Открытое государство – от КГБ до Вани Яна

14 квітня 2015 о 07:17 - 1560
Открытое государство – от КГБ до Вани Яна

И люди, стрелявшие в наших отцов,

Строят планы на наших детей.

Нас рожали под звуки маршей,

Нас пугали тюрьмой.

Но хватит ползать на брюхе –

Мы уже возвратились домой.

(Борис Гребенщиков)

 

Верховная рада приняла закон «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов» . Согласно документу, все архивы репрессивных органов передаются Институту национальной памяти и рассекречиваются.

 Украина, кстати, совсем не последняя страна по открытию архивов общественности и следователям. В Латвии, например, решили открыть все архивы только в 2018 году после исследования учеными насчет правдивости данных и для соблюдения всех принципов защиты персональныx данныx. Презумпция невиновности, так как одно упоминание в архиве может повлиять на жизнь человека даже без приговора и исследований и просто упоминание не всегда является фактом его участия в работе репрессивных органов.

 В Эстонии в 1991-1992 годах приказали передать архивы новому руководству Эстонии. Легитимному государству Эстонии, полномочия которого передало руководство первой, созданной в 1918 году республики. «Наша работа сделана», – сказало временное правительство, которое действовало в Швеции, и передало полномочия новой, во второй раз родившейся республике Эстонии. Ко времени передачи уже не много документов осталось, их успели увезти и сжечь. Кстати электрик, которому дали приказ сжечь все, не выполнил приказа и передал 17.000 папок в 1993 году государству Эстонии. При этом половину тонны документов вернули даже из Ульяновска. Много лет позже следственная комиссия обнаружила, что просто не всё передали, многое уничтожили при выезде спецслужб и после. Но то, что получили, открыли в 1991 году как люстрацию. Тем, кто убивал или участвовал в уничтожении эстонского народа нет места в правительстве новой-старой Эстонии. При этом, бывшие агенты могли признаться в сотрудничестве, или их имена опубликовали в «Государственных уведомлениях». Кроме этого к личным данным применяется закон о персональных данных и к ним есть доступ только у исследователей.

 В 1994 году приняли до сих пор действующий закон об открытости информации архивов который, по оценкам некоторых специалистов, считается одним из лучших в Восточной Европе. Так как Эстония сразу в 1991 приняла международную конвенцию о неистечении срока по возможности судить по военным преступлениям, уже в 1994 году приняла закон о криминальной ответственности в данных преступлениях.

 История, и особенно еще живая, режет по нервам, режет по еще живому, и трудно ее воспринимать субъективно, но как сказал Бенедетто Кроце: «Чем лучше мы сумеем преодолеть наши симпатии или антипатии, наши практические интересы и личную память, тем ближе мы дойдем до исторической истины». Но так совпало, что открытость информации государства – это не только история, это и актуально режет по сегодняшнему дню.

 Неделю назад «Информационный Центр» обвинил одесского программиста Ивана Яни во взломe сайта Минюста. Оставлю длинную техническую историю и скажу просто, что он работал с данными, которые более вероятно должны быть открыты для общественности, теперь и на основе принятого несколько дней назад закона об открытых данных, поданным президентом. И хотя это может казаться для кого-то не понятным приколом программистов, историю можно упростить. Есть информация, либо из истории, либо из нынешнего, которая принадлежит народу. Либо это частичка истории, которая сделала нас такими, как мы есть, либо это часть прозрачной работы государства, которое виляет на нашу сегодняшнюю жизнь. Информация работы госорганов, кроме персональных данных людей или государственной тайны, не должна быть тайной и закрытой информацией для элиты. Как пел уже Цой: «Перемен требуют наши сердца». Открытое государство, открытое прошлое, открытое сегодняшнее, открытые данные.

 

Поділитися: