Профессия врач: медработники о проблемах пациентов и больницы

18 липня 2006 о 11:17 - 1618

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Спустя две недели после выхода в «Лицах» статьи «Профессия врач: взгляд со стороны» ваш корреспондент направилась в ожоговое отделение горбольницы №2, где, как вы помните, лежит журналист Александр Локотков.

Александру Ивановичу к моменту моего прихода сделали долгожданную операцию по пересадке кожи, вернее, она была произведена еще 22 июня (а номер газеты со статьей «Профессия врач: взгляд со стороны» вышел 21 июня – ред.). Сейчас состояние пациента удовлетворительное, и он проходит курс послеоперационной реабилитации. Более того, по словам его лечащего врача Сергея Стажевского, Локоткову не угрожает инвалидность, и после выхода из больницы журналист беспрепятственно сможет заниматься своей профессиональной деятельностью. Что ж, слава Богу, все обошлось! На этом и врачам отделения огромное спасибо! Однако, как бы там ни было, проблемы с лечением пациентов ожогового отделения никуда не исчезли, и таких локотковых в горбольнице №2 еще предостаточно. Почему так происходит и в чем корень проблемы, мне попытались объяснить сами медработники…

 

По уверению Сергея Стажевского, Александр Локотков изначально поступил в горбольницу №4. Находился он тогда в крайне тяжелом состоянии: у него были ожоги нижних конечностей III-Б и IV степеней и ожоги дыхательных путей; к тому же, потерпевший пребывал в состоянии сильного алкогольного опьянения. Из указанной больницы пациента перевезли в ожоговое отделение горбольницы №2, где ему и оказали первую медицинскую помощь. К сожалению, после осмотра местного терапевта у Александра Ивановича обнаружилось еще несколько достаточно серьезных заболеваний, которые лишь осложняли его лечение. Далее Сергей Владимирович назначил Локоткову лечение: выписал необходимые медикаменты, в частности антибиотики, предписал соответствующие процедуры, сделал заключение о необходимости пластической операции по пересадке кожи. Как рассказывает врач, поверхностные (неглубокие) ожоги удалось вылечить консервативным методом, т.е. без оперативного вмешательства, а вот бороться с ожогами III-Б и IV степени без операции невозможно. Так что врачам пришлось для начала очистить глубокие ожоги от мертвых тканей, а потом производить подготовку к назначенной операции. С этим у больного и врачей как раз и возникли главные трудности. Дело в том, что указанная подготовка к операции требует немалых капиталовложений: необходимо постоянно покупать дорогостоящие медикаменты и перевязочные материалы, которых в больнице, по словам врачей, просто-напросто нет. У самого же Александра Локоткова тоже не нашлось финансовых средств на свое лечение. Да и врачи отделения не могли помочь больному с указанными лекарствами – при их-то зарплате в 420 гривен! А приобрести медикаменты на выделяемые больнице деньги  (по словам главврача больницы, это 1,7 грн. в день на одного пациента) тем более нереально.

Задавала я Стажевскому вопрос, можно ли было сделать операцию журналисту без особой подготовки и принятия дорогих антибиотиков? Его ответ был отрицательным: мол, без назначенных антибиотиков после операции у пациента наверняка бы началось отторжение пересаженных тканей и инфицирование прооперированного участка, что привело бы к еще более плачевным последствиям.

В общем, как видите, все упиралось только в финансы, да и, как говорил мне Сергей Владимирович, одними умениями врача, даже самыми профессиональными, пациентам не помочь. Что примечательно, по уверению Стажевского, сама операция делается в больнице бесплатно, отсюда напрашивается вывод: те огромные суммы, называемые врачами за лечение, составляют исключительно стоимость необходимых для выздоровления медикаментов. (Сам Александр Локотков потом мне рассказывал, что перед операцией пациенту необходимо приобрести «операционный пакет», который стоит 300 грн. Что в него входит, журналист не знает.) Тут же возникает следующая проблема – оказывается, все аптеки, находящиеся при больнице, принадлежат не государству, а частным лицам, и лекарства в них продаются по завышенным ценам. Так что родственники или друзья больных становятся перед выбором: покупать медикаменты по ценам, предложенным этими аптеками, или покупать горы лекарственных средств (флаконы с физраствором и глюкозой, рулоны перевязочных материалов, ампулы с антибиотиками и анестезией) в дешевых государственных аптеках, и везти их через весь город. Знаете, даже врачи ожогового отделения не знают, как помочь гражданам в данной ситуации и сделать так, чтобы при больнице функционировали государственные аптеки.

 

Общалась я и с заведующим ожогового отделения горбольницы №2 Сергеем Слисаренко. Он также меня убедил, что все проблемы Александра Локоткова и других финансово не обеспеченных граждан кроются в недофинансировании больницы. Чуть полегче обстоят дела с теми, кому помогают родственники, друзья, начальство, спонсоры, или с теми, у кого ожоги произошли в результате несчастного случая на производстве, – им деньги на лечение выделяет соответствующий государственный Фонд. А качество лечения в отделении на достаточно высоком уровне: многим пациентам, получившим серьезные ожоги, удается сохранить работоспособность, многих спасают от инвалидности, ампутации конечностей и даже смерти (кстати, уровень смертнос­ти в ожоговом отделении, по словам г-на Слисаренко, составляет всего 6%).

 

Врач Стажевский показал мне нескольких больных, которые лежат в больнице с последствиями январских обморожений (т.е. уже около полугода!). Этим людям некуда идти, у них нет жилья. По словам Сергея Стажевского, одного из таких обездоленных больных после лечения удалось с горем пополам пристроить в дом инвалидов. Но всех же не пристроишь – слишком хлопотное это дело, – так что больница порой становится гостиницей для бездомных пациентов!

Затрагивал доктор Слисаренко и проблему отсутствия средств на ремонт палат и техническое оснащение врачей. Если раньше «дыры» в бюджете медучреждения удавалось латать с помощью спонсорских средств, перечисляемых время от времени на счет благотворительного фонда «Довіра», то сейчас указанный фонд пуст. Чем-то помогают родственники больных, чем-то – состоятельные пациенты, медсестры (с окладом в 300 с лишним гривен!) красят стены, окна, делают ремонты…

Так что и врачи, и пациенты, и редакция просят властьпредержащих обратить внимание на состояние финансирования ожогового отделения Днепропетровской городской больницы №2! Нужно помочь с медикаментами, ремонтом палат, обновлением оборудования, снабжением «операционными пакетами». По крайней мере, можно же решить вопрос открытия при больнице государственных аптек сети «Фармация»?! В ваших руках рычаги власти, кто как не вы, в состоянии помочь ведущим специалистам спасать жизни несчастных больных!

 

P.S. Единственное, что мне показалось странным, так это то, что сразу же после публикации в «Лицах» моей предыдущей статьи («Профессия врач: взгляд со стороны») врачи ожогового отделения обратились к Александру Локоткову с просьбой написать им объяснительную записку о его непричастности к выходу материала и несогласии с указанными фактами…

Виктория Корж

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: