Мой исчезнувший Леонид Данилович

03 квітня 2006 о 09:49 - 1513

КУЧМА ПРОПАЛ…

Он пропал как-то незаметно. Шли дни, а я все надеялся, что он появится… Но – нет, его до сих пор нет. Так уже бывало, до Даниловича у меня пропал «Красный рояль». «Красный рояль» был одой коммунистической системе мышления. На огромном холсте был изображен действительно красный рояль, за ножку которого был посажен на цепь носорог, тело носорога было в виде милицейского «уазика». Я его не разрезал, не боролся с композиционной концепцией. Просто рояль пропал также тихо, как и Кучма, он растворился, исчез из моего мира. Говорят, что «рояль» в Питере, у Жванецкого. Иногда я скучаю о пропавших картинах, все-таки, картины – мои дети…

ХУДОЖЕСТВЕННО ПОЛИТИЧЕСКОЕ НАЧАЛО

Днепропетровск – это непростой город. Кузница кадров, из года в год, продолжает плодить своих Дубилетов и Брежневых. Этот миллионный анклав кишит своими тайнами и секретами. Здесь очень сложно вырваться наверх, потому что он постоянно занят, но уж если вырываешься, то – по полной программе!..
Кстати, о программе: была у нас когда-то такая программа на местном ТВ — «Политпивбар». Вел ее товарищ и друг моего отца, известный в нашем городе телеведущий Виталий Теплов. Да, были политики, было пиво, были разговоры с политиками «по душам», но не хватало Теплову какой-то «изюминки» в передаче. Не знаю, кто из них придумал эту «изюминку», но мне предложили рисовать шаржи на политиков. В конце каждой программы я вручал шарж, который рисовал во время съемки. Параллельно с этим, я начал писать портреты политиков.
Первым был портрет Евгения Марчука, его я написал с подачи моего отца. Заказчиком «серого кардинала» был какой-то бывший «гэбист», который поддерживал его выборную кампанию в Днепропетровске. Когда я принес портрет, «гэбист» сказал, что пейзаж за Марчуком слишком мрачный. Все мои доводы о том, что этот пейзаж как нельзя лучше гармонирует с портретом, на заказчика не действовали. Пришлось переписать пейзаж, кстати, взятый из Рафаэля, на примитивные голубые облачка. Марчук проиграл те выборы…

КАК Я РАЗРЕЗАЛ КУЧМУ… ПОРТРЕТ №1

Леонида Даниловича я писал два раза. Но так получилось, что холстов оказалось три… Первый портрет «забраковали наверху». Кому-то из заказчиков — «больших ценителей» живописи, не понравился «западенский» орнамент на скатерти стола, за которым он сидел. Времени на то, чтобы переписать скатерть не было, поэтому портрет остался у меня в мастерской. Он стоял в темном углу до тех пор, пока я не решил переписать его и «пришить» к концепции моей, «помимо портретной» живописи. Я пытался показать его опутанным связями внутренних противоречий, опутанным ношей бремени власти, сотканного из миллионов кусочков внутренней пустоты. Корона, венчавшая его голову, была такой же пустой, как и его тело. Так оно и вышло…
Он оказался под кремлевским забором, но на «западенском» половичке, – между двух огней, короче говоря. С детства люблю противоречия…

В этой работе, мне показалось, я смог изобразить все: и квазинелюбовь к нему народа и его нелюбовь к этой стране. Примерно в то же время, когда я дописывал К.Л., (Король Лир или Кучма Леонид), как кому будет угодно, начался кассетный скандал. Мельниченко предал своего «папу», ну чем Кучма не Король Лир? Опять совпадение? Нарисованная на лице клоунская улыбка судьбы…
Да, об этом говорить – не переговорить…
Теперь этот психологический портрет Даниловича, находится на вечном хранении у известного писателя и поэта Сергея Жадана.

ХОХМА, ИЛИ РАССКАЗ О ТОМ, КАК Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО РАЗРЕЗАЛ КУЧМУ. ПОРТРЕТ №2, И №3 ТОЖЕ

Хохма заключалась в том, что через некоторое время меня опять призвали «сильные мира сего» — через пару месяцев у Даниловича был юбилей. Один серьезный муж долго рассказывал мне, что я должен изобразить.
Оказалось, что Кучма по гороскопу Лев, значит, на холсте должен быть лев, обязательно лев! Лев – это главное! Все должно быть сюрреалистично! И обязательно морской старт (СиЛанч)! Я был не против картины с подтекстом – это мой хлеб, мне только дай… Рассказать о человеке, используя его астрологические и «ракетно-тактические данные» – это счастье для художника…
Хи-хи…
Извиняюсь…
И вот я перебирал, пользуясь доступом в фото-архив одной из редакций, фото Даниловича. Я перерыл все, но не видел его. Случайно один фотокор показал мне пожелтевшую фотографию.
— Это он парторгом еще. У Кучмы на этой карточке был такой выразительный взгляд, что я моментально понял: это ОН, это – настоящий, невыдуманный Кучма.
И вот он родился, здесь было все: и лев, и Кучма и СиЛанч. Но…
Когда портрет был написан, он опять не понравился областному начальству. Побоялись его дарить — не поймет ПАПА. Слишком открытый, слишком откровенный и в то же время загадочный, – в общем, непонятный и противоречивый портрет, так мне объяснили.
И тогда я его разрезал…

Нет, портрет остался. Я отнес его в обладминистрацию и отдал какому-то клерку, с пожеланием вручить Даниловичу. Вторая часть холста поддалась массированному психологическому воздействию, реализованному кистями и красками. Вся «помаранчевая» революция сжалась для меня в этом холсте.
А Кучма пропал, пропал в кабинетах, пропал в вороватых руках своих подопечных. Я очень хотел подарить ему этот портрет, но видать не судьба. Кучма пропал, и хорошо – с ним были одни хлопоты. Зато остался «Помаранчевый лев»…

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ… ИЛИ СТРАСТИ ПО ПОЯРКОВУ

Я — художник, по воли судьбы мне выпала эта нелегкая ноша. Я мог бы работать дворником или министром? Я — нет…
Еще в детстве я видел куски теперешней жизни, видел себя в «индиговом» дежавю, себя – художника. Практически все мои родственники, начиная с дедов, рисовали, ваяли, вышивали, даже ковали, поэтому я ничему не удивляюсь, я был приговорен стать художником.
В отличие от господина Пояркова (который известный при жизни), я не так известен. Да, я завидую белой завистью его свободе передвижения. Да, мне нравятся его радужные мутанты, мапы, и все, что он делает как живописец. Но он слишком далек от дна, он летает в своих холстах, а я ползаю. В своих картинах я вылизываю грязные дороги Украины, дороги голода и страданий. Сегодня я ел сухой черный хлеб с солью, и взял в долг пиво. Поярков, что ты кушал пятнадцатого марта две тысячи шестого года после рождества Христова? Надеюсь, не мясо, ведь пост…

P. S. Не так давно на мою страничку в Интернете пришло письмо. В нем какой-то аноним спросил меня: Иван, а тебе не стыдно за «помаранчевых»? Честно признаюсь, теперь – стыдно.

Фото с сайта МА «Артвертеп» http://www.artvertep.dp.ua

Поділитися: