Безработица, которой нет

21 липень 2005 о 07:52 - 920

В средствах массовой информации часто поднимается вопрос о высоком уровне безработицы в нашей стране. Даже одним из предвыборных обещаний новой власти является создание новых 5 млн. рабочих мест. Но если посмотреть на проблему безработицы более пристально, избегая политизации данного вопроса, то невольно начинаешь сомневаться: а нужно ли дополнительно так много рабочих мест?

Для того, чтобы проверить это, не нужно тревожить чиновников из Министерства социальной политики. Достаточно просмотреть пару газет, в которых есть разделы трудоустройства, позвонить по нескольким телефонным номерам или просто пообщаться с людьми, которые работают на промышленных предприятиях. После чего сам по себе напрашивается вывод: не безработица, а нехватка квалифицированной рабочей силы для промышленности и сельского хозяйства является насущной проблемой.

Теряется связь поколений в профессионально-технической практике. Люди старшего поколения уходят, а молодежь им на смену не приходит. Училища и техникумы не выпускают необходимого количества специалистов, да и кадры оттуда выходят далеко не самые лучшие. Демографические изменения привели к тому, что возник дефицит абитуриентов, и между учебными заведениями за них идёт война. При этом часть молодёжи вообще не идет получать специальность и пополняет ряды низкоквалифицированной рабочей силы, а другая часть идёт в ВУЗы, мест в которых сейчас предостаточно. В результате в стране переизбыток тех, кто хочет протирать штаны и юбки в офисах и считать деньги, и недостаток тех, кто мог бы стоять у станков и непосредственно эти деньги производить. Спрос на рабочие специальности большой.

Доводилось встречать людей, которые, позвонив на завод в понедельник, через сутки, а точнее через 20 часов, уже стояли у револьверного станка. Или студентов-сварщиков одного из техникумов, работающих уже со 2-го курса, в то время как выпускники того же техникума с экономическими специальностями не в состоянии нормально устроиться на работу.

Наметившаяся в последнее время тенденция престижа технических специальностей в металлургии или строительстве не меняет сложившуюся ситуацию в принципе, так как она касается людей с высшим образованием, а проблема нехватки квалифицированных рабочих остаётся – командного персонала полно, а командовать некем.

Про сельское хозяйство вообще страшно говорить. Помимо естественной убыли населения, ещё и массовый отток в города трудоспособной молодёжи. И этот процесс продолжает усиливаться. Пару лет назад Министерство образования пыталось поднимать вопрос о профессионально-техническом среднем образовании на более высокий уровень, но это дело быстро заглохло.

В провинции оплата труда квалифицированных рабочих всё ещё остаётся недостаточно высокой, а доходы лиц, занимающихся коммерцией или занятых в ней, выше и стабильней. Нельзя не признавать и того факта, что отраслевая однонаправленность в небольших городах может приводить и к безработице квалифицированных кадров, в то время как в крупных городах промышленность испытывает острый недостаток квалифицированных работников, предлагая сравнительно неплохие заработки. Но здесь возникает другая проблема – жилищная, когда за съёмное жильё приходится отдавать если не половину дохода, то третью часть уж точно.

Тем временем вакханалия по поводу получения чуть ли не всеобщего высшего образования привела к тому, что уже сейчас общее количество мест в государственных и коммерческих ВУЗах превышает общее количество выпускников школ в соотношении где-то 1,2:1. А общественное мнение продолжает навязывать людям, и в первую очередь родителям, что путь к счастью их ребенка лежит через диплом о высшем образовании, неважно каким образом полученный. Кроме того, представителей так называемых престижных специальностей ВУЗы выпустили уже столько, что аудиторам, бухгалтерам, менеджерам и т.п. устроиться на работу по специальности становится с каждым годом всё сложней. Но ВУЗы продолжают выпускать их толпами. А, мягко говоря, не совсем здравомыслящие родители продолжают протискивать своих детей на эти факультеты, не жалея ни сил, ни денег. Поэтому конкурсы на эти специальности продолжают оставаться высокими, а качество специалистов, в свою очередь, оставляет желать лучшего.

Высшее образование дорожает. Но пропорционально людей с высшим образованием по сравнению с теми, кто его не имеет, намного больше, чем в советское время, когда оно было абсолютно бесплатным. Очевидно, что добрая половина тех, кто сейчас учится в ВУЗах, лет 20 назад никогда бы не поступила в них по причине врождённой лени или несоответствующего уровня интеллекта.

Как сказал один знакомый предприниматель, «найти настоящего менеджера по ВЭД очень тяжело. Несмотря на то, что таких специалистов в Днепропетровске выпускают несколько ВУЗов, они в большинстве своём просто «нулевые». Причина – в общественной психологии и коммерциализации отношений. В результате люди приходят в учебные заведения не за знаниями, а за документами об образовании. Соответствующим образом сдают и экзамены. Но конвейер продолжает выпускать псевдоспециалистов».

Понятие престижа профессии настолько овладело умами, что очень часто из человека, который хочет стать художником или простым механиком, состоятельные и не очень родители пытаются сделать бухгалтера или врача. В результате в стране нет достойных ни первых, ни вторых.

Хотя престиж часто определяется вовсе не деньгами, но девяностые годы переломали общественные приоритеты, и доселе быть коммерсантом означает быть «крутым», а работать на заводе означает быть «лохом». Ситуация с тех пор особо не изменилась.

Вследствие этого водить автомобиль «пирожок», быть наполовину грузчиком, зарабатывая 700-800 грн. в месяц и называться при этом предпринимателем престижнее, чем работать в цехе, зарабатывая в 2 раза больше, но называться при этом сталеваром или токарем. Безусловно, не все предприниматели – водители «пирожков», как и не все сталевары зарабатывают больше, чем менеджеры, но вышеописанный пример весьма широко распространен.

Кстати, проблема переизбытка кадров с высшим образованием прослеживается сейчас и в Европе, где безработица связана не с отсутствием рабочих мест, а с нежеланием людей менять профессию. Например, вакансий в сельском хозяйстве СЭС море, но попробуйте загнать туда массово коренных европейцев. В Германии правительство намеревается ужесточить законодательство по этой проблеме, а именно: сокращать пособия, если безработный не хочет трудоустраиваться на предлагаемые биржей труда рабочие места.

С теми же проблемами начинает сталкиваться и наше общество, в котором, помимо экономического резонанса, имеет место и психо-социальный. СМИ, родители, улица вдалбливают ребёнку ложные приоритеты и не для всех реализуемые фантазии. Типа, настоящий идеал нашего времени – это (даже язык не поворачивается сказать слово «работник») клерк, предприниматель, служащий, одним словом, менеджер-управленец. Он ездит на дорогой машине, живёт в трёхэтажном особняке и отдыхает за границей. Ясно, что для большинства молодых людей подобный уровень недостижим в силу разных причин.

И вот, когда молодой специалист, получив диплом о высшем образовании по престижной и не очень профессии, вдруг через какое-то время осознаёт, что фантазии не осуществимы, он начинает впадать в депрессию и недовольство всем: собой, правительством, родиной, «злыми» американцами и т.д. А заставить человека с образованием экономиста или финансиста стать у станка или взяться за лопату – очень непросто.

В результате амбиции, гордыня, завышенная самооценка и нежелание воспринимать объективную реальность такой, какая она есть, приводят к так называемой безработице, которой, по сути, нет. Ведь безработица – это отсутствие рабочих мест при большом количестве потенциальных работников. У нас же есть рабочие места, да и демографического взрыва за последние 15 лет не наблюдалось!

Отсюда вывод: нужно бороться не с мнимой безработицей, а с укоренившимися общественными стереотипами о престижности или непрестижности профессии. Необходимо изменение приоритетов, изменение общественного мнения, переоценка ценностей и хорошо продуманная, грамотная государственная пропаганда. Чтобы парень не стеснялся того, что он работает трактористом или сантехником, а девушка не боялась работать дояркой или крановщицей. Ведь лучше быть хорошим трактористом, чем плохим банкиром. Пусть профессиональные качества, а не профессиональная принадлежность определяют престижность. Потому что водитель, купивший права за сало, и хирург-троечник одинаково опасны для общества.

Поділитися: