Кража с видом на Днепр, или прогулка по бывшей набережной и около нее

21 липня 2004 о 11:47 - 1421

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Сначала его не было. Вернее, он был спрятан от глаз екатеринославцев за лесными складами и лесопильнями, мучными лабазами и веселыми трактирами городской голытьбы. К нему вели от Екатерининского проспекта еще незамощенные Провиантская (Пастера) с ее армейскими складами, Крестовая (Фрунзе), где под видом почтовой конторы подпольно встречали и переправляли дальше «красную» «Искру», Караимская (Коцюбинского) с ее Успенской церковью и Торговая (Ширшова) с ее гостиницей «Марсель», названной так еще в конце позапрошлого века в честь будущего соперника «Днепра» по кубку УЕФА.

Да, он был спрятан так, что, наверное, большинство горожан забывали, что живут на берегу Днепра: ведь во вновь строящемся городе для них пределом мечтаний было иметь лавку, а над ней квартиру прямо на проспекте, где уже светили электрические фонари и пошел на гору бельгийский трамвай…

Но наступил ХХ век, в 1945 году закончилась страшная война, на проспекте еще плакал черными от пожара глазницами Дом Хренникова, а взоры наших архитекторов и строителей уже смотрели в сторону Днепра: как открыть его городу, как сделать Днепропетровск действительно городом на Днепре? И в 1946 году началась беспрецедентная в градостроении прокладка Набережной, инициатором и главным прорабом которой стал Б.Я.Мильман. 10 километров благоустроенной магистрали с бульварами и цветниками, смотровыми площадками и современными развязками появились, как в сказке, на месте доживших до середины ХХ столетия лабазов и халуп. Но не было бы этой сказки, если бы не помощь всего города, если бы не воля, мудрость и организаторский талант наших городских руководителей того периода времени: В.Г.Бойко, В.П.Ошко, В.Г.Яцубы, А.В.Мигдеева. Ведь прекрасную инженерно оборудованную трассу – Набережную – город обустроил зданиями Гипромеза, цирка, Института физкультуры. Но еще больше украсили Набережную жилые дома: солидные «сталинки», построенные в едином ансамбле на первом ее участке, от Столярова до моста – вдруг стали мечтой всех днепропетровцев. Слова «с видом на Днепр» сделались обязательной темой в разговорах наших солидных граждан, кому светило получить вожделенный ордер. Ведь проснуться летним утром в спальне с высотой потолков 3,2, подойти к распахнутому окну и радостно воскликнуть: «Какой вид! Какой Днепр!», – ради этого стоило бороться и жить!

Но потом, в конце прошлого века, на Набережной, говоря театральной лексикой, начался аншлаг – все места в партере уже были заняты, кроме амфитеатра – гигантской чаши бывшего стадиона «Динамо» – этого последнего выхода города к реке, самого высокого и самого красивого его места: тут, в свое время, планировалось строительство престижного киноконцертного зала, под которое уже было забито свайное поле. Но у этого гигантского амфитеатра могла быть и другая судьба: хорошие люди предложили построить здесь грандиозное Певческое поле – но лучше и побольше, чем под Ригой, и не столько для пения, сколько для встреч, общения и праздников сотен тысяч людей: ведь другого такого места просто не существует на Днепре нигде от Каневской горы до Запорожской Хортицы. Кроме того, согласно ныне действующему генплану, этот участок функционально определен как эспланадная территория, подразумевающая широкое раскрытие на дальнюю перспективу пространства вида на Днепр и левобережье с Нагорной части города.

А художник И.И.Шулык предложил построить у основания амфитеатра часовню, выложенную из стеклоблоков. Представляете, как светился бы этот Божий храм от сотен горящих внутри его свечей! Как бы это все смотрелось с Днепра, с палуб теплоходов, плывущих «из варяг в греки»!

Но днепропетровское начальство распорядилось иначе. Бывший тогда городским головой Н.А.Швец с помощью своих ставленников – начальника ГлавАПУ И.В.Богданова и самого «генерального» архитектора Дольника начали застройку территории бывшего стадиона «Динамо», тем самым положив начало вакханалии захвата земли в центральной части города. Итогом продавливаемого Богдановым замысла является полное уничтожение общественно-значимой ценной территории – единственного места, где возможно с высоты «холмов» Днепропетровска взглянуть на Днепр.

До этого в неравном споре Закона и Денег победили нагло построенные Две Башни, уже отчасти поставив крест на возможности граждан Днепропетровска любоваться Днепром. И сейчас они мне напоминают две другие башни, но повыше ростом и ставшие объектами катастрофы – два небоскреба Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, и вызывают только сочувствие хорошим ребятам из нашего управления госбезопасности, которые теперь всю жизнь, сколько будут служить, столько будут следить за пролетающими над городом самолетами: а вдруг у какого-то «нашего» летчика отключили дома горячую воду?

Но это все же дело СБУ и никого больше. А вот кто должен разобраться с попыткой до конца выработать золотую жилу бывшего стадиона «Динамо» и, попирая закон, построить здесь еще один архитектурный «шедевр» – комплекс «Крутогорный»? Ведь здесь расположена охранная зона парка им. Т.Г.Шевченко – объекта природно-заповедного фонда Украины общегосударственного значения, – определяемая Законом «О природно-заповедном фонде Украины» (разд. IV ст.39, 40) и установленная специальным решением городского совета в границах Мерефо-Херсонского моста–гостиницы «Рассвет»–ул.Фучика–Дзержинского–Шаумяна. Но смешно, что этим же решением ответственность за создание охранной зоны парка им.Т.Г.Шевченко и установление ее природоохранного режима возлагается на… руководителей ГлавАПУ, управление земельных ресурсов и Жовтневый райисполком! Кварталы снесенных зданий ценной исторической застройки и памятников архитектуры – итог этой «ответственности».

Так все же, какую щуку этих ведомств вновь пустили в нашу великую реку? Или какого козла запустили в огород, т.е. на территорию стадиона «Динамо»? И если господа Бачев и Богданов завизировали решение о создании этой защитной зоны, то они, если имеют представление о чести и долге, должны прекратить строительство комплекса «Крутогорный». Ну а если понятия «честь» и «достоинство» подзабыты этими чиновниками, равно как и понятие «законность», то, надеюсь, И.Куличенко еще не забыл о них.

Пока же посетители парка, спешащие от его входа вниз, к Днепру, выйдя на траверз ресторана «Маяк» и даже не зайдя в него, т.е. абсолютно трезвые, вдруг начинают обнаруживать, что никакого Днепра, «який реве та стогне», ими не наблюдается: перед ними – лишь его унылая протока, а настоящий Днепр ревет и стонет (от всего, что уже натворило ГлавАПУ?) где-то левее, за мысом церкви Святого Николая.

…А когда-то хороший человек Ю.И.Пиняев, бывший до Бычкова председателем Жовтневого райисполкома, решил расширить влево территорию парка: десятки самосвалов наращивали площадку, скреперы планировали землю, горсвет установил светильники, зеленстрой высаживал цветы. А еще у самого откоса появились парковые диваны, и сотни пенсионеров, мам с колясками, гостей и туристов с фотоаппаратами сразу же облюбовали для себя этот новый уголок парка. Ведь только здесь, с высоты птичьего полета, перед ними раскрывался весь Днепр: кружили в небе чайки, искали ветер яхты и плыли неторопливые теплоходы. И все это называлось рекреационным воздействием природы на человека, т.е. восстановлением его здоровья и сил. Но это было до прихода в горисполком председателем Н.Швеца, а в Жовтневый райисполком – С.Бычкова…

Вскоре то, что строится под этой площадкой, обязательно повернет к ней свои тылы, а они всегда одинаковы: это контейнеры для мусора, штабеля ящиков, разгружающиеся автомобили и т.п., на что гостям города смотреть не захочется. И в результате Днепр «исчезнет», потому что вблизи его «затмит» наша унылая цивилизационная бытовуха, лишенная рекреационных свойств. В Диораме «Битва за Днепр» это называется предметным планом: прямо у ваших ног валяются обломки пушек, снарядные ящики, обрывки колючей проволоки, сливаясь на заднем плане с рисованным полотном, они усиливают достоверность того, что было на берегу Днепра осенью 43-го года. В диораме же смотровой площадки парка им.Т.Г.Шевченко «под ногами» будем созерцать мишуру мусорно-складского происхождения и «тюремную архитектуру».

Но то, что хорошо для диорамы, плохо для нас с вами: чудесную обзорную площадку парка можно считать потерянной и уже непригодной для городских праздников. Теперь, благодаря подкопу новостроек, она «поплыла» и представляет собой угрозу жизни людей.

Вот так «Крутогорный» уже достал даже главный парк нашего города, потому что у них разные цели: «Крутогорный» предназначен для узкого круга элитной части, а парк – для всего населения Днепропетровска. И там, где будут появляться арендаторы или жители «Башен» и «Крутогорного» – не может уже появиться никто другой, так как доступ в частные владения будет закрыт. В этом главная особенность «социальной политики» ГлавАПУ при чутком присутствии в происходящем И.И.Куличенко.

Но давайте все же спустимся на нашу знаменитую Набережную…

А ее нет: есть рестораны и кафе «Причал», «Золотой петушок», «Ямаго», «Август», «Мимино», «Поплавок», три «1001 ночи» в трех ресторанах, и – ни одной скамейки от «Паруса» до Мерефо-Херсонского моста! И ни одного пенсионера с газетой, ни одной мамы с ребенком! Набережная им.Ленина фактически пустынна, потому что уже не наша! А чья? И я в поисках ответа открываю Земельный кодекс Украины (ЗКУ): «До земель комунальної власності, які не можуть передаватись у приватну власність, належать:

а) землі загального користування населених пунктів (майдани, вулиці, проїзди, шляхи, набережні, пляжі парки, сквери, бульвари, кладовища… тощо» (ст.83 ч.3 Кодекса). (Это же касается и бывшего стадиона «Динамо» – авт.).

–А мы и не приватизируем Набережную! – раздается гипотетический крик Е.Ю.Бачева из своего кабинета, благо его «земельные ресурсы» устроились рядом и тоже с видом на Днепр.

–Сдаете городскую землю под этими кафе и ресторанами в долгосрочную аренду сроком на 49 лет? – вежливо перебиваем начальника УЗР.

–Да, это разрешает 93 статья Кодекса.

Но уже сегодня рестораны на Набережной имеют такой мощный каркас, опирающийся на нижний технологический проезд (теперь уже бывший), что их можно смело называть капитальными сооружениями. А за время аренды их владельцы так перестроят свои помещения, что заработают право на собственный землеотвод: вспомните «Маяк» в парке Шевченко, «Нирвану» и «Плотину» в парке Глобы, а еще 60-ю статью Кодекса… Ну а как же экология? Может, владельцы кафе и ресторанов оснастили свои «детища» канализацией, перерабатывающей «шлак» клиентов, да и свой в том числе, в экологически чистый корм для рыбы и др. представителей флоры и фауны, который впору и на экспорт отправить? Сомневаюсь…

–Защитные полосы? – уныло спрашивает Бачев, глядя из окон своего ведомства на подобие колониальных гонконгских ресторанчиков возле воды.

И, конечно же, он понимает, что вдоль нашего Днепра должна быть оформлена прибрежная защитная полоса шириной в 100 метров. А дальше – цитируем ст.61 ЗКУ: «У прибережних захисних смугах забороняється: …г) будівництво будь-яких споруд (крім гідротехнічних, гідрометричних та лінійних)…». И если ресторан «1001 ночь» и ему подобные строения и есть «будь-які споруди», то почему они появились на Набережной? Конечно, добрая 59 статья Кодекса разрешает местным советам сдавать в аренду защитные полосы наших рек, но (цитируем) «…для сінокосіння, рибогосподарських потреб, культурно-оздоровчих, рекреаційних, спортивних і туристичних цілей». Стоп, господа! Докажите, что «Золотой петушок» – «культурно-оздоровчий» ресторан… Там что, под музыку, скажем, ставят клиентам оздоровительные клизмы?

Поэтому будем считать, что Набережная уже похищена у города, и если не со взломом, то уж точно с корыстным умыслом, и где полным ходом идет «косіння» «зелени». И, самое главное, с видом на Днепр. Да и деньги, наверное, какие-то в бюджет иногда попадают. И не станем пока констатировать, – в чей.

…Начальник земельных ресурсов захлопывает форточку своего кабинета, но в его ушах стоит такое эхо, что слышит вся бывшая Набережная:

«Изучайте Земельный кодекс, господа! Это ваша должностная обязанность! Или останетесь без работы…, как мы без Набережной, парков и исторического центра города».

А за всем этим наблюдает, с отеческой укоризной в глазах, девственно чистый и незапятнанный нарушением законов Иван Иванович.

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: