Очень опасно!

25 травня 2005 о 11:55 - 993

Всякая власть развращает,

неограниченная власть

развращает неограниченно.

Лорд Актон

Демократия – очень

плохой политический строй,

но все остальные еще хуже.

Уинстон Черчилль

В №39 «Лица» опубликована статья А. Кочеткова «Есть ли жизнь без парламента?», в которой автор предлагает ни больше, ни меньше, как «временно» («к примеру, только первый президентский срок Ющенко»)… ликвидировать Верховную Раду и оставить страну без парламента.

Правда, автор тщательно обходит вопрос о том, как следует называть подобное беспарламентское правление, хотя, надо думать, слово «диктатура» ему известно.

Обрушившись как на реальные, так и на выдуманные недостатки нашего прошлого и нынешнего парламента, автор исходит, как из аксиомы, из того, что и следующие составы ВР обязательно будут такими же дефективными – логическая ошибка настолько очевидная, что, скорее всего, является сознательной. К слову сказать, автор ставит в упрек парламенту то, что когда ВР принимала невыгодные для исполнительной власти законы, то и не думала их выполнять. При Кучме так и было (при Кравчуке – не так. Даже Кравчук все-таки в основном соблюдал законы, в том числе и невыгодные ему, что было, то было). Но, во-первых, почему нарушения Конституции Кучмой следует считать виной парламента, а во-вторых, откуда уверенность, что и Президент Ющенко тоже будет нарушать Конституцию?

Другой аргумент, честно говоря, способен вызвать только улыбку: дескать, данные социологических опросов свидетельствуют, что большинство народа не доверяют Верховной Раде. Этому составу парламента вообще или в принципе? Две большие разницы! К тому же любой, взявший на себя труд перелистать подшивки газет, легко обнаружит давние социологические исследования, «доказывающие», что ни «Наша Украина», ни СПУ, ни БЮТ вообще не пройдут в парламент, что Янукович победит в первом туре, и особенно – очень-оч-чень убедительно доказывали, что украинский народ никогда не выйдет на улицы. Так что если наша социология по точности и ушла куда-то от метеорологии, то в другую сторону.

Основываться надо на фактах. Факты же таковы, что на парламентские выборы являлось намного больше половины избирателей (при недоверии любому парламенту это было бы невозможно) и что, если в антипрезидентских акциях, сначала – против Кравчука, потом – против Кучмы, участвовало море людей (во втором случае каждый из них рисковал очень многим), то все попытки организовать массовые антипарламентские выступления самым жалким образом провалились. Неслучайно постоянно упоминаю Кучму. Дело в том, что статья Кочеткова повторяет многие предложения, адресованные Леониду Даниловичу, который выслушивал их не без удовольствия и даже пытался воплощать – не его вина, что амбиций оказалось больше, чем амуниции.

Крайне любопытно, что критика автором «парламентской говорильни» является очень близким к тексту пересказом соответствующих мыслей Ленина, а предлагаемая система организации власти – проводить выборы только в местное самоуправление (кстати, чем наши местные советы лучше Верховного?), и пусть местные политики «по квоте … представляют свои регионы в некоем общенациональном органе… Но только тогда, когда возникает потребность рассмотреть наработанные исполнительной властью законопроекты» (А.Кочетков), – так вот, эта система тютелька в тютельку переписана с того, что было в первые годы Совдепии («общенациональный орган» назывался тогда съездом Советов).

И уж само собой разумеется, что «мораторий» на парламентские выборы должен, по мнению автора, «утверждаться референдумом»!

Это требование опирается на богатую историческую традицию. Референдум для уничтожения парламентаризма использовали оба Наполеона, Гитлер, Самоса, Дювалье, Саддам Хуссейн и Туркменбаши – список получается выразительный, а попытка включить в него Ющенко… нет слов, остались одни выражения, Замечу, что народ на референдуме каждый раз «утверждал» в пользу диктатуры, хотя французский Совет Пятисот, например, не страдал недостатками нашей Верховной Рады. Дело в том, что при референдуме не обязательно фальсифицировать подсчет голосов, фальсификация референдума возможна уже на уровне постановки вопроса: если над текстом поработает грамотный психолог, то он, с одной стороны, выберет такие формулировки, при которых человеку, в силу его предрассудков, захочется ответить «ДА», с другой – так закрутит, что смысл вопроса мало кто поймет. Лучший пример – недавний референдум по кучмистской инициативе. Вопросы были сформулированы так, что на «круглом столе» в Днепропетровске представитель НДП, доктор юридических наук признался, что он их не понимает. (Правда, тут же призвал поддержать референдум – дескать, «народ разберется»).

Самый же скверный пассаж статьи гласит: Если кому-то не понравится жесткость подобного подхода, то он ничуть не радикальнее «оранжевой» революции».

«Оранжевую» революцию мы совершали против фальсификации выборов. Чем, спрашивается, отмена выборов лучше фальсификации?! Что бы сказали американцы, если бы им предложили уничтожить Конгресс (первые составы которого были очень плохими) с формулировкой: «Это не более радикально, чем недавняя Декларация Независимости?» Впрочем, зачем сослагательное наклонение? На инициативу, очень схожую с Кочетковским прожектом, Дж. Вашингтон ответил буквально следующее: «Я ума не приложу, что в моем поведении могло побудить Вас обратиться ко мне с предложением, чреватым величайшими бедами, какие только могут постигнуть Отчизну».

Лучше плохой парламент, чем хорошая диктатура, потому что хороших диктаторов не бывает, потому что власть, не сдерживаемая противовесом парламента, способна развратить и святого, – примерами полна история.

И, наконец, последнее. Народ делает выбор, чтобы отвечать за него. Если, как пугает нас Кочетков, народ опять изберет «бывших» – бачили очи, що купували…

Поділитися: