Украина – страна уникального волонтерского движения. Почему?

05 грудня 2014 о 11:35 - 2048

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Украина – страна уникального волонтерского движения. Почему?

Когда я пытаюсь осмыслить (понять) феномен волонтерского движения в Украине, уникального даже во всемирном масштабе, память возвращает меня в начало 90-х годов прошлого века в Днепропетровск, только что переставший быть закрытым для иностранцев городом.

К нам на кафедру философии университета приехал немец Роланд Питч, доктор философии, преподаватель Штутгардского университета, предметом научного интереса которого являлась украинская “философия сердца”. Он блестяще знал 5 европейских языков, среди которых и украинский. Я пишу об этой его лингвистической образованности еще и потому, что он мог в оригинале читать труды многих философов, в том числе и украинских. А посему мог сравнивать их, предлагая свои оценки и характеристики.

Наши научные интересы совпали: у меня к этому времени тоже вышли научные публикации по украинской “философии сердца”, с которыми Роланд Питч был знаком, поэтому приехал в Днепропетровск, предлагая сотрудничество. После своей лекции в университете уже не на академическом уровне, а в условиях украинского гостеприимства моего дома, Роланд объяснял свой исследовательский интерес к Украине и ее философии:

– Ви – дивна нація, українці. За вами майбутнє Европи. Ви не бачите того з середини свого буття, а я, як філософ, що знаходиться ззовні, бачу. Ваша “філософія серця” – то унікальне явище у світовій філософській культурі. Які постаті – Григорій Сковорода, Памфіл Юркевич, Пантелеймон Куліш, Ліна Костенко… Розумієте, Захід з його раціоналізмом, прагматизмом та іншими “ізмами” вичерпав себе, дійшовши краю.

– Так умови життя в західній Європі ж кращі… Хіба ж це не наслідок раціоналізму? – вступаю в полеміку я.

– Та не все цим вимірюється, зрозумійте! Ми втратили сердечність, душевність, вміння співчувати. У вашій же філософії серця на цих якостях людини робиться наголос.

– Саме так у Юркевича, наприклад, – підхоплюю я, і беру одну з його праць, щоб процитувати: – “Древо познания не есть древо жизни”, и поэтому не мышление образует сущность человека, а жизнь его сердца, непосредственные и глубокие переживания, исходящие от сердца.

И далее мы рассуждаем о том, что современная система образования и воспитания все еще ориентируется в большей или меньшей степени на формирование прежде всего мыслительных способностей, более того, на информационную загрузку людей без должного внимания к душевной (эмоциональной) сфере человеческой жизни. Поэтому все больше появляется”одномерных рационалистов”, воспринимающих жизнь лишь в одной плоскости – плоскости крайнего прагматизма.

– У вас же, в традициях украинской культуры, акцент делается на эмоциональной, душевно-духовной сфере, что составляет основу формирования нравственности.

– Конечно, – подтверждаю я, ссылаясь на исследования гуманитариев, – высшие эмоции формируют также моральные чувства: со-страдание, со-чувствие, со-участие, со-переживание, со-действие, со-причастность… Частица “со” здесь направлена на единение, объединение людей, что рождает основу нравственных поступков. Ведь если человек не в состоянии эмоционально прочувствовать другого, открыть в нем такую же самодостаточную реальность, как и он сам, то об этом человеке можно говорить с большой долей сочувствия к его эгоизму, базирующемуся на одномерности утилитаризма, порожденного приматом разума в ущерб этико-эстетическому отношению к окружающему.

– Так-так, – соглашается со мною немец. – Я вивчав ваші вишиванки. Це ж, виявляється, обереги душі!!! Вважалося, що вишивка захищає душу людини, ії “серце” від розтління, деградації, корозіі… Ваша українська філософія серця так тісно пов’язана з культурою! За вами майбутнє!

Мы еще долго обсуждали тонкости украинского философского дискурса – не буду вдаваться в подробности. Здесь важно другое: немец Роланд Питч оказался проницательным!

В 2014 году Украина поразила мир невиданным по размаху волонтерским движением, в основе которого все те человеческие качества, на которых базируется нравственность: со-страдание, со-действие, со-участие, со-переживание, со-причастность… “Я не могу поступить по-другому, – часто слышу я от волонтеров, да и сама так говорю. – И не потому что мне это выгодно или не выгодно. Здесь другие критерии поступков: им, нашим защитникам, ТАМ – в зоне АТО, на войне, в госпиталях или больницах – тяжелее, чем нам здесь в тылу. Так кто же, если не Я?”.

Вот она наша украинская философия сердца, философия жизни как проявилась! Экзистенциально! 

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: