ВРАЧЕБНАЯ ОШИБКА – ЭТО ОШИБКА ИЛИ МЕДИЦИНСКОЕ НЕВЕЖЕСТВО?

04 вересня 2006 о 11:33 - 5661

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Доподлинно известно и доказано, что всю нашу сознательную жизнь нас сопро­вождают ошибки, на которых мы учим­ся. Первый рейхсканцлер Германии Бисмарк утверж­дал, и не без основания, что «на своих ошибках учатся только дураки, осталь­ные – на чужих». К большому сожале­нию, этот тезис до сих пор нами не усво­ен и не принят как догма в повседневной жизни. В силу своих амбиций собствен­ные ошибки мы не воспринимаем и даже не подвергаем их критическому анализу – таков на сегодня Человек. В любой профессиональной области встречаются ошибки, они допустимы, однако ошибки в медицине – это особые ошибки. Если допущена техническая ошибка, она может быть исправлена, в медицине же ошибка вообще не поддается какому-либо осмысливанию, не говоря уже о ее последствиях.

Ошибка в медицине – это жизнь человека, и эту жизнь никто не имеет права отобрать, а особенно ме­дики, которые по роду службы обязаны ее сохранять, используя накопленный опыт и знания.

 

К настоящему времени в медицинской практике и литературе не принято обсуждать врачебные ошибки. Принято зa правило, что сообщаются только достиже­ния, и порой они настолько солидны, что невозможно понять, откуда тогда появля­ются врачебные ошибки. А высшее звено отрасли охраны здоровья всегда стояло на позиции «не выносить мусор из избы». Врачебные ошибки всегда скрывали по при­чине отстаивания «чести мундира».

Простой пример: по данным статистики, в США за год умирает 195 тысяч больных по причине врачебных ошибок, а сколько у нас – это государственная тайна. А почему тайна? Ведь за этим скрывается жизнь человека. «Жизнь любого человека куда важнее любой реформы, особенно в охране здоровья», – сказал известный адвокат Ю. Плевако. Почему в западных странах борются за жизнь каждого человека, а у нас привык­ли считать: было 52 миллиона, а стало 47? Эти цифры требуют крика во все­услышанье, однако это – «глас вопиющего в пустыне».

Сегодня медицину превратили в самое слабое звено в государстве, через которое отмывается большой тене­вой поток денег.

Настало время открыто говорить, кри­чать, писать о болезнях медицины, и эти болезни требуют во многих случаях реа­нимационных мероприятий. Наступила пора привести в исполнение 49 ст. Кон­ституции.

Господствующий термин в медицине – «возможно, бывают случаи» – должен быть однозначно изъят из практики. Должно быть только два понятия: «ДА» или «НЕТ» – третьего не дано, и это аль­тернатива, которую необходимо воспри­нимать как догму.

Почитайте, в СМИ о медицине прак­тически никто не вспоминает, хотя здо­ровье нации должно стоять на первом месте. Не будет здоровья – не бу­дет кому строить цивилизованную стра­ну. Упомянутый выше Бисмарк говорил: «Здоровому государству нужна здоровая нация». Благодаря своей настойчивости он провел закон о праве на здоровье нации, в последующем вся Европа перешла на этот принцип, а система была означена как «система Бисмарка».

«Справедливо везде, но не в медицине Украины», – статья из газеты «2000», №23, от 04-10.06.04, прочитайте ее и увидите истинное положение украинской медици­ны.

Реально признаков развития отече­ственной медицинской науки нет, если они встречаются, то тут же подавляются. Выродились научные школы, пропали стимулы для реализации талантов моло­дежи. Если кто-то из врачей имеет ряд оригинальных идей, то эти идеи тут же прикрываются: «внеси меня в соавторы, и я открою тебе дорогу» – вот главный на сегодня тезис, который тормозит продвижение медицинской науки.

На сегодня ни врач, ни пациент не за­щищены от произвола чиновников на мес­тах. Расширился круг ответственности врача за ошибки, но это только на бумаге – «де юре», «де факто» – до смешного наоборот. Все меньше становится добро­порядочных врачей в нашей стране по простой причине – доктора поставили в крайне унизительное положение, когда он перестает думать о здоровье больного, он обязан содержать свою семью, прокор­мить ее при нищенской зарплате. Авторитет доктора в нашей стране упал до критической отметки «ноль».

В нашей медицине сейчас «броунов­ское движение»: больной оставлен наедине со своим здоровьем, а доктор – в сто­роне. Он просто не хочет думать о здоро­вье больного, дабы не утруждать себя лишним критическим мышлением. Нет четкого внутреннего распорядка в его решениях и действиях.

 

Основоположник военно-полевой хирургии Н.И.Пирогов писал: «Я положил бы себе за правило ничего не скрывать… И если не сейчас же, то потом и немедля открывать сделанную мной ошибку – будет ли она в диагнозе или в лечении больного». Такой тенденции сейчас не существует. Практически больше полови­ны врачей вольны решать сами, как им поступать с больным. Потеряна тенденция и правило: «Надо лечить не болезнь, а больного». Принцип «не навреди» практически отсутствует.

По этой причине и рождаются врачебные ошибки, с которыми необходимо бороться, которые сами по ceбe не возникают – их порождает сис­тема. В возникновении врачебных ошибок глав­ную роль играет человеческий фактор (врачебный): образование врача, опыт и знание. Во всех ошибках имеются только два фактора – незнание и непрофессиона­лизм. Фактор незнания можно решить однозначно, если сам доктор хочет узнать больше. Другой же фактор – врачебное невежество (в полном понимании это­го слова) в настоящее время не подвергается ис­правлению. Наступило время (учиться никогда не поздно) отбирать врачей на работу только по конкурсу, таким образом мож­но избавиться от «горе-врачей», исклю­чить «телефонное право».

 

Доктор – это от Бога, и он обязан принять себе за правило найти в себе граж­данское мужество и сказать хотя бы себе: «я – невежда».

Врачебные ошибки возникают на всех этапах обследования и лечения больных, от этого никто не застрахован. Необходи­мо критически анализировать сделанную ошибку и относиться к ней уравновешен­но. Ошибка будет исключена, если док­тор постоянно будет думать, что он ле­чит своего ближайшего родственника. К сожалению, такие врачи встречаются все реже.

Порождением врачебных ошибок является подготовка в вузах, хотя известно, что тот, кто хочет стать истинным докто­ром, им станет, другой же, в противопо­ложность первому, «становится» докто­ром по «просьбе родителей», а отсюда и «последствия врачебного искусства».

Дабы не быть голословным, приведу несколько врачебных наблюдений из практики:

 

Пациентка 42 лет, медработник, обращается к невропатологу с жалобами на парестезии в нижних конечностях, затрудненное движение при ходьбе в тазобедренном суставе справа. Накануне прошла осмотр у гинеколога – практически здорова. Ей назначается соответствующая терапия и физиолечение. После короткого курса физиотерапевтических процедур пациентка заявляет доктору, что состояние ухудшилось, усилились боли в тазобедренном суставе, движения совсем затруднены. Врач, не обращая внимания, не сделав даже анализа крови, однозначно утверждает, что так должно быть. Спустя 5 дней – перелом шейки бедра справа. В травматологическом отделении без тщательного осмотра пациентке предлагается операция – остеосинтез – и выполняется. А еще через 2 недели установлено: рак шейки матки с метастазами в шейку бедра. Процесс лечения остановлен, больная переводится на симптоматическое лечение и спустя 2 месяца умирает.

 

Налицо типичное врачебное невежество. Во время необоснованной операции не берется биопсия. Руководство больни­цы скрывает истинное заболевание, со­блюдая «честь мундира».

Вот к чему при­водит формальность в проведении профосмотров, правило – только цифры, без качества, хотя должно быть наоборот.

 

Женщина 52-х лет обратилась к невро­патологу по поводу болей в обеих нижних конечностях. В таком состоянии ее «перебрасывали» из одного учреждения в другое. Наконец «по блату» попадает в областное учреждение, где при обследо­вании устанавливается диагноз: рак почки, 4-я стадия с метастазами в позво­ночник. Нейрохирурги подвергают боль­ную операции, во время которой удаля­ется метастаз рака почки, а основной источник оставляют.

 

Данный случай автор предлагает на обсуждение читателю. Не правда ли, бегают мурашки по коже? А ведь операция была не бесплатной. Сейчас бесплатные операции не выполняются, а если и да, то такого доктора считают «не от мира сего», такие врачи перевелись, а медицинский мир их не воспринимает.

 

По поводу фибромиомы матки oпeрируется женщина, гистологически определяется фибромиома. Через 2 года – высокая лихорадка, озноб. Лечится в других отделениях под самыми разными диагнозами – улучшения нет. За это время несколько раз осмотрена гинекологом – практически здорова. В связи с лихорадкой осматривается урологом – полный комплекс обследования, в том числе урография, которая показала полную блокаду одной из почек, гидронефроз. Осматривается совместно с гинекологом, ранее оперировавшим пациентку, – рак шейки матки 4 стадии с прорастанием в мочевой пузырь.

 

Вопрос к гинекологу: «Как же можно было такое допустить»? Ответ: «Что ж, бывают технические издержки». Еще через месяц больная скончалась. Комментарии излишни.

Исходя из вышеска­занного – да, врачебные ошибки подлежат гласности. Необходимо создать комитет или союз больных и вра­чей, которые должны быть независимы от чи­новничьего произвола, предоставить им юридическую силу. Здесь нужны не­стандартные, с амбициозными идеями доктора и юристы заинтересованных сто­рон, не стоит отдавать все творящееся в руки руководства отрасли охраны здоровья. Оцен­ку качества работы любого доктора дол­жен давать сам больной, а не чиновник, и платить доктору необходимо только по этой оценке.

 

Весьма актуальным остается нерешенный вопрос – как относятся к своим ошиб­кам сами врачи. Врачей, осмысливающих свои ошибки, становится все меньше: «…еди­ничные в поле зрения». В старые добрые времена все случаи ошибок подвергались тщательному разбору, причем инициато­ром выступал сам врач. Стоит упомянуть таких врачей, как С.С. Юдин, Н.А. Амо­сов, Н.И. Пирогов – люди со званиями и авторитетами, они признавали свои ошибки, особенно Н.А. Амосов, который «называл все своими именами».

В наше время об этом не услышишь и не прочи­таешь. Причина банальна и проста: док­тора стали забывать о врачебной морали, о врачебном достоинстве, о врачебной этике. Все это породила система. Налицо открытые торги здоровьем нации.

Бизнес можно воспринимать везде, но не в ме­дицинском мире. Просто кощунство, когда устанавливаются цены на здоровье. Где такой закон? Его нет и не может быть. Идет чистая прибыль от торговли здоро­вьем. На сегодня крайне необходима не показушная, а действующая профессио­нальная ассоциация врачей, наделенная широкими полномочиями, в том числе для защиты от пациентов. Именно такая ассоциация может четко определить при­чину и последствия врачебных ошибок.

Медицина сегодня из системы охраны здоровья превратилась в огромный синдикат по продаже населению медицинских услуг, номенклатура и цены которых постоянно растут в геометрической прогрессии.

 

Не тот отличный хирург, кто блестяще выполнил ненужную операцию, а тот – кто вовремя от нее отказался. Крайне редко можно найти работы, посвященные анализу негативных исходов лечения. До сих пор не сформирована система анонимного сообщения об ошибках и осложнениях, а она сейчас очень важна. Общество имеет право знать, какую пользу oт контроля над медициной получит не отдельная доля населения, а вся страна в целом. Поскольку за все платит налогоплательщик, ему-то и дано право знать, куда деваются его «кровные» и почему за пятнадцать лет независимости Украина стала самой больной в Европе.

Весьма большой вред и постоянные врачебные ошибки несут обществу «це­лители» или лица, спекулирующие на традици­ях народной медицины. Вся беда в том, что эти целители не несут никакой ответ­ственности за результаты своей «цели­тельности», точно так же, как и СМИ, ко­торые с настойчивостью публикуют рекламу различных медицинских услуг.

Тому при­мер: «Внимание! За один час компьютер поставит Вам правильный диагноз, заме­нив 42 доктора». Типичный бред, а цена очень высокая, чиновник же от здравоох­ранения упорно молчит. Выход из данной ситуации только один: заимствованная из экономики система медицинского аудита с соблюдением принципа «проверки рав­ного», т.е. проверки аудитора (эксперта) другими аудиторами, хотя такой подход будет затруднен ввиду чрезмерной вари­абельности поведения врачей. В данной ситуации нужна нестандартная, амбициозная позиция врачей с обеих сторон.

Автор статьи не склонен к «растерзыва­нию» докторов, он считает, что только толерантность и совместные усилия всех врачей помо­гут избежать врачебных ошибок. Пусть эта статья будет началом положительного в повседневной медицинской практике.

Григорий Добров

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: