«Страховую медицину, как мобилизацию, надо вводить немедленно, насильственно и безоговорочно»

03 липня 2006 о 06:54 - 1007

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Это интервью готовилось к профессиональному празднику медиков. Но не сложилось…

Пост-фактум поздравляя всех работников самой гуманной профессии, публикуем «праздничное» интервью с острыми вопросами. Отвечает директор ООО «Медсервис», кандидат медицинских наук, врач УЗИ высшей категории Пономаренко Игорь Анатольевич.

 

Игорь Анатольевич, как Вы считаете, действительно ли «Корень всех зол украинской медицины – в отсутствии людей, способных осуществлять квалифицированный менеджмент медицинского учреждения» («Зеркало недели», №39 за 2005 г.)?

– Любая система управления нуждается в квалифицированных менеджерах. Чем умнее менеджер – тем более эффективная система. Это аксиома бизнеса.

Здравоохранение Украины – это сложный механизм, который нуждается в реформе. Это – вторая аксиома.

Дальше следуют только вопросы. Почему система не реформируется? Где найти толковых управленцев, которые при оплате в 200 долларов США в месяц не пользовались бы государственным бюджетом как своим собственным? Почему, при всех громких политических заявлениях, при очередной смене власти не происходит никаких улучшений?

С позиции бизнеса – причина одна. Это тотальная монополия государства на систему здравоохранения. Если вы посмотрите, что происходит в любой государственной монополии, а это, кроме здравоохранения, железнодорожный транспорт, право собственности на землю, образование, коммунальное хозяйство, – везде существуют проблемы. Перечислить? Старые грязные вагоны, спекуляция землей, нищая наука и образование, нищая медицина, непонятные тарифы на коммунальные услуги и тотальная коррупция, с которой, по словам уже нынешних управленцев, предстоит бороться «долгие-долгие годы». А вот люди у нас замечательные – им только надо дать возможность работать. И при этом дать еще одну возможность – получать заработанные деньги. Чем лучше работаешь – тем больше получаешь. И вот вам эффективная система, прекрасные менеджеры, и расцвет украинского здравоохранения. Где их взять? Дайте МНЕ точку опоры, и я переверну мир.

Насколько тяжело частным предпринимателям-медикам ломать советские стереотипы у пациентов, что «медицина у нас бесплатная»?

– Я бы сказал, что подобного вопроса на данный момент не существует. Больной платит за свое здоровье или деньгами, или годами жизни. Поясняю. Почему женщины живут на 15 лет дольше, чем мужчины? Потому что женщины обращаются к врачам в три раза чаще последних и, соответственно, тратят в три раза больше денег на решение вопросов своего здоровья. Люди, которые не имеют средств на лечение – умирают значительно быстрее тех, у кого есть возможность заплатить.

Другое дело, что в украинском обществе существует ханжеская мораль в отношении болезни и врачевания. Никому в голову не приходит, что парикмахер должен делать прическу бесплатно, а вот в здравоохранении – это сплошь и рядом. Начали ком­мунисты, продолжили – капиталисты. Но самое интересное, что и те, и другие знали и знают: хочешь быть здоровым – плати. Другое дело – это форма оплаты. Белая – это государственная лицензия, налоги, реклама, аренда и прочее или черная (серая) – из кармана в карман.

Что самое главное в больнице: хорошее оборудование или квалифицированный персонал?

– А что главное в самолете: отсутствие бортового компьютера или обезьяна за штурвалом? В первом случае самолет полетит, ведь как-то летали самолеты до изобретения компьютера, во втором случае – самолет не сдвинется с места (обезьяна – она точно никогда не научится управлять самолетом).

Оборудование и специалисты – это два звена одной цепи. Я всегда говорил и не перестаю повторять, что я горжусь врачами, которые работают в ООО «Медсервис». При этом мне приходится иногда очень туго затягивать пояс, чтобы купить новое оборудование. Для того, чтобы занимать достойное место на рынке медицинских услуг – необходимо работать в обоих направлениях.

– Что бы ни произошло в государственной больнице с пациентом, больницу не закроют. Случаев, когда наказывают медиков из госучреждений – единицы. С другой стороны, лишить лицензии частную клинику или частнопрактикующего врача Минздрав может запрос­то. А ведь это неравная конкуренция. Вам не кажется, что нужно как-то приучать к ответственности за свои действия врачей обоих «лагерей»: и гос-, и частных? Только как это сделать?..

– Опять агрессия! Что значит – закрыть больницу? Давайте закроем школу или завод, или газету. Сотни, тысячи людей останутся голодными. Что значит – не наказывают врачей, которые работают в государственных больницах? Я смею утверждать, что почти каждый известный врач-специалист имел в своей жизни контакты с добрыми людьми из силовых ведомств. Позвоните в любое РОВД и задайте вопрос, сколько осужденных по разным статьям врачей состоит у них под надзором. Приведу только один пример. Деятельность четырех хирургов-трансплантологов в областной больнице города Запорожья курирует пять офицеров ОБЭП в звании от капитана до полковника. При этом мне хотелось бы подчеркнуть свое глубокое уважение к профессии милиционера или следователя прокуратуры. Именно эти люди стоят на страже правопорядка. Без них в обществе воцарился бы полный хаос. Другое дело, что людей некомпетентных (случайных) достаточно как среди врачей, так и среди милиционеров. Но это – совершенно другая проблема.

Что касается лишения лицензий частнопрактикующих врачей и клиник… Это весьма серьезная процедура. И обвинять государственные службы, что они злоупотребляют этим правом, по крайней мере, некомпетентно. Иное дело, что процесс получение лицензии на медицинскую деятельность на сегодняшний день – весьма сложное мероприятие, которое нуждается в упрощении. А вот ответственность и наказание – это то, что существует в нашем государстве в избытке, как в отношении частных, так и в отношении государственных организаций.

Что касается неравной конкуренции… Глупо было бы утверждать, что частные медицинские структуры могут составить конкуренцию государственным структурам, за которыми стоит гигант, определяющий правила игры и располагающий всеми возможностями извлечь доход из воздуха (таможня, налоги, штрафы и прочее). Поэтому громадное спасибо всем, кто терпит наше существование! Спасибо, что дали пожить, что сегодня не придушили, а завтра…

И последнее – это мысль с позиции бизнеса. Людей надо не наказывать, а создавать им условия для работы, при которых они бы не преступали черту закона. Согласитесь, что врач, который получает одну тысячу евро в месяц, и врач, который получает сто долларов на 1,5 ставки, – это два разных человека.

­«…Структурные изменения вызовут недовольство части медиков. Сегодня у них мотивация одна – чем больше больных, тем лучше. Мы же стремимся к тому, чтобы врачи были заинтересованы в здоровых людях. А такими могут быть только семейные врачи, у которых будет финансовая мотивация к тому, чтобы их пациенты были здоровы и меньше болели», – эти слова принадлежат экс-министру здравоохранения Полищуку, который побыл министром 7 месяцев и был уволен в сентябре 2005-го. Может, действительно существует какая-то, простите, врачебная мафия в государстве, которой выгодно существующее положение вещей, когда почти все платежи в государственной медицине идут наличными и «по-черному»?

– Давайте о медицинской мафии. Это ругательное слово, которые я, по крайней мере, стараюсь не употреблять при оценке деятельности людей. Если бы в Украине существовала подобная организация –  «медицинская мафия», все медицинские услуги давно были бы платными. Никто бы и пальцем не шевельнул без денег. Две аксиомы. Напечатайте их жирным текстом. Первая: врачи, которые работают в государственной системе – это люди, которые совершают ежедневный подвиг. Вторая: оплата труда врачей в Украине унизительна для человеческого достоинства. Сегодня речь должна идти о создании мощного независимого профсоюза медицинских работников, который бы мог взять на себя функции регулирования отношений с государством, которое слепо и глухо к проблемам медиков. Это – цивилизованное решение проблемы для людей, которым, кстати, законодательно запрещено выражать свое недовольство путем стачек и забастовок.

­ А как Вы относитесь к идее о семейных врачах?

­- Я отношусь к горячим приверженцам системы семейной медицины. Она существует во всех цивилизованных странах и должна существовать в нашем государстве. Врач, с которым семья заключает финансовый контракт для наблюдения за своим здоровьем – это то, что отвечает запросам сегодняшнего дня. И дело не в отсутствии законодательной базы. Нет базы – прекрасно. Что не запрещено – то разрешено законом. Дело в полном отсутствии желания платить за профилактику болезней. Мне, например, очень импонирует создание крупной клиники (не называю название) в Днепропетров­ске. Но все понимают, что там почему-то ничего не получилось. И если говорить о том, что мне хотелось бы сделать в своей жизни – это возглавить эту клинику на один год с оплатой 1 гривна в месяц. Мне просто было бы интересно ответить на ряд эконо­мических вопросов и поставить этот проект на крепкие ноги.

Возможно ли, нужно ли вводить в Украине страховую медицину?

– Я отвечу на этот вопрос очень кратко и четко. Страховую медицину, как, например, мобилизацию, надо вводить немедленно, насильственно и безоговорочно. Пластиковая страховая медицинская карточка должна быть таким же атрибутом гражданина Украины, как паспорт. Ни одно предприятие не должно существовать, если оно не обеспечивает регулярные страховые отчисления своим сотрудникам. Страхование пенсионеров должен обеспечивать Пенсионный фонд. Карта должна приниматься во всех медицинских учреждениях, любой формы собственности, для оплаты медицинских услуг.

Какого Вы мнения о приказе Минздрава №360, – сейчас он приостановлен, – введение которого должно было перевести большинство лекарств из продающихся в свободной продаже в продающиеся по рецепту?

– Абсолютно правильный приказ, который необходимо вводить немедленно. Это практика любого цивилизованного государства. Мы говорим, что мы часть Европы. Европа давно отказалась от самолечения, а если провизор рискнет продать Вам гормональные таблетки без рецепта, то он лишится работы, как минимум.

Игорь Анатольевич, а как пациенту определить, какая больница, какой кабинет и какой врач лучше? На чем основываться, выбирая, скажем, врача, который будет делать ту или иную операцию, или выбирая кабинет, где делают анализы, и т.п.?

– Как выбрать больницу или как выбрать врача. Совет очень простой – по рекомендации близких родственников или знакомых врачей. Если Вы человек, который не боится риска, – по рекламе или по месту жительства. Старый врач – не всегда хороший врач. Молодой врач – не всегда плохой врач.

Выбор врача – это как выбор жены, зависит от многих факторов. Не в последнюю очередь имеет значение эмоциональная сфера. Нравится – не нравится. Подходит – не подходит. Профессиональные знания врача непрофессионалу оценить невозможно. Поэтому имеет значение статус врача. Профессор, очевидно, лучше, чем доцент. Врач высшей категории, возможно, больше знает, чем врач без категории. Однако некоторые статусу не доверяют. Во всяком случае – у вас, дорогие читатели, всегда есть шанс попробовать нового доктора или вернуться к старому.

Что касается больницы – все просто. Выбирают по предоставляемому комфорту и обеспечению медицинской техникой. Сейчас любая больница доступна – было бы желание. Существует и возможность вернуть деньги, если Вас не вылечили, но это большой отдельный разговор.

За последние годы народ сочинил немало анекдотов про врачей-стяжателей. Вот, например:

«- Скажите, доктор, обязательно делать эту дорогую операцию? Мне, в конце концов, необходимо содержать жену и моих детей.

– Мне тоже!», или:

«Разговаривают два психиатра.

Один из них говорит: – Я сейчас занимаюсь исключительно интересным случаем раздвоения личности.

– Да? И что же это за интересный случай?

– Дело в том, что мне удалось каждого из них уговорить платить мне за лечение».  Врачи друг другу, наверное, таких не рассказывают, они о пациентах анекдоты предпочитают? Расскажите парочку.

– Кроме врачей-вымогателей существуют и жадные пациенты. Мне, например ни раз приходилось слышать: «Доктор у нашей семьи совсем нет денег на лечение, мы недавно потратили все наши сбережения на новую машину». Больные все разные. Врачи все разные. Поэтому давайте я закончу анекдотом скорее добрым, нейтральным и смешным:

«Приходит к пациенту старый дедушка. Еле дышит. 80 лет. На костылях. Отдышался и начинает жаловаться.

– Доктор, у меня страшная беда! Раньше я, бывало, залезу на первую – нормально. Сразу – на вторую. Конечно, перед третьей – чуть передохну, и – на четвертую.

– Дедушка, а не кажется что для Вашего возраста и одной женщины многовато?

Доктор, я Вам про ступеньки, а Вы мне про женщин…»

 

Алена Гарагуц

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: