовой поверхностью и лесной подстилкой. Весной скорость таяния снега под кронами намного меньше, чем на открытой поверхности. Поэтому не стоит удивляться систематическим наводнениям при высоких весенних температурах в той гористой местности, где массово вырубались леса. Ряд наводнений в наших Карпатах – простейший тому пример.  

Движение воздушных масс определяется разницей зон с высоким и низким атмосферным давлением, которое связано как с влажностью, так и с температурой воздуха, в регулировании которых участвует растительный покров. Поэтому между климатом планеты и его растительным покровом существует прямая зависимость. И одно дело, когда вышеописанные факты рассматриваются в локальном масштабе, и совсем другое, когда они рассматриваются в планетарном.

Вдумайтесь! Леса на планете вырубаются со скоростью 150 тыс. км2 в год.  Это почти в полтора раза больше площади государства Болгария. Это в год. А за десять лет? Темпы вырубки опережают темпы прироста в десятки раз. И что самое печальное, в результате сплошных вырубок сами леса часто не восстанавливаются. Например, в Прибайкалье «деятельность» человека привела к образованию огромных каменистых полупустынь. Не лучшая ситуация в Латинской Америке, Индии, Юго-Восточной Азии. Проблема в том, что на определённых этапах истории нашей планеты во многих местностях создавались климатические и гидрогеологические предпосылки для массового формирования лесов. С годами такие факторы поменялись, но леса уже были надёжно вовлечены в природный круговорот и сами создавали определённый микроклимат. Но в случае тотальной вырубки возобновиться подобные экосистемы самостоятельно уже не в состоянии. 

Поэтому вопрос парникового эффекта как результата промышленных выбросов массово муссируют те, кто на самом деле не хочет и боится объективного взгляда на проблему изменения климата (хотя, помимо изменений климата, вырубки создают ещё массу экологических проблем).  Потому что настоящее решение этой проблемы требует одного – многократного снижения потребления и производства. Безусловно, существуют и более щадящие технологии вырубки лесов. Например, при избирательной вырубке лес заготовляют не сплошным массивом, а отдельными деревьями. Но даже подобный подход лечит только симптомы, а не саму проблему,  которая в первую очередь лежит в сфере людской психологии. Психология эта проста и порочна – грести под себя как можно больше, следовать лживой моде потребления, постоянно выбрасывая одно, чтобы приобрести другое. Но ни перепаханная земля, ни вытоптанные пастбища, ни искусственные пустыни после вырубок, ни города с промышленными монстрами не в состоянии выполнить и сотой доли того, что выполняют леса. Необходимо осознать, что все эти войны за нефть, делёж сфер влияния, борьба за рынки сбыта и даже международный терроризм являются мелочными проблемками по сравнению с глобальной экологической катастрофой. Люди не хотят заниматься по-настоящему важными проблемами, погрузившись в суету бесконечного дележа того, что часто им не принадлежит. 

«Думай глобально – действуй локально» – гласит лозунг Greenpeace. Подобный подход должен лечь в основу нового экологического сознания в любой местности. И если каждый из нас об этом не позаботится, то никакое государство, никакие общественные организации за нас это не сделают. Массовые варварские вырубки, будь то лесозаготовительные или под строительство дворцов, у нас стали привычными. И никому до этого нет дела. Хотя редчайшие исключения бывают. Недавно один из телеканалов показал репортаж о том, как жители посёлка Кировское, что под Днепропетровском, отстояли клочок акациевой рощи, которую новые хозяева жизни хотели пустить под топор. И всё бы хорошо, да только бросилось в глаза то, что на пути варваров стали в основном люди пенсионного возраста. Так и хочется спросить молодёжь: «Что, времени не было?» Ну конечно, все спешат заработать как можно больше денег, чтобы угнаться за материальным уровнем новых хозяев жизни. Но не спешите, а то успеете… дожить до того времени, когда глоток чистого воздуха будет важнее вожделенного «Мерседеса».

Пока не произойдёт революция в умах и переоценка ценностей, надеяться на какие-либо перемены бессмысленно. И делать это нужно немедля. Необходимо осознать, что все покупаемые нами предметы комфорта есть ничто по сравнению с лесами, степями, чистым воздухом и водой. Нужно уяснить, что человек, уничтожающий зелёный фонд ради роскошного особнячка, не просто административный нарушитель, а особо опасный преступник, который не просто обижает местный лесхоз, а цинично грабит каждого из нас, вырывая из наших лёгких этот самый глоток чистого воздуха.

Для того, чтобы без проблем отправить человека в космос, масса ракеты должна в несколько раз превосходить массу самого космонавта. Точно так же и для нормальной жизнедеятельности человечества объём ненарушенных человеком территорий должен в несколько раз превосходить объём нарушенных. Но допустимый экологический Рубикон человек перешёл ещё лет сто тому назад. Поэтому крайне важно ставить вопрос не просто об охране лесного покрова, а о его расширении. Мало того, что мы губим себя, так мы ещё уничтожаем то, к созданию чего не прилагали усилий. А ведь мы живём и по законам, которые не нами созданы, но незнание и невыполнение которых не освободит нас от ответственности и заслуженного наказания.

Алексей Бурковский

 

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: