О «ХРОНИКАХ НАРНИИ» И ДНЕПРОПЕТРОВСКОМ МАЙДАНЕ

09 лютого 2006 о 09:09 - 1576

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Состоявшаяся намедни премьера американского кинофильма «Хроники Нарнии: Лев, Колдунья и Волшебный шкаф» стала одним из главных событий в культурной жизни планеты. Этот фильм сумел обогнать по кассовым сборам в США блокбастер Питера Джексона «Кинг Конг». За последний уик-энд проката суммарные сборы картины составили 32,8 миллиона долларов. В то же время «Кинг Конг» заработал в прокате 31,6 миллиона долларов. С момента выхода эти два фильма, являющиеся основными хитами рождественских каникул, постоянно лидируют в рейтинге кассовых сборов. Однако до этого «Кинг Конг» неизменно опережал экранизацию книги Клайва Льюиса приблизительно на два миллиона долларов.

«Хроники Нарнии» не прошли мимо Днепропетровска. И речь не так о фильме, как о книге Клайва Льюиса, выпущенной в новом году днепропетровским издательством «Проспект». Перевод с английского на украинский осуществила наша землячка Виктория Нарижная. Да-да, та самая Виктория, которая стала широко известна жителям нашего города чуть более года тому назад, когда во время Оранжевой революции она вела митинги на центральной площади имени Ленина, в считанные дни став «лицом» днепропетровского Майдана.

Нарижная и сегодня, несмотря на первые успехи в литературе, продолжает активную общественно-политическую деятельность – в рядах партии «Реформы и порядок», по списку которой баллотируется в депутаты Днепропетровского горсовета. Наша беседа, естественно, началась с подведения итогов Майдана:

– Виктория, прошел год с момента Оранжевой революции. Что, на Ваш взгляд, удалось за это время сделать в стране, а что нет?

– Это вопрос сложный и на него можно очень долго отвечать. Но если говорить в общих чертах, то, безусловно, не удались реформы. Мне кажется, к их проведению надо было подходить собраннее и систематичнее. В то же время надо не забывать, что новая власть в прошлом году оказалась в сложной ситуации, и проведению реформ мешали не только ее ошибки, но и объективные обстоятельства.

А из достижений самым главным является изменение сознания народа. Впрочем, это частичная заслуга новой власти, в большей же мере – самих украинцев.

Новая власть сохранила как во внутренней, так и во внешней политике приверженность той концепции, ради которой люди стояли на Майдане. И в сознании нации уже не будет поворота назад. Это подтвердят и парламентские выборы.

– В продолжение темы не могу не поинтересоваться: как Вы стали ведущей днепропетровского Майдана?

– Это произошло случайно, впрочем, как и многое в той революции. Просто эту функцию некому было исполнять. Арина Сокульская, которая начинала вести эти митинги, была сильно загружена – у нее и без того было много работы. К тому же решили, что раз на площади основную массу составляют молодые люди, то и со сцены с ними должен общаться представитель молодежи, который со временем станет визуально знаком и привычен в этой роли для большинства из них. И эту функцию пришлось выполнять мне.

– Об изменениях, которые произошли за этот год в стране, мы поговорили. А что изменилось в Вашей жизни за этот год?

– Многое, но, что интересно, эти изменения мало связаны с революцией. Революция для меня, как и для большинства, окончилась с инаугурацией Президента. Кое-что, в связи с революцией, изменилось и на худшее (надеюсь – временно): как и у многих, на какое-то время в семью пришел финансовый кризис. После революции начала работать, но не по специальности – перевожу с английского на украинский. По-прежнему пишу сама, как стихи, так и прозу. И не на йоту не сожалею о том, что мы пережили год назад.

– Кстати, о переводах. Какое впечатление произвели на читательницу Викторию Нарижную «Хроники Нарнии»?

– Что ж, это была интересная работа. Клайв Льюис – не просто признанный детский писатель, он еще и известный христианский мыслитель, поэтому все его работы отличаются философской глубиной, будь это теологический трактат или занимательная сказка. «Лев, Біла Відьма та Шафа» (а именно так называется эта книга в украинском переводе) – тоже своего рода иносказательное религиозное произведение, ведь многое в этой книге восходит корнями к евангельским рассказам. Однако, кроме этого, в книге есть и головокружительный сюжет, и оригинальные мистические образы, так что она будет интересна любому читателю, от мала до велика.

Что касается самого перевода, то не все было гладко, это наша первая работа с издательством «Проспект», и на тексте отобразились неизбежные разногласия между несогласованными еще точками зрения на то, каким должен быть идеальный перевод на украинский. Из-за этого текст может показаться искушенному читателю несколько неоднородным, ведь над ним действительно работали не одни руки, и в некоторых местах я сама была при чтении удивлена внезапными изменениями в тексте. Надеюсь, дальше наша работа будет более слаженной и от перевода к переводу качество будет только повышаться.

– Не могу обойти стороной и тему нынешней политической ситуации в Украине, тем более что Вы баллотируетесь в депутаты по списку партии «Реформы и порядок». Как Вы оцениваете блокирование ПРП с партией «Пора»?

– ПРП является нежелательной партией для украинского политикума, так как имеет сильную вертикальную структуру, известна своим интеллектуальным потенциалом и является одной из немногих незапятнанных партий, в том числе и среди «оранжевых». «Пора» же зарекомендовала себя прекрасно во время революции и имеет раскрученный бренд, молодое энергичное руководство. Поэтому объединение этих двух политических сил на общеукраинском уровне было вполне закономерным. Другое дело, что в Днепропетровской области «Пора» существует фактически лишь на бумаге, тогда как ПРП имеет здесь сильную структуру с огромным опытом проведения избирательных кампаний, и она, в отличие от «Поры», уже работает на полную мощность на нынешних выборах. Именно из-за этого блокирование на местном уровне проигрышно для ПРП.

– Вы идете в депутаты горсовета. Получив поддержку избирателей, чем займетесь, заняв это кресло?

– Ну, для начала надо победить. И если это произойдет, мне ничего не останется, как заняться тем, в чем я разбираюсь лучше всего – вопросами культуры. В нашем городе в этой сфере существует достаточно много проблем.

Необходимо, прежде всего, провести своеобразное размежевание культурного пространства. Потому что культурно удовлетворенной у нас является всего одна прослойка (даже не слой!) населения – ориентированная на российскую масс-культуру. Последнее время активно развивается и украинская масс-культура, но большой вопрос относительно того, каких ее представителей привозят в наш город. Яркий пример: празднование Дня города. Олег Скрипка, который отнюдь не является элитарным исполнителем – его любят массы, поет на площади Ленина с ужасным звуком, а Наталья Могилевская с программой, которая не менялась уже 3 года, с прекрасным оборудованием выступает под фонограмму на Фестивальном причале – там, где собралась основная масса населения в ожидании фейерверка!

И если в масс-культуре наблюдается подобный перехлест, то что уж говорить об удовлетворении культурных потребностей людей, которые нуждаются в более качественном продукте.

Та же самая современная украинская литература попадает в наш регион лишь благодаря усилиям полуаматоров, которые привозят сюда украинских писателей – известных и не очень.

Сегодня в Украине существует современный украинский театр с хорошими молодыми труппами, который не попадает на сцены нашего города.

В Днепропетровске, безусловно, есть свои достижения в современном искусстве. Это и театр одного актера «Крик», и агентство «Арт-Вертеп», составляющей которого является группа «Вертеп». Все они пробивали себе дорогу без помощи городских властей. Да, «Крику» сегодня город помогает. Но появилась эта помощь несколько лет назад лишь после заявлений Михаила Мельника о его намерении покинуть Днепропетровск, где он, а значит и театр, попросту бедствовал.

Я считаю, что депутаты будущего созыва должны разработать программу развития днепропетровской культуры и выработать принципы и алгоритм поддержки новых творческих коллективов и отдельных личностей.

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: