ПРОЩАЙ, «ПАУТИНКА», «МАРИЯ», ПРОЩАЙ?

18 березня 2005 о 08:56 - 1064

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ДОМ БЫТА В ДНЕПРОПЕТРОВСКЕ МОЖЕТ ПОТЕРЯТЬ ПРИВЫЧНЫЙ НА ПРОТЯЖЕНИИ ПОЧТИ 30 ЛЕТ СТАТУС

Чем-чем, а своим Домом быта на улице Короленко днепропетровцы несказанно гордились. Ещё бы – введённый в эксплуатацию в 1976 году, он с тех пор считается самым большим в Украине целостным комплексом, на всех девяти этажах которого предоставляются соответствующие услуги. Говорят, даже столичный Киев чем-то подобным не может похвастать. Правда, в последнее время здесь появилось много услуг новых, современных. Тем не менее, процентов шестьдесят площадей Дома быта всё равно оставались под собственно бытовыми, и сегодня здесь могут предоставить до двухсот видов самых разных услуг.

Не менее важный фактор – здесь традиционно ориентировались на не шибко зажиточные слои населения и стремились удовлетворять самые насущные запросы. Ведь каждый из нас знал, что на Короленко могут и сапоги потачать, и обновку в одежде примерить, и граверными работами порадовать, и даже часы «времён Буденного» починить. Потому всегда ехали сюда с разных уголков Днепропетровщины.

Строился Центральный Дом быта за счёт средств Министерства бытового обслуживания, местных советов и отчислений ряда предприятий отрасли. Готовый же объект определили на баланс фабрики индпошива и ремонты одежды №1, возглавляемой Лилией Продан. Впоследствии правопреемниками поочерёдно стали открытые акционерные общества «Любава» и «Мода–Сервис». Вот только руководитель оставалась прежняя. Особого беспокойства это ни у кого не вызывало, поскольку всегда обещалась бесплатная аренда для пайщиков, участвовавших в строительстве здания Дома быта.

Правда, приватизация в 1995 году, по свидетельству очевидцев, прошла отнюдь не безболезненно. Даже подавался коллективный иск в Арбитражный суд Днепропетровской области, но до разбирательства по сути так и не дошло ввиду того, что были… утеряны документы. Посему сегодня пайщики особое внимание акцентируют на той приватизации, по поводу которой их согласия не спрашивали.

Тем временем Лилия Продан почувствовала себя полноправной хозяйкой и ввела здание Дома быта в уставной фонд ОАО «Мода–Сервис». А затем, якобы, его продала «Приватбанку». По крайней мере, так утверждают пайщики в своём обращении на имя премьер-министра Украины Юлии Тимошенко.

Свою прежнюю пассивность по поводу происходивших событий люди теперь объясняют тем, что слишком уж поверили в обещания бесплатной аренды и в дальнейшем. Теперь же новые хозяева решили постричь под одну гребёнку всех без исключения. Причём требуют с апреля 2005-го платить за аренду по таким ставкам, что у многих волосы встали дыбом. Ведь частным предпринимателям придётся повышать цены на свои услуги в 4-5, а то и во все 10 раз. И можете себе представить реакцию потенциального клиента, с которого потребуют за набойку для сапог с профилактикой в лучшем случае 100 гривен. Понятное дело, такого немыслимого скачка цен не выдержать никому. За столь дорогие услуги люди попросту не станут платить. А значит, придётся с родного Дома быта убегать даже пайщикам, участвовавшим в его строительстве. Их насчитывается 13 – «Паутинка», «Хвилинка», «Химчистка», «Мария» и другие. Об остальных же и говорить не приходится.

Обескураженные предприниматели уже провели митинг протеста и даже пикетировали здание Бабушкинского районного суда, куда направили своё исковое заявление по поводу происходящих событий. Всё же люди имеют в Доме быта свыше 700 рабочих мест и им есть что терять. Да и в разговоры о новых хозяевах не шибко верят. Во-первых, их никто толком и в глаза не видел, а во-вторых, не далее, как 11 марта, получен официальный ответ из Днепропетровского межгородского бюро технической инвентаризации, из которого явствует, что право собственности на здание Центрального Дома быта зарегистрировано на ОАО «Мода–Сервис». Получается, и эту канитель с арендной платой затеяли некие «тёмные силы»?

Выход же люди видят вполне определённый – Дом быта не только реприватизировать, а и вернуть его в областную коммунальную собственность. Из многих уст я слышал, что это – объект социальный, то есть, сориентированный на малозащищённые слои населения. Значит, и в чисто рыночное мышление он не вписывается.

В противном случае судьбу очень уж привлекательно расположенного объекта предвидеть несложно. Его по обычной схеме перепрофилируют, преобразовав в ещё одно «супер» явно не для простого человека. «Красная линия» всё-таки…

Поділитися: