Как «пришили» мэра и его семью к скандалу вокруг НЗФ (Ответ на статью «Нехорошая квартира” для мэра Никополя», опубликованную в №77 газеты «Лица»).

07 жовтня 2005 о 08:06 - 2307

Олена Гарагуц


Тот факт, что на информацию о возбуждении уголовного дела по факту незаконной приватизации ОАО «НЗФ» квартиры – объекта малой приватизации, обратили внимание ряд СМИ, можно было бы объяснить тем, что вокруг ОАО «НЗФ» уже который месяц не стихают скандалы и шумиха. Суперсенсацией вдруг стал один из незначительных эпизодов в деятельности администрации завода – приватизация коммунальной собственности (квартиры площадью 111,3 кв.м!).

Но, ладно, сама приватизация этого объекта, которая, по мнению прокуратуры области – незаконна. На этом фоне была разыграна другая карта, на которую «клюнули» журналисты – «пошла писать губерния». Чиновники от органов решили сенсацию «обшеколадить» для доверчивых и привязали к приватизации квартиры городского голову Никополя и его супругу С.Богданову, представив покупку квартиры супругой мэра главной «достопримечательностью» дела о незаконной приватизации НЗФ объекта коммунальной собственности. При этом роль администрации завода как-то потускнела.

А что же на самом деле произошло? Обо всем по порядку.

Итак. Дом №39 был передан в середине 90-х годов в коммунальную собственность из ведомственного жилого фонда Южнотрубного завода. Сам дом постройки конца 40-х гг. неоднократно подтапливался, из-за чего фундамент дал неравномерную просадку и появились трещины в стенах. К тому же обваливается штукатурка, балконы имеют повреждения конструкции, во многих местах арматура подвержена коррозии. С этой точки зрения дом на «приличный», а тем более ЭЛИТНЫЙ – не тянет.

В кв. №40 этого дома, проживало три семьи. Семьи в коммуналке жили недружно. В горсовет постоянно приходили от них письма с просьбой о расселении.

Чтобы предвосхитить возможные тяжелые правонарушения, после того как было подыскано освободившееся коммунальное жилье, жильцам были предоставлены отдельные квартиры. 8 декабря 1999 г. квартира №40 опустела.

По прошествии некоторого времени на пустующую квартиру обратила внимание администрация ОАО «НЗФ» и появился запрос завода ферросплавов в горсовет с просьбой выделить заводу эту квартиру. На сессии горсовета, положительное решение было принято (в депутатском корпусе 45 человек), определен для завода ферросплавов и способ приватизации – выкуп. Вопрос готовила депутатская комиссия, которая и должна была обратить внимание на один момент, который затем сразу заметили служащие комитета по управлению коммунальным имуществом горсовета.

И вот здесь самый интересный факт, то, что полностью противоречит разыгрываемому в СМИ триллеру – в горсовете, в комитете по управлению коммунальным имуществом, договор купли-продажи с НЗФ подписывать НЕ СТАЛИ! Специалисты комитета ЗНАЛИ, что предприятия, в которых доля государственной собственности составляет более 25%, не могут быть покупателями объектов малой приватизации. Лишь когда в СМИ прошла информация от пресс-службы ОАО «НЗФ» о том, что «Интерпайпу» проданы акции и у государства остается 25%, не больше, и после документального подтверждения того, что доля государственных акций в ОАО «НЗФ» составляет 25%, специалисты комитета, со спокойной совестью, подписали 12 июня 2003 г. договор купли-продажи. (Устанавливать, кроме как по предоставленным документам, сколько государственных акций осталось в ОАО «НЗФ», специалисты комитета не могут, не имеют на то полномочий).

Что касается оценки имущества, то оно проводилось в соответствии с действующим законодательством независимыми субъектами оценочной деятельности, т.е. теми, которые имеют договор с Фондом госимущества Украины на проведение данной работы. Остаточная стоимость данной квартиры (площадью 111,3 кв.м) оценивалась на 1 февраля 2003г. в 6 тыс. 567 грн. В госреестре учета недвижимости стоимость данной квартиры по состоянию на 2 июня 2003г. была и того меньше, с учетом амортизации – 5 тыс. 460 грн.

Почему ОАО «НЗФ» так и не использовало квартиру для своих нужд? Вопрос к тем, кто ее покупал. 9 сентября 2003 г., Светлана Богданова, жена городского головы Сергея Старуна, покупает, как частное лицо, данную квартиру за ту же сумму, за которую НЗФ выкупил квартиру у горсовета – 11 тыс. 860 грн. Никакого ремонта там, за эти несколько месяцев, СДЕЛАНО НЕ БЫЛО, а тем более «еврокрасоты»! Ни горсовет (т.е. горбюджет), ни НЗФ (с учетом госпакета акций) никаких убытков при этом НЕ ПОНЕСЛИ.

С.Богданова имела полное право, как собственник квартиры, использовать ее для проживания. С этой целью обратилась в управление архитектуры, и 9 октября 2003 г.ода частная квартира была переведена из нежилого в жилой фонд решением исполкома. Точно такую же процедуру осуществляли и другие собственники жилья в городе, если необходимо было перевести нежилое помещение в жилое. А только затем, за средства С.Богдановой, частного предпринимателя, известная никопольская строительная фирма приступила к ремонту квартиры.

Добавлю, что недавно, по запросу одного из жителей города, правоохранительные органы по указанию министра внутренних дел разбирались с приватизацией кв. №40 и никакого криминала не нашли. В целом правоохранительные органы, начиная с осени 2003 г., четыре раза (!) проверяли в Никополе приватизацию объектов коммунальной собственности и, в частности, этой квартиры. И криминала не отыскали. Вдруг, в разгар событий вокруг НЗФ, в августе 2005 г. – «нашли»! Да и в чьих-то действиях? Разве чиновников комитета или частного лица С.Богдановой? Отнюдь нет. И уж тем более не городского головы С.Старуна. Но именно этим людям ОТВЕЛИ главную роль в деле.

Уже это заставляет задуматься об истинных целях раскрутки в СМИ квартирной «суперинсинуации». Особенно если учесть, что одно дело – ОАО «НЗФ» не имело право покупать квартиру, и совсем другое дело – кто купил ее у НЗФ. Неужели, если бы квартиру купил другой человек, а не жена мэра, конфиденциальную информацию о покупке частным лицом стали бы оглашать и этому уделялось бы больше внимания, чем факту предоставления НЗФ недостоверных сведений при приватизации квартиры? Сомневаюсь, и вот почему. Просто кому-то надо было «пришить» мэра, его семью к скандалу вокруг НЗФ.

Дискредитация городского головы С.Старуна – это указка мэру его «места», своей пиар-силы и попытка «вывести» его из лагеря сопротивления. В том, что для этого используются силовые структуры, СМИ – удивляться сегодня не приходится, о подобных фактах люди хорошо знают. Жаль, что все они являются послушным инструментом в реализации нечистоплотных замыслов. Сделайте из этой истории свой вывод. По крайней мере, теперь у вас есть еще и другая информация по данному вопросу.

Поділитися: