Общага – «дом родной», и суд – «защитник» мой…

24 листопада 2004 о 18:45 - 1715

Член нашей организации, мать трехлетней девочки, обратилась к нам с просьбой защитить ее жилищные права.

Женщина, назовем ее Т., проживала по договору аренды в общежитии швейно-торговой фирмы «Днепр». Договор аренды она заключала с частной фирмой «Глоб», которой ЗАО ШТФ «Днепр» передало в аренду здание общежития с арендной платой 0,5 грн. за кв. м. площади. Фирма «Глоб», в свою очередь, заключила с Т. договор аренды койко-места в общежитии за 70 грн. в месяц, то есть в 20 раз больше арендной платы.

Согласно ст. 812 Гражданского Кодекса, предметом договора аренды жилья может быть только квартира (дом) или ее часть в виде конкретных квадратных метров жилой площади. При этом есть разъяснения Госжилкомхоза Украины об оплате проживания в общежитиях по общим тарифам согласно занимаемой жилой площади, а также распоряжение главы Днепропетровской облгосадминистрации №246-р от 25.07.2000 г. об установлении платы за проживание в общежитии.

Поэтому нас заинтересовала законность заключения таких договоров – договоров аренды койко-мест в общежитии.

Но позже Т. рассказала, что ее с дочкой выселяют без суда за то, что, якобы по ее вине, затоплены водой нижерасположенные комнаты общежития.

Согласно ст. 47 Конституции и главы 59 Гражданского Кодекса возмещение ущерба, причиненного арендатором жилого помещения, а также его выселение производится только по решению суда, поэтому мы составили жалобу в прокуратуру, и прокурор внес представление о недопустимости выселения Т.

Но фирма «Глоб» представление прокуратуры оставила без удовлетворения. Т. с ребенком вынуждена была выселиться в никуда (она иногородняя).

Защиту интересов Т. и ее несовершеннолетней дочери в суде мы поручили нашему представителю.

Решением Индустриального райсуда города Днепропетровска под председательством судьи Людмилы Петровны Слюсар иск Т. о признании выселения незаконным оставлен без удовлетворения.

Коллегия судей Днепропетровского облсуда в составе председательствующей Натальи Михайловны Лисичной и членов Светланы Филипповны Котушенко и Владимира Юрьевича Поплавского признала решение райсуда законным и обоснованным, а нашу апелляционную жалобу оставила без удовлетворения.

Согласно ст. 313 Гражданско-процессуального Кодекса, в случае отклонения апелляционной жалобы суд в своем определении должен указать конкретные обстоятельства и факты, опровергающие доводы жалобы.

Для утверждения у читателя убеждения в справедливости решения суда по иску Т. приводим доводы апелляционной жалобы и их опровержение судьями облсуда.

ДОВОДЫ:

1. В нарушение ст.ст. 62, 202-1, 203 ГПКУ суд не отразил в решении и не дал оценки изложенному в исковом заявлении /л.д. 2/ и пояснениям представителя истицы /л.д. 49,50/ по фактам нарушения жилищных прав несовершеннолетней дочери истицы, гарантированных ст. 18 ч.2 и ст.17 ч. 3 Закона «Об охране детства».

2. Отказывая в иске по основаниям якобы добровольного выселения истицы с дочерью, суд, в нарушение ст.ст. 62, 202-1, 203 ГПКУ не отразил в решении и не дал оценки приобщенным к материалам дела доказательствам расторжения договора аренды жилья по инициативе арендодателя, а именно:

– приказу ЧНПФ «Глоб» №3 от 20.02.04. о расторжении договора аренды жилья с истицей за нарушение ею п.5.2 и 5.6 этого договора /л.д. 38/,

– уведомлению истицы администрацией от 24.02.04. о расторжении договора аренды жилья 20.02.04 /л.д. 39/,

– предписанию прокуратуры от 15.03.04 об устранении нарушения законодательства ответчиком, в котором на основании проверки указано: «27.02.04 по требованию администрации ЧНПФ «Глоб» Т. была вынуждена покинуть общежитие» /л.д. 33/.

Вынужденное письменное обязательство истицы выселиться /л.д. 35/ не имеет юридической силы согласно ст. 17 ч.3 Закона «Об охране детства» и ст. 203 п.6 ГК Украины.

Отсутствие необходимого, согласно ст. 203 п.3 ГК Украины, свободного волеизъявления истицы расторгнуть договор аренды жилья подтверждается ее невыселением в указанный в обязательстве срок – до 15 часов 26.02.04., а также изданием приказа №3 от 20.02.04 о расторжении договора по инициативе ЧНПФ «Глоб».

Таким образом, вывод суда о правомерности выселения истицы с несовершеннолетней дочерью по основаниям ее свободного волеизъявления противоречит материалам дела и положениям ст. 203 ГК Украины.

3. Ответчики не представили суду доказательств наличия у ЗАО ШТФ «Днепр» права собственности на общежитие на момент заключения 02.07.01 с ЧНПФ «Глоб» договора аренды здания общежития. В нарушение ст. 143 п.7 ГКПУ суд отказался истребовать у ответчика в порядке досудебной подготовки указанную в исковом заявлении /л.д.3/ справку о вхождении здания общежития в уставной фонд ЗАО ШТФ «Днепр».

Вместо этого, суд приобщил к материалам дела копию выписки БТИ из реестра регистрации прав собственности от 17.11.03 /л.д.27/, которая уже на момент ее предоставления в суд не имела юридической силы согласно п.5.7 Временного положения о порядке регистрации прав собственности, утвержденного Минюстом Украины 07.02.02.

В этой выписке отсутствуют данные о времени возникновения права собственности у ЗАО ШТФ «Днепр», кроме этого, данные о площади и стоимости здания общежития в выписке – 5.546,5 кв.м. и 375.496 грн. – не соответствуют указанным в договоре аренды здания общежития /л.д. 28-31/ – 4.754,4 кв.м. и 1.411.944,77 грн. соответственно, поэтому такой документ не мог быть принят в качестве доказательства по делу.

В случае нахождения на 02.07.01 здания общежития на балансе ЗАО ШТФ «Днепр» без включения в его уставной фонд, договор аренды общежития согласно п. 2.2 Положения об управлении госимуществом, утвержденного приказами Фонда госимущества и Минэкономики Украины №908/68 от 19.05.99, должен был заключаться не с балансодержателем ЗАО ШТФ «Днепр», а с отделением Фонда госимущества Украины, как с собственником.

Суд отклонил ходатайство стороны истца /л.д. 47/ об истребовании из БТИ выписки из реестра регистрации прав собственности, оформленной в соответствии с требованиями п.5.8 Временного положения от 07.02.02 с указанием времени возникновения у ЗАО ШТФ «Днепр» права собственности.

Тем самым суд допустил неполноту выяснения обстоятельств дела, определяющих как правомочность договора аренды общежития, так и правомочность заключения и расторжения истицей договора аренды комнаты №417 в этом общежитии с ЧНПФ «Глоб».

4. Постановление решения суда при неполном выяснении обстоятельств дела, при игнорировании судом подлежащих применению норм права и имеющихся в деле доказательств нарушения жилищных прав, в том числе несовершеннолетнего ребенка, нарушает гарантированное ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека право на справедливое судебное разбирательство.

А вот какими конкретными обстоятельствами и фактами опровергли судьи приведенные доводы:

«Приведенные в апелляционной жалобе доводы сводятся к переоценке доказательств и несогласии с выводами суда по их оценке, тогда как в соответствии со ст. 62 ГПК Украины исключительное право оценки доказательств принадлежит суду».

Читая эту фразу, невольно испытываешь страх непосвященного перед силой юридической логики и конкретики мышления уважаемых судей.

Но не только прокурорам, а и многим мамам известно, что любые их обязательства и действия, ущемляющие жилищные права детей, незаконны. И судьи обязаны были в опровержение доводов апелляционной жалобы указать, почему по данному делу не подлежат применению ст. 17,18 Закона «Об охране детства» и ст. 203 ГКУ даже в том случае, если обязательство выселиться со стороны матери было добровольным.

Суд постановляет решения именем Украины, эти решения нужно уважать.

Значит ли это, что всякое решение суда не должно вызывать сомнений?

Говоря о работе судей апелляционных судов Украины, председатель Верховного Суда Украины В.Т. Маляренко указывает: «Законодавець розраховував на порядність судді. А виходить, що біля кожного порядного треба ставити ще поряднішого, але вже з дрючком у руках» (Вісник Верховного Суду №4 2004 рік, с.14).

«Все частіше трапляються факти, коли вони [судді] у судових рішеннях припускаються елементарних помилок, поверхово викладають та аналізують доводи апелянтів, не спростовують їх, обходять увагою» (Там же, с.10).

В интервью газете «Юридичний Вісник України» ко Дню юриста В.Т. Маляренко сказал: «… Кожна помилка судді повинна знаходити реагування з боку прокурора… Замість того, щоб вживати процесуальних заходів щодо виявлення корумпованості суддів, відповідні структури, не знаходячи процесуальних можливостей, аргументів та доказів у підтвердження своїх заяв, вдаються до звичайного тиску за допомогою преси, за допомогою вулиці. Це, підкреслюю, слабкість».

Нам обидно за прокуроров, за оставление без внимания судьями представления прокурора Индустриального района о незаконности выселения Т., за обвинения в процессуальной слабости прокуроров.

Согласно ст. 375 Уголовного Кодекса Украины, вынесение судьями заведомо неправосудного решения либо определения преследуется в уголовном порядке.

Признаки заведомой неправосудности определения областного суда по делу Т. усматриваем в сознательном неприменении судьями норм права – ст. 203 ГК и ст. 313 ч.2 ГПК Украины.

Согласно ст. 94 Уголовно-процессуального Кодекса, сообщения, опубликованные в прессе, являются поводом для возбуждения уголовного дела.

Очень надеемся на соответствующую реакцию прокурора Днепропетровской области, г-на Сорокина С.Н., которому направляем экземпляр газеты с копиями документов по делу о выселении Т.

Поділитися: