«ФЕЙЕРВЕРК» ДЛЯ ДИРЕКТОРА ТРИКОТАЖКИ ПОЧЕМУ НОВАЯ ВЛАСТЬ ВЗЯЛАСЬ ЗА СТАРОЕ В ОТНОШЕНИИ СТОЙКОГО РУКОВОДИТЕЛЯ ПРЕДПРИЯТИЯ?

02 вересня 2005 о 13:06 - 1041

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Юрий Гниденко ожидает обещанного милиционерами фейерверка

Когда в горняцком Орджоникидзе в начале 80-х годов минувшего столетия ввели в строй фабрику верхнего трикотажа, это стало событием знаменательным. Ещё бы – в городе, где существует острейшая проблема занятости женщин, появилось предприятие, предоставившее работу 2,5 тысячам представительниц слабого пола.

Фабрика заработала ритмично. Зарплата в те времена ещё выплачивалась без задержек, выпускаемая продукция пользовалась постоянным спросом. Поневоле показалось, что молодому предприятию долгие годы, как говорится, жить и не тужить. Но, увы, настали перестроечные времена. По Орджоникидзевской фабрике верхнего трикотажа они ударили чрезвычайно больно. Не будем утруждать читателя подробностями всех катаклизмов, которые пришлось пережить уже сплотившемуся коллективу. Скажем лишь, что в 1993 году финансовое положение здесь оказалось самым худшим среди родственных предприятий, активы исчерпались полностью, сумма общей задолженности достигла двух миллионов долларов США. Директор фабрики и вовсе нанёс удар ниже пояса – набравшись кредитов, удрал в Израиль.

На фоне столь драматических событий в возрождение предприятия могли поверить, действительно, лишь неисправимые оптимисты. И такие, к счастью, нашлись. Люди сами увидели человека, способного взвалить на себя тяжелейший груз накопившихся проблем. Это – Юрий Гниденко, работавший на фабрике с первого дня. Таким образом, в 1995 году на предприятии был избран новый руководитель.

ЗАТИШЬЕ ПОСЛЕ «БУРИ»

Молодой директор за работу взялся рьяно. Правда, ему пришлось немало поломать голову над тем, как избавиться от груза старых проблем. В поисках выхода решили немалые долги реструктуризировать, а новосозданное предприятие – закрытое акционерное общество «Оветри» – взяло в аренду оборудование, так сказать, начало с чистого листа.

Во все подробности выхода фабрики из кризиса, пожалуй, вникать не стоит. Ведь самое главное – положительные изменения не заставили себя долго ждать. Предприятие заработало стабильно, люди начали получать заработную плату. Старые долги постепенно «растаяли». И самое главное – жители Орджоникидзе и окрестных сёл, в основном женщины, получили здесь рабочие места (в лучшие годы их насчитывалось до 2,5 тысяч).

Но, увы, как зачастую в нашей жизни бывает, ставшее успешным, предприятие кое-кем было воспринято по принципу «есть что взять». Фабрика, и прежде всего её директор, подверглись просто немыслимому прессингу со стороны правоохранительных органов. Одних только уголовных дел в отношении Юрия Дмитриевича возбуждалось аж 11. В конце концов, их все пришлось закрыть по простой причине – неопровержимых доказательств вины директора так и не находилось. Зато пережить Юрию Дмитриевичу пришлось – врагу не пожелаешь. Дважды его помещали в изолятор временного содержания, лежащего под капельницей в больнице пристёгивали наручниками к кровати, изматывали бесконечными допросами, а однажды директору даже пришлось выезжать за пределы своего предприятия в багажнике автомобиля для того, чтобы сообщить в вышестоящие органы о творящихся безобразиях. Хотя все понимали, – фабрика держится на плаву прежде всего благодаря незаурядной личности Гниденко. Юрий Дмитриевич и вправду себя отдавал делу сполна – мог работать по пятнадцать часов, о полноценном отпуске забыл напрочь. Стало быть, вся нервотрёпка с возбуждением бесконечных уголовных дел наносила предприятию отнюдь не копеечный урон. Но, увы, до сих пор никто за это и малейшей ответственности не понёс.

Самая последняя попытка приструнить непокорного директора – в 2004-м году – и вовсе оказалась из ряда вон выходящей. Юрию Дмитриевичу инкриминировали искусственное создание задолженности по выплате заработной платы. По данному поводу человека тоже изрядно задёргали. Сами акционеры предприятия, подстёгнутые творящимся безобразием, в это же время оказывают Гниденко поддержку безоговорочную – 99,9 процентами голосов его избирают председателем правления ЗАО «Оветри» на последующие четыре года. В конце концов, всё закончилось анекдотично – суд определил, что следственные действия, включая незаконное задержание, арест, объявление в розыск с целью продления сроков следствия, в отношении Юрия Дмитриевича проводились без… возбуждённого уголовного дела. Многие столь неожиданное «разоблачение» восприняли уже в духе «запахнувшей» «оранжевой» революции. Тем не менее, следователь-«энтузиаст» Сергей Михайлов к какой-либо ответственности не привлечён до сих пор. Неужели работники прокуратуры и милиции обладают неприкосновенностью наравне с депутатами Верховной Рады?

Более того, и Гниденко трогать перестали. Что поневоле пришлось расценивать в духе победы новой власти, которая, дескать, не допустит заказных преследований руководителей предприятий. Но, увы, такое затишье оказалось до поры до времени…

СЛОН ИЗ МУХИ

В начале нынешнего лета правоохранители Орджоникидзе опять оживились. Ещё бы – бывший работник ЗАО «Оветри» занималась производством трикотажных изделий на дому в качестве частного предпринимателя. А пряжей для этого её снабжал один из работников фабрики. По городу поползли слухи об обнаруженном подпольном цехе. Правда, позже выяснится, что из мухи попытались сделать слона. О двух ручных вязальных машинах в однокомнатной квартире на седьмом этаже иначе и не скажешь. Тем не менее, Гниденко визит следователя воспринял как факт положительный – ведь речь шла о воровстве пряжи, принадлежащей возглавляемому им предприятию. Стало быть, разоблачение расхитителей совпадало с его интересами. И вправду: проведённая инвентаризация определила недостачу 35 килограммов пряжи – для крупного предприятия самая настоящая мелочь.

Однако дальнейшие действия правоохранителей вызывают полное недоумение. В качестве потерпевшей стороны они рассматривают одну из испанских фирм – крупного партнёра ЗАО «Оветри». Через переводчицу обращаются к её руководству. Когда же представители испанцев оказались в Орджоникидзе, работники отдела по борьбе с экономическими преступлениями пытаются взять у них показания. Иностранцы – люди щепетильные. И с «проблемными» партнёрами предпочитают дел не иметь. Тем более правоохранители упорно били на то, что причастным к краже принадлежащей испанцам пряжи они видят именно руководство ЗАО «Оветри». В итоге два крупных заказа отменяются, вопросы дальнейшего сотрудничества с испанцами и намеченного технического перевооружения фабрики «повисают в воздухе». Суммы материальных потерь, вызванных вышеуказанными действиями правоохранителей, обе стороны называют вполне конкретные.

Жена Юрия Гниденко, Ирина Шевченко в интересах своего мужа обращается с жалобой на действия работников отдела по борьбе с экономическими преступлениями непосредственно к представителю министра внутренних дел Украины в Днепропетровской области. Это вызвало реакцию с точностью до наоборот. Уже на следующий день после встречи Ирины Юрьевны с уважаемым представителем в отношении её мужа… возбуждается уголовное дело. Уж вправду, всё получилось по принципу «будете теперь знать, как жаловаться». Поднаторевший в подобных делах, Гниденко обжаловал постановление о возбуждении вышеуказанного уголовного дела в городском суде Орджоникидзе по той простой причине, что расценил его… высосанным из пальца. Во все тонкости столь категоричной аргументации со стороны Юрия Дмитриевича вникать не будем. Ведь суд 8 июля нынешнего года постановление о возбуждении уголовного дела отменил.

Но работников милиции такой нежелательный поворот событий, судя по всему, серьезно разозлил. Следователь Орджоникидзевского горотдела милиции старший лейтенант Виктор Матюшенко, для которого это первое дело в сфере экономики, стало быть, только постигающий азы практической деятельности на поприще решения судеб людей, одно за другим возбуждает сразу три уголовных дела. Гниденко опять «под колпаком» – уже новой власти.

Понятное дело, Юрий Дмитриевич направляет в суд три жалобы на вышеуказанные постановления о возбуждении уголовных дел. Однако рассматривались они уже в куда ином русле. Поневоле даже несведущий в юриспруденции человек здесь заподозрит «щось не те». В частности, все три жалобы Гниденко судьёй Натальей Горбенко были объединены и рассмотрены в одном производстве. Видать, в спешке даже возникла путаница в ссылках на части статьи 236 Уголовно-процессуального Кодекса Украины, в которых говорится об абсолютно разных вещах. Ещё одну жалобу она и вовсе умудрилась рассмотреть в отсутствие заявителя, которого даже не известила о месте и времени слушания дела.

… И «БЕЛЫЕ НИТКИ»

Если же говорить о сути уголовных дел, то здесь «белые нитки» просматриваются куда больше. В частности, Гниденко инкриминируется то, что ещё 2 сентября 2002 года он незаконно, то есть, без согласия общего собрания учредителей ЗАО «Оветри», произвёл отчуждение имущества общества на сумму 1.500.000 гривен. Доказать необоснованность такого обвинения и вправду проще пареной репы. Достаточно внимательно прочесть Устав предприятия и учредительный договор – там вы днём с огнём не найдёте хотя бы одного пункта, ограничивающего права председателя правления в данной части. Более того, имущество не отчуждалось. В этой части никакими тяжкими последствиями даже не «запахло». Кредит банку возвращён своевременно и залоговое имущество при этом, естественно, никуда не девалось.

Ещё непонятней причины повторного возбуждения уголовного дела в отношении руководства ЗАО «Оветри», якобы незаконно получившего кредит на сумму 400 тысяч гривен в Никопольском филиале «Проминвестбанка». Ведь ранее такая попытка следователем Матюшенко уже предпринималась. Но тот же Орджоникидзевский городской суд постановление о возбуждении уголовного дела по этому поводу отменил как незаконное, должным образом оценив несуразность его содержания, ведь имущество предприятия не находится в налоговом залоге.

Ещё одно уголовное дело в отношении Гниденко и вовсе возбуждено без указания каких-либо оснований. Здесь речь идёт о кредитном договоре между Никопольским филиалом КБ «Приватбанк» и дочерним предприятием ЗАО «Оветри» «Инкар». Но, увы, опять та же лужа… Между данными субъектами существуют гражданско-правовые отношения. Более того, по исковому заявлению вышеуказанного филиала «Приватбанка» Хозяйственным судом Днепропетровской области уже принято решение, вступившее в законную силу.

Самое же главное – ни в одном из случаев, повлёкших возбуждение уголовных дел, ущерба для предприятия со стороны Гниденко не усматривается. И никто претензий по данному поводу к нему не имеет. Более того, согласно статьи 112 УПК Украины, милицейский следователь и вовсе не имел права на такие действия – ведь речь идёт о должностных преступлениях, являющихся парафией органов прокуратуры.

Как видим, опять всё происходит по принципу «куди не кинь, там і клин». Поневоле возникнет вопрос: не прессуют ли Гниденко вновь, уже под эгидой новой власти? Ведь ущерб своему родному предприятию со стороны Юрия Дмитриевича ещё покамест никому доказать не удалось. Ущерб же, нанесённый вышеуказанными действиями людей, призванных защищать в нашей стране законность, никто не собирается подсчитывать даже сейчас, когда сам министр во всеуслышанье заявляет о важнейшей проблеме общества – так называемом «крышевании» чьих-то интересов со стороны правоохранителей. Хотя, надо бы прежде всего говорить об этом. Ведь все в Орджоникидзе осознают, что фабрика без Гниденко попросту погибнет. Останутся только неплохие помещения цехов, которые можно приспособить под другое производство. А сотни женщин, знающих трикотажное дело, останутся за бортом. В государственных ли это интересах?

Да и примеров, когда правоохранители своими действиями, в итоге ни к чему так и не приведшими, разоряли целые предприятия, найдётся пруд пруди. Но никто об этом во всеуслышанье не заявляет. А новая власть, как видим, опять действует методами старыми. Может, она вовсе и не новая?… По крайней мере, Гниденко после победы Ющенко не трогали «рекордно» долгое время – три месяца. Видать, этого срока хватило для того, чтобы осознать окончательно, что в стране по сути ничего не изменилось. По утверждению Юрия Дмитриевича, один милицейский чин даже заявил ему откровенно – дескать, мы устроим для Гниденко фейерверк. Насколько это правда, не знаем. Но сам ход событий в этом убеждает поневоле.

Могут быть к директору трикотажки претензии – и большие. Лишь бы всё это не отражалось на работе предприятия, о котором так пекутся некоторые радетели в погонах. А все другие варианты, согласитесь, стоит рассматривать только в одной плоскости, называемой в народе «заказухой». Пора уже научиться называть вещи своими именами. Тем более при новой власти, так рьяно взявшейся за «крышевателей»…

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: