Как в Днепродзержинске уничтожают журналиста

04 вересня 2006 о 11:30 - 1992

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


17 июня с.г., около 23 часов окна моей квартиры были обстреляны. Я написала по этому факту заявление, которое перепечатала газета «ЛИЦА» в №52 за 21 июня.

На место происшествия, как принято говорить «официальным языком», выезжало порядка 12-ти человек, две группы экспертов-криминалистов. С самого начала я утверждала, что стрельба по окнам – это не просто баловство, а воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста. Но работники милиции возбудили уголовное дело по факту хулиганства.

А 19.06.06 г. и 20.06.06 г. на мой мобильный телефон звонил гражданин Спектор, один из соучредителей ООО «Норма» (этой персоне был посвящен номер моей газеты «Дзержинец», вышедший перед «стрельбами», 14.06.06 г. – авт.) и нагло ржал, как жеребец, после чего бросал трубку. Заявление о «ржаниях» я написала начальнику милиции г. Днепродзержинска Е.Ю.Сурееву. После беседы Суреева со Спектором ржание прекратилось, а в материалах дела появилось заявление Спектора, что я якобы угрожаю ему расправой.

Практически два месяца я не имела возможности ознакомиться с материалами экспертизы стрельбы по моим окнам, т.к. начальник горотдела милиции Е.Ю.Суреев и прокурор Днепродзержинска А.С.Давидюк ссылались сначала на то, что экспертиза ещё не до конца проведена. Позже ссылки были на то, что у меня нет статуса «потерпевшая» и в соответствии с законом я ещё не имею права знакомиться с материалами дела.

Статус «потерпевшей» мне был присвоен лишь 10.08.06 г. Во время ознакомления с материалами уголовного дела я обнаружила, что в деле отсутствует экспертиза (!). Начальник следственного отдела Заводского РОВД А.Титов на мой вопрос: «А где экспертиза?» обнадёживающе и добродушно ответил: «А что, надо? Так ты не переживай, если надо, мы сделаем её за три дня».

Мне очень хочется спросить: «Ребята, на кой хрен и на основании чего вы возбуждали уголовное дело, если нет даже экспертизы?!»

Чем милиция занималась всё это время – можно только догадываться.

По-моему, отсутствие экспертизы в деле свидетельствует лишь о том, что милиция всё-таки установила, из чего именно стреляли и кто хозяин ружья. Если бы это не было установлено, то, разумеется, меня с дорогой душой поставили бы перед фактом, что «хулиганы» не установлены.

 

В этот же период так называемые хулиганы продолжали безнаказанно «хулиганить» дальше: 12 июля 2006 г. г.Днепродзержинск был обклеен листовками порнографического содержания, 26 июля 2006 г. эти листовки появились вторично.

У этих умников даже не хватило ума «замести» следы своей причастности к порнолистовкам. Таким умным мог быть только Спектор и Цариков…

Спектор – тому у меня есть много подтверж­дений, – в частности, додумался приклеить листовки ещё и на мебельном магазине «Ясень», акционеры которого «воюют» с ним в судах, прокуратуре, милиции, убеждая товарищей, что Спектор совместно с Сушко, Снежко, Лавриненко совершили уголовно наказуемое деяние и с помощью мошеннических действий похитили акции, забрали двухэтажное здание «Дома мебели», с помощью мошеннических действий получили дубликат печати, дубликат свидетельства о регистрации ЗАО фирмы «Мебель», от её имени устраивают фиктивные суды, на которых выставляют настоящей фирме «Мебель» иски на сотни тысяч гривен, и т.д.

Кстати, мошеннический договор купли-продажи здания «Дома мебели», был утверждён подружкой Спектора, судьёй Заводского суда Гибалюк. И что самое интересное в этом решении, так это то, что Гибалюк вообще не имела права рассматривать данный иск, так как это компетенция хозяйственного суда, а не судов общей юрисдикции. За подобное решение судью Гибалюк в цивилизованном правовом государстве уже просто разорвали бы вышестоящее начальство и прокуратура, а у нас на этом деньги зарабатывают…

Видать, за красивые глазки за очками, а не за подобные решения Спектор дарит Гибалюк серьги с бриллиантами, норковые шубы, в чем, не стесняясь и, я даже бы сказала, с гордостью потом мне признаётся. Дескать, эдакий я фраер, что могу себе позволить подарить судье такие дорогие подарки.

Причастность же Царикова к порнолистовкам прослеживается не только в том, что имеющий судимость лидер днепродзержин­ской «Поры» Александр Цариков является «другом», финансово сосущим Спектора. Парочка ранее писала пасквили на бывшего начальника СБУ Днепродзержинска Литвина В. и других должностных лиц, пытавшихся заняться деятельностью управляющего речпорта и ресторана «Европейский» Александра Спектора, ставленника Индустриального Союза Донбаcса. Причастность Царикова прослеживается и в том, что дядька на старости лет, после посещения подвалов ИВС Днепродзержинска начал тягаться по городу с надувными порнокуклами… Такие извращения были замечены в Днепродзержинске только за Цариковым.

 

С 14.07.06 г. Заводской суд Днепродзержинска забрасывается исками от Спектора, Снежко, Лавриненко, ООО «Норма» и т.д. На сегодня в Заводском суде находится порядка 20 исков, суть которых в большинстве случаев мне не известна, т.к. граждане судьи, кроме повесток без печати, не соизволили выслать копии исковых заявлений.

Те иски, которые ко мне всё-таки попали, просто смешны и напоминают «дурдом на выезде взял в руки ручку». Взять, к примеру, иск гражданина Левченко. Товарищ просит суд, цитирую: «Зобов'язати редакцію газети «Дзержинець» спростувати недостовірну інформацію…, а саме: «Голубой же Наполеон, имея комплекс неполноценности, был замечен в простолюдинских страстях. Очевидно, хорошенько поразмыслив над прошлым и осознав, что дешевле заплатить жрице любви за ночь, чем многочисленным жрецам в погонах и судейских мантиях, вписал в состав голубого вагона стрептизерш» не відповідають дійсності».

Честное слово – только это не понравилось Владимиру Левченко. (Примерно такое содержание во всех исках). Если бы судьи были незаинтересованными лицами, то перво-наперво они спросили бы у истца: «Вовчик, а тебя «голубой Наполеон» уполномачивал на ведение его дел в суде? Если да – то покажи доверенность». Ведь суды завалены исками по защите прав и свобод граждан, а Заводской суд Днепродзержинска принимает подобную дурь! Цель оправдывает средства? А цель у судейских, прокурорских, ментовских одна – уничтожить газету «Дзержинец» и Закору, позволившую себе рассказать о неправосудных судейских решениях, о пьяных судьях на рабочем месте, о честно заработанном «Мерседесе» председателя Заводского суда Изотова, о поборах в прокуратуре и т.п.

 

А 6 августа 2006 г. вышла в свет подделка моей газеты «Дзержинец». К выпуску псевдогазеты, по моему мнению, причастен гражданин Селезнёв А.Н., владелец магазина «Парус» и фирмы «Аудит», который имеет на «Дзержинец» зуб за то, что газета неодно­кратно обличила его в деле захвата им квартиры гражданки Кузнецовой Н.А.

«Дата выхода» псевдогазеты – 07 августа 2006 г., а 06 августа 2006 г. Андрей Селезнёв так увлёкся, что необдуманно «доставил» эту газету и порнолистовки Кузнецовой в почтовый ящик. От большого ли ума? Я думаю, что от укоренившегося чувства вседозволенности и большого кошелька, позволяющего покупать и судей, и прокуроров, и ментов. (Однако большой кошелек ему не помог, когда 10.08.06 г. Апелляционный суд Днепропетровской области отменил несправедливое решение Завод­ского суда и восстановил семью Кузнецовых в праве собственников квартиры. Нужно отдать должное судье Тамакуловой, которая сразу раскусила Селезнёва и поняла, что «бизнесмен» хочет забрать помещение у Кузнецовых под свой магазин).

Заявление от гражданки Кузнецовой о распространении порнографической продукции гр. Селезнёвым поступило в прокуратуру Днепро­дзержинска 07 августа 2006 года. На него до настоящего времени – ни ответа, ни привета. Зато утром 11 августа 2006 г. достоверный источник мне сообщил, что работники милиции и прокуратуры уведомили Андрея Селезнёва о поступившем заявлении Кузнецовой и Селезнёв будет пытаться вывезти из своего магазина «Парус» все доказательства причастности к печатанию порнолистовок и псевдогазеты.

В 9:50 11 августа 2006 г. я стала свидетелем того, что Селезнев с какими-то людьми действительно выносил из магазина «Парус» и за­гружал в машину большие коробки и ризограф(!). Из магазина вместе с Селезнёвым вышел работник милиции, севший затем в автомобиль ВАЗ тёмно-зелёного цвета, и уехал. Когда я начала снимать происходящее при помощи фотоаппарата, Селезнев направился ко мне. Он хотел отобрать фотоаппарат, а вместе с ним и компрометирующие его материалы, отснятые мною. Только благодаря тому, что я достала пистолет, на который у меня есть разрешение №4550, выданное 07.07.06 г., Селезнёв оставил меня в покое.

В тот же день Селезнев подал на меня заявление об угрозе его жизни. Судя по тому, что мои заявления преспокойно лежат в прокуратуре Днепродзержинска, и будут ещё лежать неизвестно сколько (сроки рассмотрения заявлений на возбуждение уголовных дел – не для днепродзержинской прокуратуры)  при том, что там даже не контролируют уголовное дело о стрельбе по окнам журналиста (три «хулиган­ских» выстрела!) и исчезновение из уголовного дела экспертизы, то что вообще можно говорить о борьбе с преступностью?

 

Я обратилась 15 августа 2006г. в Заводский РОВД г.Днепродзержинска с заявлением о проведении экспертизы порнолистовок и бухгалтерских бланков, продающихся в магазине гр.Селезнёва. Начальник райотдела Заводского района Чернушенко был занят, и я сказала, что отдам заявление в канцелярию. Зайдя в канцелярию, я попыталась сдать заявление, но работница канцелярии, отказавшаяся назвать свою фамилию, у меня его не захотела принимать без разрешения Чернушенко. Я достала свой фотоаппарат и хотела ее сфотографировать. В это время зашёл Чернушенко. Он начал кричать на меня и попытался выхватить у меня фотоаппарат. Понимая, что в том случае, если у меня отберут фотоаппарат, у меня не будет доказательств и я его спрятала.

Чернушенко отказался принять у меня заявление, мотивируя это тем, что по листовкам не возбуждено уголовное дело. Начальник РОВД прекрасно понимал и осознавал, что общается с журналистом и главным редактором газеты, но начал хамить мне, выражаться нецензурной бранью, угрожать, что вызовет охрану и меня выведут «под белые рученьки».

 

Вывод из всего вышесказанного получается грустный: правоохранители Днепро­дзержинска деньги налогоплательщиков получают… за грубость и сокрытие преступлений.

Но я – как журналист и гражданин, уж постараюсь сделать всё возможное, чтобы в нашем городе стало легче дышать.

Маргарита Закора

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: