Соседи

04 вересня 2006 о 11:13 - 2332

«Если бы я был обычным слесарем с завода Петровского, то уже жил бы не в квартире в Днепропетровске, а где-нибудь в бараке в селе Партизанском…», — делится своими переживаниями в телефонном разговоре с редактором «Лиц» наш постоянный читатель Станислав Якушев.

Письмо Станислава Николаевича Якушева, главы Днепропетровской городской организации Гражданской партии «Пора», вполне могло бы стать основой для написания оригинальной детективной повести…

История эта началась еще в августе прошлого года. В то время его соседи напротив продали свою квартиру Марии и Владиславу Шакиным. Буквально сразу же после переезда новоселы предложили Станиславу Николаевичу продать им и свою квартиру, однако тот от данного предложения отказался. Анализируя дальнейшие происшествия, можно с уверенностью утверждать, что отказ от продажи жилплощади стал основным камнем преткновения в отношениях Якушева с Шакиными.

В ноябре 2005 года новые соседи нашего читателя начали реконструкцию купленной квартиры. Последствия вводимых ими преобразований жильцам соседних квартир жутко не понравились: постоянный шум, увеличение размеров дверных щелей, образование неровностей пола, смещение плит, нарушение санитарно-эпидемиологических норм. Обращения граждан к виновникам сего безобразия успехом для жалобщиков не увенчались. Пришлось Якушеву писать в официальные органы: КЖЭП № 2, РОВД, прокуратуру и райисполком Жовтневого района, ГАСК г. Днепропетровска. В своих заявлениях Станислав Николаевич ссылался на нарушение статьи 1 Указа Государственного комитета строительства, архитектуры и жилищной политики Украины от 05.12.2000 г. №273, согласно которой строительные работы должны были производиться только с соответствующего разрешения ин­спекций государственного архитектурно-строительного контроля (ГАСК).

Чуть позже Шакины установили перегородку в совместном с Якушевым коридоре, во время воздвижения которой один из строителей сказал Станиславу Николаевичу, что ему «нечего рыпаться» — он будет теперь жить, как позволят его новые соседи — «у них родня в больнице МВД, а с медиками никто не связывается, у них связи в МВД, о которых можно даже не мечтать, а брат Шакиной — «большой человек» в СБУ». Подобное заявление наш читатель пропустить мимо ушей не смог и вызвал милицию, передав блюстителям закона все документы о незаконности установки вышеупомянутой перегородки. На следующее утро перегородку убрали, а еще через несколько дней Станислава Якушева вызвали в Жовтневое РОВД в качестве свидетеля по факту кражи двери Шакиных. Дело о краже двери поручили вести следователю Наталье Шугалеевой.

Спустя некоторое время, когда страсти относительно пропажи злополучной двери улеглись, неугомонные соседи вновь установили в коридоре перегородку. Однако на этот раз вместе с перегородкой появилась и камера видеонаблюдения, которая по необъяснимым обстоятельствам оказалась направленной на дверь квартиры Якушева. Естественно, ракурс установки соседями видеокамеры Станиславу Николаевичу не понравился, а их действия он расценивал как несанкционированное вмешательство в личную жизнь. В общем, снова начались жалобы в милицию с просьбой заставить Шакиных демонтировать камеру. Узнав о пущей активности Станислава Якушева и о его новых обращениях в Жовтневое РОВД, Владислав Шакин явился к соседу с угрозами расправиться с ним в случае, если тот не прекратит писать заявления в различные инстанции.

Очередная угроза, по словам Якушева, не оставила ему другого выбора, и он самостоятельно демонтировал камеру видеонаблюдения. Чуть позже к нему в дверь постучали. На пороге стоял Владислав Шакин и брат Марии Шакиной — сотрудник СБУ С.Я. Ременяк. Владислав Шакин безоговорочно нанес Станиславу Николаевичу удар в висок, а когда тот упал, продолжил наносить удары в голову. В это время брат-эсбэушник ворвался в квартиру и начал осмотр личных вещей пострадавшего. Однако Якушев в день происшествия был в квартире не один, с ним находился его знакомый, который вовремя сообразил, что к чему, и вызвал милицию. Милиция приехала быстро и забрала с собой избитого Станислава Якушева для дачи показаний. Пребыв в отделение, пострадавший попросил правохранителей взять анализ на наличие в его крови алкоголя, а также снять с него побои. Только вот работники милиции данную просьбу проигнорировали. Безучастность блюстителей порядка и реализация угроз со стороны Владислава Шакина дали нашему читателю понять — оставаться в Дне­пропетровске для него теперь небезопасно…

Далее последовала дорога в Киев, где Станислав Николаевич собирался подлечить свое здоровье и пожить некоторое время вдали от соседей. Но 9 июня он снова вернулся в Днепропетровск, а 13 числа этого же месяца домой к Якушеву явились сотрудники Жовтневого РОВД и, надев на него наручники, препроводили в отделение милиции. Там Станиславу Якушеву сообщили, что его подозревают в совершении хулиганских действий с применением холодного оружия, да еще и в нетрезвом состоянии (судя по всему, под хулиганством подразумевался самостоятельный демонтаж камеры видеонаблюдения, принадлежавшей Шакиным). Дело о хулиганстве опять-таки поручили вести Наталье Шугалеевой, а Станислава Николаевича поместили в ИВС г. Днепропетровска под предлогом того, что он скрывается от следствия. 14 июня состоялось судебное заседание, на котором судья вынес решение освободить из-под стражи Станислава Якушева.

Чуть позже Шакины предложили своему соседу урегулировать конфликт мирным путем, на что тот по доброте своей душевной согласился. Однако в понимании Владислава Шакина урегулирование конфликта мирным путем заключалось в соблюдении Станиславом Николаевичем следующих условий. Во-первых, он должен был выплатить семье Шакиных 3 тыс. грн. за повреждение камеры видеонаблюдения и 10 тыс. грн. за нанесенный им моральный ущерб; во-вторых, Якушев должен был продать или обменять свою квартиру в течение 2-х месяцев. Естественно, с такими условиями Станислав Якушев не согласился.

Говоря о продолжении сей истории, стоит отметить, что городское управление МВД в течение всего июля текущего года несколько раз разбирало заявление Якушева, а Жовтневое РОВД каждый раз просило дать им еще немного времени, чтобы во всем разобраться. Иными словами, воз и ныне там… Доколе?

Виктория Корж

Поділитися: