Прошу слова или Размышления человека второго сорта перед выбором

23 березня 2006 о 08:39 - 1271

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Более ста лет назад на всю Российскую империю прозвучал могучий голос Л.Н.Толстого: «Не могу молчать!» Большая, больная совесть России, он выступил против насилия существующей власти и в защиту тех, кто эту власть содержит: одевает, кормит, охраняет.

Сейчас, «при виде того, что творится дома», хочется повторить этот крик возмущённой совести. Громко, на всю Украину! Чтоб вздрогнули. Проснулись. Нет, не усовестились, – хотя бы услышали.

Но при своей малости – да так громко? И нескромно. И кто услышит? Вот если бы Толстой… Но Толстого в Украине нет и, похоже, не предвидится. Ну не Яворивский же… И даже не мэтр отечественной литературы П.А.Загребельный…

А между тем, в Украине произошло событие, которое осталось незамеченным, но которое, без преувеличения, можно назвать судьбоносным для основной массы народа.

Власть, – та власть, на которую эта основная масса работает, которую одевает, обувает, кормит и охраняет, – эта власть на самом высоком (выше некуда!) уровне узаконила деление граждан Украины на два сорта: первый и второй. Если образно – на белых людей и негров.

Цитирую заметку из «Комсомольской правды» за 18 октября 2005 г.:

«Украинцев поделили на два сорта.

Конституционный суд Украины узаконил разделение пенсионеров на две категории: первая будет получать пенсию в размере 90 процентов от зарплаты без ограничений, а вторая – по 1 проценту за каждый год работы от зарплаты. Министр финансов Виктор Пинзеник уже прокомментировал это решение, заявив, что оно фактически разделяет украинцев на два сорта. Кроме того, как он отметил, КСУ отменил максимальный размер пенсии, который был введен правительством ранее в размере 3.960 гривен. «С завтрашнего дня у некоторой категории пенсионеров пенсия может составлять 200 тысяч гривен, в то время как другим нужно 90 лет стажа, чтобы достичь уровня пенсии первой категории», – подчеркнул министр. Таким образом, если раньше разрыв между минимальной и максимальной пенсией был в 12 раз, то отныне разрыв между ними может составить уже 500, а то и 600 раз…»





…И тишина…

«На всех языках все мовчить…

Бо благоденствує?

Оглухли, не чують?»


Молчат те, кто первый должен был возмутиться, закричать публично, во всё горло во всех газетах, на всех каналах. Писатели, журналисты, учёные – люди публичные, известные, авторитетные, те, которых сама власть отнесла к первому сорту (белые люди). Так почему молчат? Может, именно потому и молчат, что всё-таки первого сорта?

Граждане второго сорта (негры), занятые борьбой за выживание, за кусок хлеба и те, кто просто далеки от тех игр, в которые играет их Верховный законодательный орган (тот, который они выбирают якобы для защиты их интересов и который защищает прежде всего – своих) эти граждане могли и не заметить. А если кто и заметил – кому скажешь? Соседу, такому же безгласному, как и ты сам? Ну посидят, перекурят, повозмущаются… Что это меняет?

Гражданам же первого сорта (а таких аж десять категорий!) поднимать шум, возмущаться – нет резона, сказать прямо, – невыгодно.

Ну, если уж совсем по-честному, то были кое-какие волны. И в прессе промелькнуло, и на телевидении. Не в порядке возмущения, конечно, в порядке информации. Получилось сотрясение воздуха, от которого законодателям ни холодно, ни жарко – они СВОЁ дело сделали. Мавр сделал своё дело, и теперь оно будет жить в Законе. Конечно, ну очень бы хотелось сохранить кресло в парламенте! Но если и не удастся, то квартира в столице или компенсация в двести-четыреста тысяч, пенсия по первому сорту – это тоже неплохо за службу народному благу. Теперь пожить бы подольше, да можно и ещё послужить на какой-нибудь соответствующе статусу должности.

Всё это было сделано тихо, почти тайно, без особого шума и участия так называемой общественности. Но, как известно, всё тайное становится явным.

Нашёлся один человек, ну как его назвать, то ли честный, то ли «отщепенец», который и сделал почти тайное почти явным.

Хочется верить, что министр экономики Виктор Михайлович Пинзеник был потрясён цинизмом, прежде всего, как человек с нормальной человеческой совестью. А как министр финансов прикинул, во что принятый народными депутатами и подтвержденный Конституционный судом Закон обойдётся казне!.. И если у граждан первого сорта пенсии будут 10-15, а то и до 200 тыс. гривен, то что же останется в Пенсионном фонде? Где потом взять деньги, чтобы второму сорту заплатить хотя бы его жалкие 300-400 грн.?

Попытался Пинзеник пристыдить коллег, объяснить – это же безнравственно, призвать хотя бы к здравому смыслу. Какой стыд? Какая совесть? Здравый смысл? Ха-ха!

И тогда, вероятно, отчаявшись, не в силах воспрепятствовать этой антинародной, дискриминационной акции, Виктор Михайлович решил о ней поведать народу. Но, почему-то, не по Первому национальному, а по пятому, который, опять же почему-то, недоступен большинству граждан Украины.

Пишущий эти строки, я узнал об этой акции из небольшой заметки в небольшой газетке «Лица», которая пишет о лицах, но особое внимание уделяет лицедеям.

Узнал, удивился, возмутился и стал ждать всенародного возмущения. Долго прислушивался… Но – ничего… Тишина… А тут выборы на носу. И народ волнуется: «За кого ж голосовать? Не за кого голосовать. Все – одинаковы! Все за себя!» А может, не все? Тот же Пинзеник, например. И, неужели, он один?

Поэтому, не будучи профессионалом в деле формирования общественного мнения, не имея того высокого авторитета, который способствовал бы влиянию, имея очень малую надежду на возможность быть публично услышанным, пишущий эти строки вынужден был взяться за перо, чтобы откликнуться и на акцию Верховной Рады – по разделению граждан страны на два сорта, – и на поступок В.М.Пинзеника, который что-то вроде гласа вопиющего в пустыне.

Вот его слова, сказанные на пресс-конференции в Черкассах:

«Меня возмущает деление пенсионеров на сорта. Я пытался это остановить и как депутат, и как министр финансов, но вы видели реакцию тех, кто должен был бы дать путёвку в жизнь этим решениям. Немного больше ста народных избранников оказались готовыми признать, что в стране должна действовать 24-я ст. Конституции, которая говорит о равенстве всех перед Законом… Для возобновления справедливости в пенсионном обеспечении необходимо возродить трудовую основу пенсии! Пенсии всех, всех без исключения, – депутатов, министров, судей, прокуроров, дипломатов работников Нацбанка, – должны зависеть от одного – от заработка и зарплаты!»

Льготы будут отменены – пообещал Пинзеник. Кто? Когда? Конституционным судом? Верховной Радой? Но ведь они принимали эти льготы для себя любимых. Рада будущая? Но будет ли она порядочнее этой? Будем надеяться…

При нынешней ситуации и настроениях в нашем обществе, надо бы голосовать против всех. Но до этого наш народ не созрел. Поэтому – надо делать выбор! С надеждой на лучшее будущее. Мы ведь не первый раз выбираем. И каждый раз – с надеждой!..

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: