Письма читателей

12 листопада 2004 о 14:40 - 1047

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Фальсификация по-таромски

Моя супруга, Воловик Раиса Васильевна, 1935 г.р., была ущемлена в своем праве отдать свой голос за кандидата в Президенты Украины в избирательном участке №1 микрорайона Таромское (территориальная избирательная комиссия №29 – ред.).

Ей заблаговременно (за 8 дней до выборов) вручили приглашение принять участие в выборах 31 октября. Она была уверена (доверилась приглашению), что ее фамилия значится в списке избирателей.

Но когда пришла голосовать в день выборов на участок №1 мкр. Таромское, ее в списках не оказалось. На обращение к председателю избирательной комиссии, по какому списку ей адресовали приглашение посетить участок в день выборов, она не получила ни внятного ответа, ни рекомендации как быть в этом случае: комиссия отделалась отговорками – «Списки составлялись в поссовете, – ничего не знаем». Таким образом составители списков лишили ее права участвовать в выборах.

По этому случаю супруга написала и подала председателю избирательной комиссии жалобу. Эта жалоба была зарегистрирована в журнале регистрации секретарем комиссии после настойчивого требования. Вот какое «внимание» к избирателю.

Исключение из списка моей супруги – это попрание Конституционного права и нарушение закона о выборах. Этот случай можно расценить как фальсификацию по-таромски.

Воловик Л.К., мкр. Таромское

Откуда брались данные?

Уважаемая редакция газеты «Лица»!

Решила взяться за перо в связи с выборами.

Мне принесли приглашение на выборы на трех человек. Муж мой умер 22 года назад, инициалы у него В.С. Я решила, что это принесли на мужа приглашение, и, идя на выборы, взяла с собой свидетельство о его смерти.

Но оказалось, что это приглашение для моей внучки, которой исполнилось 19 лет и инициалы у нее тоже В.С. Но внучка 18 лет назад уехала из моего дома, т.к. ее мама развелась с моим сыном. Откуда они берут данные?!

И у многих такие вот неурядицы с выборами. Значит, кому-то выгодно записывать неправдивые данные.

Написала вам, потому что не верю в «прозорі» выборы.

Шелементьева Л.И., г. Днепропетровск, проспект Правды

Соревнование в умении мошенничать

Здравствуйте, мои дорогие любимые «Лица» – The Persons!

Никогда не кляузничала и не жаловалась в газеты на жизнь. Терпела и мучалась, как все в нашей молчаливой стране. Но видно, переполнилась чаша. Нет сил больше молчать! Хочется заорать во всю глотку, да смысла нет. Все равно ведь никто не услышит. Вот и решила вас помучить своими размышлениями малоумной идиотки. Да, именно так я себя окрестила после первого тура всенародного иллюзиона, который состоялся в канун веселого праздника нечистой силы, который у нас так почему-то не очень и прижился. Ну, это и понятно почему. Нам и своей «нечистости» и грязи хватает. Только выражение «малоумная идиотка» мне не очень нравится. Гораздо приятнее чувствовать себя снова несмышлеными детками, каковыми нас считают власть имущие.

Ехала я 1 ноября по нашему городу и ловила себя на мысли, что на самом деле в детство впадаю. Только иногда, натыкаясь взглядом на «великие шедевры» современной архитектуры, встряхивалась и понимала, что не дитя я бесправное и не в цирке на представлении великих факиров нахожусь. А просто живу, работаю, плачу налоги, словом, существую ныне и здесь. И потому, кроме обязанностей, хочу иметь еще и хоть какие-нибудь малюсенькие права. Ну, хоть одно – ИЗБИРАТЬ И БЫТЬ ИЗБРАННОЙ!

Ан, нет. Недостойны мы, видать. Недоросли. Да и зачем нам? Вместо нас чудесно проголосовали умершие десять лет назад бабушки и дедушки, выписанные давным-давно, и почему-то вдруг вспомнившиеся теперь бывшие жители наших квартир, детки, еще не доросшие даже до десяти лет, люди с искореженными именами и фамилиями. Им вот можно, а нам-то зачем? Необязательно.

Пишу об этом так уверенно, потому что знаю обо всем не понаслышке, а лично участие в иллюзионе принимала. Почему? Да так. Интересно было, а еще подружка попросила. Она воспитателем в детском саду работает.

– Идем, – говорит, – вместе с нами на участок «дежурить». Нам людей не хватает. От садика нужно десять человек выставить, чтобы двадцать голосов было, а нас только восемь. Заведующая настоятельно «просила» еще двоих привести.

– Зачем привести? Как дежурить? – переспрашиваю, еще наивно ничего не понимая.

– Да не дежурить. Это мы так на людях говорим. А на самом деле голосовать нас заставляют, по чужим бюллетеням, как и на прошлых выборах, да еще и по два раза.

– Почему по два?

– Не знаю. Наверное потому, что за нашим садиком закреплено два участка, а избирательные пункты случайно оказались размещенными в одной и той же школе.

– Ты что, с ума сошла?! – кричу. – Вам же там головы поотбивают! Это же подсудное дело!

Подруга только горько вздыхает в ответ.

– Да знаю я, – говорит. – И девчонки наши тоже знают. Только заведующая очень настаивает, видно, боится должность потерять. Да и мы боимся без работы остаться. Открыто, конечно, никто не объявит, что уволили нас за то, что не согласны с правящим режимом. Но какую-нибудь мелкую неполадку в работе найти всегда можно, а потом раздуть из мухи слона.

Я искренне удивляюсь:

– Ну и что, что уволят. За что ты держишься? За трехсотгривенную зарплату? В конце концов, в другой сад пойдешь работать. Сама же говорила, что воспитателей не хватает.

– Нет, так не получится. Обо мне моментально в РОНО все известно будет, а то и в ГорОНО. Кому нужны сотрудники, которые не подчиняются воле руководства? Так что придется идти и голосовать за других на свой страх и риск. Надеюсь, что все будет как обычно. Ведь не впервые так голосуем.

– Не впервые? – снова изумляюсь я. – Вы что, на прошлых президентских выборах так голосовали?

Она тоже удивленно смотрит на меня, мол, разве ты ничего не знаешь?

Конечно же, я не знаю. Откуда мне знать, ведь я не в бюджетной организации работаю, а потому наивно считаю, что мой голос – вовсе не глас вопиющего в пустыне. Я частный предприниматель, исправно плачу налоги, вкалываю, как раб на плантации, и глупо считаю, что, если на предвыборную кампанию тратится такая уйма народных денег, значит, идет настоящая борьба за голоса электората. До сих пор я думала, что если бы выборы можно было подстроить, то сценарий нынешних выборов проходил бы так же, как в ностальгические времена «дорогого Леонида Ильича». Но у меня все же есть глаза и уши и я видела, что вокруг происходило во время предвыборной гонки.

Однако, оказывается, не все я видела. Тех же воспитателей детских садиков, а может, и еще кого, под видом агитаторов засылали по квартирам собирать списки тех, кто решил поддержать своими голосами провластного кандидата. Зачем это делалось, стало ясно только 31 октября. Попросту остальные избиратели из списка голосующих были удалены. А вместо них появились выкопанные из могил бабушки и дедушки. Но поскольку мертвые души, как говорится, не состоят из материи и ручку в руках держать не могут, вместо них пошли ставить свои крестики мы – люди вполне материальные и реально существующие. Поистине великий иллюзион! Только зрителем в нем быть уже не хотелось, потому что мы, во-первых, люди взрослые и не дебилы вроде, а во-вторых, еще не дожили до того возраста, когда в маразм впадают.

Вот только не рассчитывал наш многоуважаемый Премьер на то, что аншлага на премьере его не будет, хотя и счастливые билеты раздал щедро и бесплатно всем, в ком был беспрекословно уверен. В кабинке-то за нами никто не подглядывал. Но если раньше тупой электорат ставил крестики в тот квадратик, в который им указывали, то теперь выросли и поумнели детки, зашли в кабинки, задумались и решили победить соперника его же оружием, то есть по законам восточных единоборств – обернуть силу противника против него же.

Спасибо Вам, дорогой Виктор Федорович, за подаренную нам возможность трижды восстановить справедливость за тех, кто в нашем «правовом» государстве был лишен своих последних прав! Мы с честью выполнили свой долг избирателей и не о чем не жалеем. Те, кто нас насильно толкнули на эти нарушения, даже не догадываются, что мы проголосовали за Нашего кандидата. И нам ни грамма не стыдно за свои действия. Я, например, заполнила бюллетени вместо мужа и его товарища, которые в списки избирателей не попали и проголосовать не смогли. Но благодаря «новым» правилам голосования их волю крестиком обозначила я, предварительно с ними посоветовавшись. Точно так же поступили и некоторые мои знакомые. Голоса, оставленные нами в избирательных урнах, не выжатые, а реальные, настоящие. Вот так-то, дорогая власть. Знай наших! А вы как думали? Почему же теперь отмалчиваетесь? Выдумываете новые трюки и фокусы для второго тура? Давайте, давайте, коперфилды новоявленные. Кто теперь исчезнет из жизни, а кто возродится? Ждем с нескрываемым интересом. Наш народ снова будет рад потягаться с Вами в сообразительности и умении мошенничать. Опыт у людей огромный. Откуда? А Вы не задумывались, как наши люди умудряются вот уже столько лет выживать в государстве с такими законами? Вы же сами нас приперли к стенке, вот теперь и терпите наши маленькие шалости несмышленых деток. А мы посмеемся весело и безмятежно, как в детстве.

Вот такими получились мои размышления рядового избирателя в антракте между представлениями. И не с кем было поделиться, кроме Вас, моя любимая газета. Желаю Вам и всем избирателям народной победы на выборах.

С уважением и любовью, Ваша постоянная читательница Викки

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: