«Желаю, чтобы все!», или Неприличная одежда по-сбербанковски

21 липень 2004 о 11:38 - 1256

Всякая история, принимающая самые неожиданные, иногда даже причудливые формы в своем развитии, зачастую начинается довольно банально. И чем она может закончиться – предсказать в начале практически невозможно.

Эта история началась 06 июля сего года, когда автор этой статьи вышел из дому с намерением оплатить коммунальные услуги. О принципах начисления, оправданности и методах взимания оплаты коммунальных услуг было написано много и наверняка будет написано еще больше, но суть в данном случае заключается не в этом.

И дело даже не в том, что в ближайшем к месту жительства автора отделении Ощадбанка, расположенном возле остановки «ул. Березинская» (в доме 6 по переулку Л. Мокиевской), оплачивать коммунальные услуги – это не жалеть своего времени. Дело даже не в том, что в этом отделении из четырех сотрудниц за стойкой «принимать платежи от населения» может только одна, из-за чего в очереди можно простоять час, а то и значительно больше. И даже не в эстонских космических скоростях, присущих этому (очень хотелось бы верить, что только этому!) отделению Ощадбанка. Нет! Все началось с того, что автор, увидев в дверях сберкассы хвост пенсионерской очереди, вспомнил принцип «Дальней дорогой ближе» и отправился с квитанцией через полгорода в областное управление Ощадбанка, что расположено по адресу ул. Клары Цеткин, 9-а. Но, как оказалось, дальней дорогой все-таки вышло дальше.

Автора (человека, клиента, посетителя – как будет угодно), пришедшего в рабочий день в рабочее время – охранники не пустили в банк.

Бдительные, смелые, решительные, умные, добрые, физически и духовно (а как же!) развитые сотрудники «управления службы безопасности» выскочили, как чертики из табакерки, из своей кабинки и коллективной грудью встали на пути нарушителя ощадбанковских порядков. Безопасность банка была сохранена, а «незаконный элемент» был благополучно выставлен за зеркальную дверь. Все в порядке, порядочный клиент может быть спокоен, а охране пора готовить кошельки для премии. Красота!

И все в этой истории было бы ничего, если не задаться простым вопросом: а чем же именно не понравился охране клиент, который ей так не понравился?

Может быть, посетитель, как пишут законотворцы, был «в состоянии алкогольного, наркотического или иного опьянения» и, войдя в фойе банка, сразу же возмутительным образом нарушил общественный порядок и явно планировал продолжать в том же духе? – Нет. Может быть, хуже – у человека, который пытался пройти в Ощадбанк, из заднего кармана брюк торчал приклад автомата Калашникова? – Опять нет.

Тот, кто никогда не имел дело с Днепропетровским областным управлением Ощадбанка, может гадать еще долго, но все равно не угадает. На деле все обстояло гораздо прикольнее и гораздо симптоматичнее – клиента не пустили в банк за то, что он пришел в шортах.

Позиция охранников вызвала, мягко говоря, недоумение. Автор набрал в грудь воздуха, чтобы попросить пригласить на проходную начальство, но охрана, как видимо, не в первый раз имея дело с подобной реакцией, пресекла зарождающиеся вопросы на корню.

Охранник продиктовал телефон «начальства», посоветовал по всем интересующим вопросам пообщаться по этому телефону с «Андреем Петровичем» – без указания фамилии и должности, – и стороны, пусть не совсем довольные друг другом, но все-таки оказались по разные стороны мраморного порога.

Дойдя до ближайшего телефона-автомата, автор набрал номер, предоставленный охранником, и действительно дозвонился до человека, который представился Андреем Петровичем. Андрей Петрович объяснил, что охранники так придирчиво отнеслись к одежде клиента не в силу своих природных склонностей консервативных кутюрье, как грешным делом подумалось было автору, а действовали согласно его, Андрея Петровича, указаниям. Услышав, что клиента не пустили в шортах, собеседник отрезал таким маловразумительным, но решительным «Да хоть в плавках!», что все остальные аргументы на эту тему отпали сами собой.

На просьбу мотивировать такой «паранджовый» подход к посетителям, Андрей Петрович в довольно напористой форме объяснил, что «у них не отделение, а все-таки областное управление», и что «приходить нужно в приличной одежде, чтобы проявлять уважение». Следующий вопрос напрашивался сам.

–К кому?

–Ко всем! – отрезал «Андрей Петрович». (Ну как здесь было не вспомнить знаменитую фразу булгаковского персонажа «Желаю, чтобы все!»? – авт.)

В конце разговора на просьбу назвать свою должность «Андрей Петрович» представился как «заместитель начальника управления безопасности», и на этом разговор завершился.

На этом могла бы завершиться и вся эта история, но упускать такой материал было просто жалко. Автор узнал телефон приемной этого самого областного управления, в котором нужно «уважать всех» в таких искаженных формах, и дозвонился до девушки, которая сказала, что ее зовут Алена. (Почему в статье присутствует такое недоверчивое отношение к именам и должностям сотрудников Днепропетровского областного управления Ощадбанка, станет ясно позже.)

Отдавая дань справедливости, следует признать, что после двухсерийного общения с сотрудниками «управления безопасности» разговор с Аленой был просто бальзамом на душу. По крайней мере, по форме. Приятный голос, вежливая речь. А вот с содержанием все было гораздо более прозаично.

Нет, начальства на месте нет. А кто именно нужен? Самый главный – нет, его нет. Должен быть, но когда – неизвестно. Что? Его зовут Александр Иванович, а по какому вы вопросу?

Вот так? Да, действия Андрея Петровича и охранников абсолютно «правильные» (и что именно под этим понималось?). У Ощадбанка есть множество отделений, в которых можно осуществлять платежи, а областное управление, хоть и имеет кассу, но занимается в основном «руководством». Поэтому по поводу оплаты можно обратиться в любое из отделений (опять же интересно, какие именно отделения имела в виду Алена? Отделения в районе, в городе или вообще на всей территории Украины? Может быть, доехав до Черкасс или Одессы, можно было получить шанс войти, пусть даже и в «областное управление», без фрака или, на худой конец, без бальных панталон?).

Нет, начальника управления безопасности тоже нет. Его функции в настоящее время выполняет Андрей Петрович. А Александр Иванович должен быть позже. Перезвоните часа через полтора.

Разговор, который состоялся через полтора часа, содержал меньше информации, но больше сюрпризов. Нет, Александра Ивановича нет. А что вы от него хотели, чтобы он сказал вам, в какой одежде вам нужно приходить в банк? Или чтобы он сам дал указание охране, чтобы вас пустили в банк?

Ах, вы хотите, чтобы вам компенсировали материальный и моральный ущерб? Нет, Александра Ивановича нет. Вам нужен начальник управления безопасности? Понимаете, дело в том, что (читатель, затаи дыхание, как говорилось в анекдоте, «Зараз буде!») – так вот, дело в том, что на самом деле Андрей Петрович и есть начальник управления безопасности. Да, до свидания!

Вот такой вот получился бредовый детек тив. Можно еще раз повторить – дело даже не в том, что после всей этой галиматьи можно было честно отстоять очередь в отделении по месту жительства, или же просто зайти в любой нормальный банк и оплатить коммунальные услуги, «попав» при этом на процент комиссии (не «попадать» же, в самом деле, под священную войну с неплательщиками!).

Изо всей этой истории выглядывают, как неразумно сберегаемые деньги из дырявого матраца, а то и просто как шилья из мешка, несколько довольно неудобных вопросов.

Первое. Что это за банк, в котором «сотрудник управления безопасности», а фактически – вахтер может завернуть клиента только потому, что ему не понравилась его одежда? При Союзе такой вопрос, наверное, показался бы глупым, но в настоящее время, когда мы все, «задрав штаны», бежим уже не за комсомолом, а за Европой и рыночной экономикой – из каких именно средств начисляется заработная плата именно этому охраннику? Из денег клиентов? Или из рекламных фондов Михаила Воронина?

Второе. Если даже и существует в Ощадбанке тайная директива управления безопасности о том, чтобы гнать посетителей в шортах, то почему клиентов об этом не уведомляют заранее? Почему возле двери в Днепропетровское областное управление Ощадбанка не висит объявление с текстом вроде: «Лица в шортах категорически не допускаются! Андрей Петрович». Или почему на табличке «Время работы» не написано «Работаем с… и до… и только для тех, кто в штанах (пардон, в брюках)»? Автор потратил битый час, исследуя сайт Ощадбанка. (www.oschadnybank.com), но и там тоже не удалось найти раздел с названием «Уставная форма одежды для посетителей нашего банка» или что-то еще в этом духе. Что за никому не известные правила игры, которые устанавливают сбербанковские рыцари плаща и кинжала (чуть было не написалось: «ножниц и швейной машинки»)?

И все-таки – третье. Возвращаясь к вопросам шорт. Чем именно шорты не угодили охране? После телефонных бесед с «Аленой» и «Андреем Петровичем» автор простоял пятнадцать минут возле дверей банка, наблюдая за входящими посетителями. За это время в здание вошло как минимум восемь женщин в коротких юбках, которые в ближайшее время не вышли на улицу. Из этого автор заключил, что их не завернули ото входа по причине частичной обнаженности нижних конечностей. Следовательно, женские ноги в Днепропетровском областном управлении Ощадбанка – это прилично, а мужские, соответственно, неприлично. Странная дискриминация по половому признаку. В Европе, наверное, такое не поняли бы.

Или, может быть, все дело в том, что в коротких брюках, которыми по сути являются шорты, в Ощадбанк нельзя, а в коротких юбках – можно? То есть автор может рассчитывать, что если он придет в Ощадбанк в шотландском национальном мужском костюме – юбке и сорочке – то его будет ждать если и не хлеб-соль, то хотя бы отношение как к клиенту, а не как к латентному банковскому эксгибиционисту?

Опять же! От края шортов, которые закрывали ноги недопущенного посетителя немного ниже колен, до носков открытым оставалось ну никак не более тридцати пяти сантиметров от каждой ноги. Так чем же именно суммарные максимум семьдесят сантиметров волосатой мужской плоти так оскорбили целомудренные взоры сотрудников управления безопасности Днепропетровского областного управления Ощадбанка?

Четвертый вопрос – о таинственном «Андрее Петровиче». Здесь уже больше играет роль простое любопытство. Можно ли поздравить Андрея Петровича со стремительной карьерой – как-никак, человек в промежутке между двумя звонками умудрился вырасти от заместителя начальника службы безопасности до начальника (правда, когда он был в роли начальника, то обсудить с ним действия его же заместителя не удалось)? Или же в Днепропетровском областном управлении Ощадбанка работают такие люди, которые умудряются быть одновременно и начальниками, и заместителями самих себя? В таком случае Ощадбанк нужно поздравить с уникальной кадровой политикой, так как до сегодняшнего дня, насколько известно автору, едиными в двух лицах удавалось быть только одному из героев братьев Стругацких и прочей мифологической шушере вроде антикварных римских богов.

Ну и пятый вопрос – последний. Правда, из двух частей. Первая часть – к тому недоступному начальнику, которого Алена называла Александром Ивановичем и который отсутствовал в тот день (отсутствовал, как минимум, для автора). Уважаемый Александр Иванович! Вам хотя бы доложили об инциденте, который произошел в фойе банка 06 июля 2004 года около 10:35 по киевскому времени? И вообще – подобное завучевское отношение к клиенту – это только позиция загадочного Андрея Петровича или же позиция всего руководства Днепропетровской областной дирекции Ощадбанка?

И вторая часть вопроса – к Самому Большому Начальству в Ощадбанке вообще. Господа! Извините, конечно, за то, что отвлекаю от важных дел, но все-таки хотелось бы узнать следующую вещь, вдруг пригодится. Заходить в шортах до колен (не рваных, не грязных, не измятых, не латексных, не велосипедных, не кожаных с цепями и не пропагандирующих гомосексуальную или садомазохистскую субкультуру) запрещено только в Днепропетровское областное управление Ощадбанка?

Или благодаря стремительной карьере Андрея Петровича он (возможно, вместе с Аленой) уже диктует моду клиентам банка в масштабах всей страны?

Или, если в Ощадбанк действительно положено заходить исключительно в «приличной одежде» по мнению не только Андрея Петровича – может быть, Ощадбанк оплатит автору приобретение «приличной одежды» для походов в Ощадбанк с тех самых средств, которые у автора и его семьи «зависли» в Ощадбанке еще со времен СССР? В этом случае «приличной одежды» (если пересчитывать по советским ценам) может набраться на много походов в банк вперед.

Или, может быть, Ощадбанк будет настолько любезен, что зачислит «зависшие» средства на счет муниципальной карты автора, а автор пообещает раз в месяц приходить к Днепропетровскому областному управлению Ощадбанка в деловом костюме и вежливо улыбаться сотрудникам управления безопасности (дабы полностью соблюдать своевременность оплаты коммунальных услуг)?

В любом случае – заранее благодарю Вас за ответ.

P. S. Автор приносит искренние извинения Михаилу Воронину за то, что использовал его имя в данной статье, и уверяет, что упомянул Михаила Воронина исключительно в качестве создателя одной из самых известных марок мужских костюмов.

P. P. S. Если имена и/или должности героев этой истории изменены, то только ими самими, и автор не имеет к этому никакого отношения.

Поділитися: