Работу с 9 утра приравняли к пыткам

11 вересня 2015 о 09:42 - 2343
Работу с 9 утра приравняли к пыткам

Начало рабочего дня в 9:00 вредит здоровью. Ученый Пол Келли из Оксфордского университета считает, что суточные ритмы организма у людей моложе 55 лет не соответствуют рабочему дню, который длится с 9 до 17 часов. И это может создавать серьезную угрозу для работоспособности, настроения и психического здоровья человека.

По его мнению, назрела необходимость переноса начала времени работы и учебы.

В прошлом Келли трудился директором одной из школ, он перенес начало занятий с 8:30 на 10 часов утра и обнаружил, что количество высших баллов после этого возросло на 19%.

Ученый сравнивает график работы с 9 до 17 часов с пыткой лишением сна. Так воздействуют на заключенных в тюрьмах, напоминает он. «Людей поднимают и дают им есть, когда они этого не хотят. Они более покорны, потому что не в себе», — говорит Келли.

Дневной сон может «спасти жизнь»

Дневной сон в небольшом количестве может «спасти жизнь», поскольку благодаря ему у людей снижается риск получения сердечного приступа, пишет The Telegraph, ссылаясь на исследование ученых из греческого госпиталя Asklepieion Voula.

По словам доктора Манолиса Каллистратоса, возглавлявшего исследование, высокое давление в меньшей степени вредит кровеносными сосудам и сердцам тех, кто любит подремать днем.

Эксперты из Греции изучили около 400 мужчин и женщин средний возраст которых 61 год, страдающих от высокого кровяного давления. Выяснилось, что у тех из них, кто уделял некоторое время дневному сну, давление после этого снижалось примерно на пять процентов.

Этого достаточно, чтобы оказать значительное влияние на количество сердечных приступов, считают ученые. Другие показатели — в частности, частота пульса, у спавших днем тоже были лучше, чем у тех, кто предпочитал весь день проводить бодрствуя. У тех, чей дневной сон длится дольше (примерно по часу в день), результаты были наиболее оптимальные.

Каллистратос называет дневной сон «привычкой прошлого», которую, на его взгляд, следует интегрировать в современный образ жизни. «Дневной сон стал привычкой для избранных из-за рабочей культуры, подразумевающей нормированный график, и интенсивной занятости каждый день», — жалуется он.

Все переходят на четырехдневную рабочую неделю

Дэвид Спенсер, профессор экономики в университете Лидса объясняет, почему четырехдневная рабочая неделя имеет право на существование.

Что, если выходные длились бы не два, а три или даже четыре дня? Любой человек с легкостью представит, чем заполнил бы это личное время: больше спорта и развлечений, общение с родными и друзьями, вылазки за город, поездки в другие города и страны. Сторонники идеи баланса карьеры и личной жизни уверены, что эта идея реальна.

Мнение ратующих за более здоровый баланс профессионального и личного подтверждают различные медицинские исследования. У трудоголиков значительно выше шансы развития диабета второго типа, ишемической болезни сердца и инсульта.

Сторонники здоровой рабочей этики настаивают, что современный человек остро нуждается в смещении фокуса внимания с работы на более личные аспекты жизни для своего физического, психического и духовного благополучия. Работая с 9 до 18 пять дней в неделю, сотрудники теряют связь не только с друзьями, но и с ближайшими родственниками. Но хуже всего то, что у них не остается ни времени, ни энергии спокойно поразмыслить о своих талантах и новых путях реализации собственных способностей, что в итоге сказывается на результатах ежедневного труда.

Процесс потери «офисного КПД» проходит длительно, последовательно и почти незаметно, поэтому, по мнению сторонников здоровой рабочей этики, его последствия недооценены большинством современных работодателей.

Разбитые надежды Кейнса

Спенсер напоминает, что истоки трудоголизма лежат в экономике и маркетинге. Технологический прогресс подстегнул производительность, что могло бы, по идее, стать причиной того, что нам приходилось бы работать с каждым годом меньше. Однако все испортила философия потребления: начиная от стремления модно одеваться и заканчивая желанием расширить жилплощадь, она стимулирует современных людей продолжать трудиться как можно больше.

Экономист советует всем, кто устал и кого посещают размышления о тщете замкнутого круга «заработать — потратить — заработать», ознакомиться с не совсем обычной теорией Дэвида Грэбера о «бессмысленных профессиях» (в оригинале bullshit jobs) — работе, не имеющей ни малейшей социальной ценности.

Грэбер напоминает: знаменитый экономист 1930-х Джон Кейнс считал, что в XXI веке люди будут работать не более 15 часов в неделю благодаря техническому прогрессу. Но Кейнс, во-первых, не знал, что наши современники помешаются на концепции «потребление равно успех», а во-вторых, не предполагал, что будет создано невероятное количество специальностей и профессий, без которых мир вполне мог бы обойтись. По мнению автора теории о bullshit jobs, «бессмысленные рабочие места» создаются правящими классами с целью сохранять простых смертных в вечно занятом и потому неспособном на размышления о жизни состоянии.

Куда слать резюме

И все-таки есть работодатели, которые готовы на нестандартные шаги. Например, с октября 2015 года будет введена четырехдневная рабочая неделя в японской компании Fast Retailing, которой принадлежат марки одежды Uniqlo, Theory и J Brand. От сотрудников ждут, что они будут проводить в офисе десять часов вместо привычных восьми. Персонал получит больше полностью свободных от работы дней, а работодатель сократит издержки за счет повышения производительности и снижения «текучки».

Другие японские корпорации тоже думают о том, как бы сделать сотрудников более здоровыми, веселыми, а значит — продуктивными: например, в торговой компании Itochu вообще запретили вечерние переработки, а сотрудников призвали справляться со всеми задачами до 15 часов (при начале рабочего дня в 9:00).

Это не только полезно, но и вредно

Как пишет Спенсер, идея 40-часовой недели, втиснутой в понедельник, вторник, среду и четверг, конечно, интересна, но далека от идеала. Люди могут устать за четыре дня так, что не смогут отдохнуть даже за три полноценных выходных. По подсчетам экономиста, чтобы и волки были сыты, и овцы целы все же надо сокращать количество рабочих часов. Профессор уверен, что 30 часов в неделю — оптимальная занятость и для производственного процесса, и для персонального благополучия работающего человека.

Поділитися: