ПТЕНЦЫ ГНЕЗДА… ШВЕЦОВА

01 лютого 2006 о 11:30 - 1622

Бывший мэр Днепропетровска, бывший губернатор Днепропетровщины, практически бывший председатель днепропетровского облсовета вынимает последние козыри в закулисной «битве за город». Сегодня или уже никогда!

В биографии всеми нами горячо любимого Николая Антоновича, при всем изобилии головокружительных пассажей, взлетов и падений, обвинений и оправданий, есть всего два четко вырисованных этапа. «До Лазаренко» и «благодаря Лазаренко». Именно губернатор Павел Иванович, подыскивая «смотрящего» по областному центру, остановил свой выбор на скромном коммунальщике из Бабушкинского района. Очевидцы вспоминают, что на первой презентации будущего мэра в одном из трудовых коллективов города Павел Лазаренко просто потерял будущего всемогущего Папу в толпе серых костюмов, робко переминавшихся с ноги на ногу возле служебного выхода (рядом находился туалет). Тогдашний областной босс достаточно эмоционально («…мать! Куда ты подевался?!») позвал своего кандидата на сцену. И представил его:

– Очень скромный. Очень деловой. Хорошо разбирается в канализациях и коммуникациях. Верю, что он вам понравится. А мы – поможем.




«БЫЛОЕ И…»

Не будем разбираться в перипетиях служебных и внеслужебных отношений двух «больших боссов». Если даже американская Фемида старается избегать прямых обвинений, то нам и подавно всеми украинскими законами не рекомендовано называть людей, события и факты своими именами. Отметим только, что за два года мэрства «при Лазаренко» Николай Антонович разительно изменился. Он стал важным, неторопливым, научился носить дорогие костюмы. В нем проснулись все «лучшие» замашки маленького коммунального чиновника. Он не стеснялся на исполкоме или на аппаратном совещании в пух и прах разносить провинившегося подчиненного, используя самые изощренные филологические построения, далеко уходящие за границы цензуры и литературного русского языка. Не стеснялся находить для каждого своего провала «стрелочников», кои подвергались публичным поркам «для прессы». Постепенно перестал стесняться любимой коллекции элитных автомобилей.

Тогда же появилась скромная фазенда маленького «большого босса» в Кировском, именуемом с тех времен не иначе как «царским селом». Мало кто догадывается, сколько на самом деле стоил типовой американский домик «а ля Филадельфия». Николай Антонович по-хорошему крепок добротным сельским принципом: «Не дразни богатством завистливого соседа. Спалит!» В смысле – заложит.

У нас нет цели – вспоминать, как Николай Антонович предавал Павла Ивановича. Мы даже не будем цитировать ту (подтвержденную диктофонными записями и видеосъемкой) пресс-конференцию в ДК студентов накануне прошлых парламентских выборов, когда Швец вынужден был публично… сделать вид, что поддержал Лазаренко и «Громаду». Он сделал это так, что все присутствующие журналисты после «прессухи» разделились на два лагеря. Одни утверждали, что «поддержал». Другие рвали рубаху, что «послал».

Тем более мы не будем комментировать слухи о том, что именно Николай Антонович был назначен навсегда улетающего Павла Ивановича «смотрящим» и казначеем личного имущества опального премьера и депутата. Участвовать в таких разборках – себе дороже. Свидетельских показаний масса, а документальных подтверждений – кот наплакал, – чиновники до сих пор боятся и Лазаренко и Швеца.

Мы не будем рассказывать о том, как бывший всесильный управляющий Кабмином Валерий Пустовойтенко завел личное боевое оружие, оказавшись всего два раза на пути скромного днепропетровского губернатора. Пустовойтенко довольно часто поминал имя Швеца и даже время от времени грозился лично слетать в Баден-Баден, чтобы «набить …». Но делал он это очень аккуратно, в узком кругу слушателей, и панически боялся идти на открытый конфликт. Ибо у кого длинней руки – проверять не хотелось обоим. А вдруг ошибутся в оценках.

И уж тем более мы не будем повторять нетрезвые рассказы двух бывших милицейских чинов, которые вспоминали вечеринки в швецовском поместье, с их обязательными тостами «за папу» и «за царя». Только уточним, что и первый, и второй тост поднимался за одного человека.

Совсем уж ни к чему вспоминать, как на сайте Генеральной прокуратуры в девять часов утра появилось, а к двенадцати часам дня навсегда исчезло сообщение о возбуждении против Николая Швеца наглого уголовного дела. Утром – было, а днем пропало. Неужели поверили на слово? Ведь ни один курьер не успел бы доехать до столицы всего за три часа. А может, спешил – и доехал?

Речь идет совсем о другом. О том, что сегодня в активе у бывшего губернатора всего три медных грошика. Первый – быть неизбранным в Верховную Раду по запредельному номеру в списках НСНУ. Второй – быть неизбранным председателем областного совета, поскольку партии давно созрели для того, чтобы создать новую конфигурацию областной власти. Без окончательно «бывших». Третий – попытаться вернуть контроль над областным центром. Не лично, а через доверенных лиц.




«… И ДУМЫ»

«Он выставит против Куличенко, считай, сразу трех кандидатов». Таковы были слухи и планы. Об этом судачили нынешние депутаты и городской «партхозактив». На прошедшей неделе слухи и боязливые разговоры нашли неожиданное и очень явное подтверждение. Вообще-то, все стихийные бедствия и природные катаклизмы обнажают до прозрачности и неприличного неглиже человеческие души, с их большими и маленькими тайнами. Лучше, чем импортный рентгеноскопический аппарат. Контрастно и без полутонов.

На прошлой неделе Николай Антонович лично приехал на сессию горсовета, чтобы провести презентацию своих питомцев. В начале презентации Швец чувствовал себя уверенным и непобедимым. Он применил старый и безотказный прием, передав с трибуны приветы и поручения от Президента. (Это особый спецкурс чиновничьей школы. Выразить свою мысль так, чтобы у гостей вечеринки сложилось впечатление, что «тостующий» не более, как пять минут назад вышел из кабинета самого большого и вышестоящего начальника). Далее план предполагал гневные комментарии к событиям прошедшей холодной недели. А уж потом – декларации о собственном неучастии в выборах и многозначительной непричастности к «…Борьба будет жесткой».

В прошлом такие «презентации» срабатывали на все сто процентов. Но нынешняя ситуация оказалась совсем другой. Депутаты горсовета зашли в сессионный зал, разгоряченные своим непосредственным участием в недавних боевых действиях против снега и льда. Всем хотелось примерить лавровый венок победителя и спасителя отечества.

Швеца впервые подвела интуиция. В ответ на его слова о том, что город «проспал стихию», депутаты зашевелились и робко (отворачиваясь!) зашикали. Ведь практически каждый из них знает – сколько времени, сил и денег потрачено на то, чтобы отдать свою или арендовать, (на «продразверсточных» условиях), чужую тяжелую технику. Швец намек уловил, но инертность мышления подвела его окончательно. Никто не виновен в том, что спустя три минуты депутатский зал высмеял своего бывшего барина.

Текст звучал так: «Я на выборы мэра не пойду, я обещал, хотя Иван Иванович мне не конкурент». Но вместо почтенного трепета это заявление вызвало сначала робкий, а затем – робкий, но громкий… смех в зале! И возгласы о том, что областной председатель слишком самоуверен. Николай Антонович скомкал конец выступления, резкими движениями собрал с трибуны листочки доклада и, едва сдерживаясь от гнева, большим напряжением воли послал депутатскому корпусу многозначительную «добрую» улыбку. И немедленно покинул сессионный зал.

Почему депутаты и исполкомовцы, каждый второй из которых в свое время был замечен, назначен и прикормлен Швецом, позволили себе такой резкий демарш? Дело в том, что и сам областной председатель, и все его друзья и противники знают цифры последних соцопросов. Ведь каждый из них – кандидат от партии. А партии ежемесячно мониторят свое место в сердцах избирателей.

Так вот, за последний год личный рейтинг Швеца упал с 27 до 13 процентов. А по последнему (январскому) замеру общественного мнения, проведенному разными партиями, его негативный «анти-рейтинг» поднялся до 50%! Думаем, что эти цифры знает (ведь сами же непрерывно мониторят общественное мнение!) и блок НСНУ, который, судя по наличию Швеца в списках и в Верховную Раду, и в облсовет, делает серьезную на него ставку. Правда, само присутствие Швеца в партии, лидер которой постоянно заявляет о чистых руках и беспощадной борьбе с коррупцией, уже нонсенс. Но это – отдельная тема.

Вернемся к презентации. Как и предупредил Николай Антонович всех присутствующих в зале – «Борьба будет сложной….» Ну что тут сказать, – как в воду смотрел. Угадал, наверное. Буквально через два часа после его отъезда из мэрии, прокуратура завела пять уголовных дел по поводу последствий стихии против должностных лиц городского и районных советов. Такой своеобразный месседж депутатам и кандидатам на то, что «хороших» друзей у Швеца осталось немало. Не зря же «Форум спасения Днепропетровска», говоря о полностью незаконном строительстве двух жилых башен во дворе жилых домов по проспекту Маркса 34-36, постоянно намекает на имена двух заказчиков этого беспредела. Якобы за спиной подрядчика – фирмы «Консоль» – спрятались один Прокурор и один Председатель. И, что уж совсем не удивительно, областная прокуратура, к зданию которой это незаконное строительство примыкает, не возбуждает ни уголовного дела, ни строгих прокурорских проверок. Нет у нее, понимаешь ли, существенных фактов. А уже готовый фундамент элитного дома, на который отсутствует и проект, и землеотвод, и согласование строительного контроля, – для прокуратуры не аргумент. Она его не видит. Увидит тогда, когда этот самострой (на сложном грунте с плавунами) рухнет?




КТО И ЗАЧЕМ

Зачем все-таки Швецу второе вхождение в днепропетровскую власть? Да еще и не лично, а через подставных лиц. Славы ведь оно ему не прибавит.

Ну, на этот вопрос уже ответил литературный Василий Теркин. Что-то вроде: «Мне и ордена не надо, я согласен на медаль». Слава Швецу не нужна, ему нужен прямой доступ к последнему богатству города – к земельным участкам. Пробыв год в президентской опале, Николай Антонович опоздал к началу строительного бума в городе. А за этот год реальная цена земли в центре выросла до двух миллионов евро за гектар. Это не в смысле «купить-продать», это в смысле – всего лишь получить право на строительство.

Помните, какую первую акцию совершил вернувшийся на свою должность председатель спустя месяц после Оранжевой революции? Он под предлогом «борьбы с архитектурными излишествами» пытался протянуть через послушное большинство областного совета решение о передаче всех разрешительных прав на строительство в Днепропетровске… себе любимому. Тогда фокус не прошел.

И, тем не менее, Швецу нужен прямой доступ к городской земле. Швецу нужен свой «карманный» мэр и управляемый горсовет.

На кого же он делает ставку? Кого он имел в виду, говоря на сессии горсовета о молодых и перспективных кандидатах?

Это уже не секрет. На первом месте – предприниматель и депутат горсовета Александр Жуков – выходец из «земельного» бизнеса бывшего сподвижника Швеца Сергея Бычкова. На Жукове (через формальную структуру – «Городскую инвестиционную группу») завязаны решения горсовета о резервации более чем 100 гектаров городской земли. Причем, как утверждают днепропетровские газеты, срок резервации заканчивается весной этого года, и Жуков, как хранитель чужих земельных участков, подготовленных к выгодной перепродаже, может оказаться у разбитого корыта. Этакий (материально заинтересованный) кандидат будет «рвать удила» в предвыборной гонке.

На втором месте – давний воспитанник и ученик Швеца – Олег Кужман. Человек с чиновничьей биографией – от налогового инспектора до начальника областного управления по делам малого бизнеса. У Кужмана «в плюсах» три положительных качества: он послушен, легко управляем и имеет приятную внешность. Хотя, судя по общим сценариям, скорее всего в канун выборов Кужману придется отдать свои голоса Жукову. А может и наоборот. Аутсайдера гонки Швец с беговой дорожки снимет в пользу лидера.

В ближайшее время им на помощь выдвинется Геннадий Гвоздев. Вообще-то, он стоит на проходном месте в парламентском списке социал-демократов, и в гонке за кресло мэра будет участвовать формально. Ему отведена другая роль – «мочить» Куличенко из всех стволов. У Геннадия Геннадьевича свои и давние счеты с мэром – за снесенные Мироновский и Екатеринославский рынки. За отлучение от кормушки городской торговли. Да и за убранные с улицы бочки с «крымским вином» тоже не мешало бы посчитаться. Куличенко сплошь и рядом «виноват» перед Гвоздевым. Да и личная ненависть бывшего всесильного виноторговца удачно совпадает с общепартийной директивой ЦК СДПУ(о) – «мочить всех подряд, во имя будущих побед».

Первым, как кандидат в мэры, начал свою агитацию Кужман – с размещения на сайте города намека на то, что его кандидатуру поддерживает Швец. Ну что ж, есть ведь и еще один сайт, на котором эти две фамилии тоже фигурируют рядом. Это составленные «Порой» всеукраинские «черные списки» чиновников-коррупционеров, которых нельзя ни при каких обстоятельствах пропускать во власть. Судя по тому, что днепропетровский штаб БЮТ не поддержал выдвижение Кужмана «в мэры», видимо его новые однопартийцы (Кужман вовремя перебежал из СДПУ(о) в «Батьківщину») тоже знакомы и с этим сайтом, и со степенью личной зависимости Кужмана от Швеца.




ЭПИЛОГ

Не знаю, нужно ли оставлять город Куличенко, но одно могу сказать абсолютно точно: Швецу отдавать наш город нельзя. Ему ведь действительно нечего терять. Дом, бизнес и заслуженная пенсия уже давно поджидают Николая Антоновича в Израиле. Он вырыл там запасные окопы еще в бытность днепропетровским мэром. На всякий случай. А сам город для него – удачный бизнес, который может удвоить и утроить состояние «Папы».




Если вы думаете иначе – напишите нам. Мы опубликуем и ваше мнение.

Поділитися: