Александр Жир: «В истории с пленками пора ставить жирную точку»

01 квітня 2005 о 07:44 - 1066

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


31-го марта в Интернете появилось заявление Николая Мельниченко, майора охраны экс-президента Л.Кучмы, который был хранителем пленок записей разговоров в президентском кабинете Кучмы (см. здесь)

Мы связались к Александром Жиром, экс-нардепом, экс-председателем комиссии Верховной Рады Украины по расследованию «дела Гонгадзе» и других резонансных преступлений.


Александр Александрович отреагировал на слова Николая Мельниченко следующим образом:

– Когда я возглавил комиссию Верховной Рады по делу Гии Гонгадзе, и после первых недель ее работы, после полученных результатов, которые, к большому сожалению, подтверждали правдивость записей, я прекрасно понимал две вещи. Первая: я обязан довести это дело до логического конца, которым должен быть суд, который даст правовую оценку действиям Кучмы и его окружения, а также оценку самому позорному факту прослушивания президентского кабинета. Второе: я понимал, что для достижения этой цели мне предстоит пройти сложный путь. Потому что в этой преступной системе, созданой экс-президентом Кучмой, были задействованы люди, имеющие огромные наворованные деньги, я понимал, что будут применены методы жесточайшего противодействия комииссии. Я понимал, что будут грязные провокации. Хочу сказать, что я прошел целый ряд таких испытаний. Например, опус Цвиля, целью которого было дискредитировать комиссию и меня лично.

– Но для чего Мельниченко вас дискредитировать?

– Если поднять мои прошлые интервью и высказывания, то я говорил, что на данном этапе НЕ ВАЖНО, КТО проводил запись разговоров в кабинете Кучмы. Теперь пришел второй этап, и уже требуется ответ на вопрос: «А кто проводил запись?». Всем понятно, что эти записи проводились не одиночкой-Мельниченко, а была спланированная операция, которая, я утверждаю, проводилась в интересах третьей страны, с задействованием определенных структур этой третьей страны.

И у меня есть масса документов, доказательств, показывающих, кто делал прослушку, в интересах какой страны и для какой цели.

Однажды меня пытались «подловить», что это США. И Цвиль писал, что «Жир продал чипы американцам». Но зачем им покупать то, что у них есть, ведь они делали экспертизу на подлинность?

– Какие, на ваш взгляд, должны быть действия правоохранительных органов Украины по заявлению Николая Мельниченко?

– После книги Цвиля, где фамилия «Жир» упоминается раз 15-20 с абсолютно искаженными фактами… Например, в ней было написано, что я продал записи Мельниченко за 34 доллара ФБР. Почему 34 доллара? По стоимости носителей. Тогда я подал заявление в правоохранительные органы Украины с требованием провести расследование по поводу якобы незаконных действий гражданина Украины Жира Александра Александровича, народного депутата 2-го и 3-го созывов, проживающего по такому-то адресу. Т.е. расследовать те мои действия, которые описывает книга.

И я получил ответ от Службы безопасности Украины за подписью замначальника следственного управления Маякова от 19.01.2005г., где он пишет, что не могут в СБУ возбудить против меня уголовное дело, т.к. книга является художественно-публицистическим произведением.

Но мы-то знаем, что книга писалась не Цвилем, а кем и по чьему заказу.

Точно так и в этой ситуации. Я прошу через газету, и требую, возбудить уголовное дело против Жира Александра Александровича и расследовать факты, изложенные в заявлении Николая Мельниченко.

– Но у вас есть диктофон Мельниченко и записи разговоров в администрации экс-президента?

– Да. Я вынужден был в 2002 году взять под свой контроль диктофон и те записи, которые исследовала американская фирма «Бэк Тэк» и подтвердила их подлинность.

– А вы передали записи украинской стороне?

– В Генпрокуратуре лежит мое заявление, что я готов им передать записи. Но, как мне кажется, Генпрокуратуре эти записи не нужны. Честно говоря, поведение генпрокурора Пискуна и руководителей следствия Ген-

Прокуратуры наводят меня на мысль, что после передачи записи будут использованы в интересах экс-президента Кучмы.

Но я еще раз повторяю: если генпрокуратура поставит вопрос о передаче ей этих материалов – передам однозначно.

– Как вы считаете, в чем заинтересованность Б.Березовского в получении данных о разговорах в кабинете экс-президента? Там могут быть разговоры Ющенко, Тимошенко, других высших долджностных лиц новой украинской власти?

– Мне сложно комментировать интерес Березовского к этим данным. Полный комплект этих записей, естественно, находится у тех, кто организовывал прослушивание, и я не исключаю, что в этом полном комплекте есть и какие-то разговоры, которые касаются названных вами персон.

Мне также не известно, чтобы в той части записей, которая есть у меня, фигурировали какие-то компрометирующие Ющенко или Тимошенко разговоры. Ряд записей бесед Кучмы и Ющенко на пленках имеется, но они касаются только работы Кабинета министров в тот период, когда возглавлял его Ющенко. Есть и разговоры Кучмы с окружением о том, как скомпроментировать Ющенко и Тимошенко, которые набирают авторитет – это есть.

– Но иначе, какой смысл Березовскому, как пишет Мельниченко, выкупать записи, как не с целью иметь влияние на украинское руководство?

– Вот майор Мельниченко заявляет: «Березовский предлагал мне паевое участие в распределении миллиарда долларов США, которые Березовский якобы получит от Кучмы за то, что отведет ответственность от Кучмы за преступления, совершенные им против Георгия Гонгадзе и Александра Ельяшкевича. Кроме того, Березовский утверждал, что, в случае моего согласия, это даст ему возможность влиять на новое руководство Украины для решения экономических и политических вопросов Березовского, и тогда он решит с новым руководством Украины все мои вопросы».

– Но как сможет Б.А.Б. повлиять на украинские госорганы при помощи пленок?

– Фантазии Н.Мельниченко мне сложно комментировать. Наверное, он готов скомпроментировать кого угодно, чтобы обелить себя. Я не могу делать оценку на основании его заявления, потому что хотя бы то, что написано в отношении меня, является полным враньем.

Но это должны доказать компетент-

ные органы, еще раз повторяю, возбудив против меня по просьбе майора Мельниченко уголовное дело.

И главное: необходимо срочно провести и завершить расследование дела о записях: кто проводил прослушку кабинета Кучмы?.. кто заказчик?.. кто причастен? И поставить жирную точку во всей этой истории. Потому что т.н. «записи Мельниченко» обнародованы не все, и они могут служить предметом для шантажа, предметом политических интриг, которые будут не в интересах Украины.

Всей этой истории должна быть дана правовая оценка, а потом уже политическая.

– Александр Александрович, но не проще ли, чем делить с вами миллиард, вас просто грохнуть? В вашей «схованке» тогда останутся диктофон и чипы, но никто же не знает, где они. Это ж, извините, дешевле… Зачем с вами делиться?

– Я стал полковником службы безопасности не по блату и не потому, что у меня там папа-генерал.

Так что мной предприняты необходимые меры безопасности, и в случае, если Жир будет отправлен на тот свет, пленки, опечатанные «Бэк Теком», т.е. с подтвержденной подлинностью их, будут переданы в госорганы. Это знает и противостоящая сторона: те, кто виновен в смерти Гонгадзе, кто совершал в Украине страшные преступления.

Я не борец-одиночка.

– Такой вопрос: вы думаете, Леонид Кучма платежеспособен заплатить за «утилизацию» пленок 1 миллиард долларов, как пишет Мельниченко?

– О том, что Кучма имеет в распоряжении своей семьи счета, которые исчисляются миллиардами долларов, не секрет – даже авторитетные международные журналы эту информацию публикуют. Я считаю, что Кучма платежеспособен на такую сумму.

Мне однажды предлагал член его семьи большую взятку.

– Какую?

– Миллион долларов. Чтобы я закрыл рот по поводу приватизации Никопольского ферросплавного завода и Никопольского трубного завода.

Но миллион. Не миллиард (улыбается – авт.).

С другой стороны, может, если б Кучма заплатил в бюджет Украины, – в бюджет, не мне, – миллиард долларов – может, и стоило бы закрыть это дело. Это надо обсудить. (смеется – авт.).

– И последний вопрос. Коалиция «оранжевых» политических партий выдвинула на должность главы облгосадминистрации в Днепропетровской области двух человек: народного депутата Сергея Бычкова и вас.

С этим фактом может быть связана попытка вашей дискредитации?

Было ли вам предложение возглавить Днепропетровщину? Ходят слухи, что вы уже отказались от такого предложения. Вы отказались?


– Я, например, знаю, что коалиция «бело-голубых» партий Днепропетровщины, наоборот, выдвинула другое условие – ни в коем случае не допустить, чтобы губернатором стал Жир. Так что я не исключаю, что и их действия, и заявление Мельниченко – звенья одной цепи.

– Но вы отказались от должности губернатора?

– Я не мог отказаться, потому что лично Президент такого предложения мне не делал.

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: