ОТ КУЧИ МУСОРА ДО ЮБИЛЕЯ. В 2004-ом году город Перещепино отпразднует юбилей

17 червень 2004 о 14:28 - 1137

Раньше контроль за вывозом твердых бытовых отходов на перещепинскую свалку осуществлялся при помощи одного-единственного рабочего. При въезде на территорию он выдавал талон, стоивший одну гривну. Таким образом, посещение свалки хоть и стоило небольших денег (зарплата этому рабочему), зато люди не валили мусор куда попало.

А сегодня прилегающие посадки постепенно заполняются отходами. Люди не могут проехать вглубь свалки, чтобы их высыпать, вот и валят где попало. Ветром бумага и целлофан разносятся в радиусе нескольких километров.

Кстати, не только свалка имеет жалкий вид. Ко дню юбилея города (или п.г.т., как пожелаете) власти пообещали сделать жителям Перещепино подарок – увеличить количество мусорных баков около жилых домов, производственных территорий и магазинов. А все для того, чтобы город выглядел чище.

«НАЧАЛЬНИК МУСОРНИКА»

Шел жуткий ливень. Ветер метал струи воды на землю. Деревья изгибались почти до самой земли. Все живое спряталось на время стихии. Лишь по трассе Москва-Симферополь время от времени проносилась, утопая в мелких брызгах, одинокая машина. Вглубь окружающих эту дорогу на окраине города полей на жидкой от дождя поверхности свалки появилось какое-то движение. Нет, это не животное и не птица. Это человек. Он, укутавшись в прорезиненный плащ, чем-то на подобие багра тычет в горы мусора. Вот он, зацепив крюком, вытянул из недр отходов какой-то предмет. Сложив его в пластиковый пакет, шагнул дальше… Все перещепинцы знают этого человека как «начальника мусорки». Находил он там много нужных предметов. Зачастую это была его прибавка к зарплате, которая составляла «почти пятьдесят гривенов».

– Скажите, а как вы жили-то на эти деньги ?

– Как жил? Да так и жил, пока мать жива была, пока не покинул свой пост бывший начальник ЖЭКа, который мать знал. Сейчас вовсе жизни нет.

– Зарплату каким образом вам начисляли?

– Сначала по талончикам, потом от кубатуры все зависеть стало, сколько кубов вывезли в месяц – столько мне денег дают. Деньги за талоны сдавал в кассу, а оттуда уже начисляли зарплату.

Свалка эта находится в ведомстве горисполкома. Так вот, рабочих мест на свалке должно быть гораздо больше. Куда деваются средства и выделяются ли они вообще – остается только догадываться.

НЕЧЕГО НА ЗЕРКАЛО ПЕНЯТЬ

Сейчас наша организация убирает только дорогу, так как путь к станции пролегает мимо свалки. Никто саму свалку убирать не станет. Для этого есть или должны быть, по крайней мере, соответствующие рабочие, труд которых должен быть оплачен своевременно и в достаточном размере, – говорит начальник нефтеперегонной станции (НПС) «Перещепино »Кременчугского нефтепровода, расположенной в пятистах метрах от городской свалки.

Работающие на этой станции люди ежедневно проезжают «мусорник». «Такое ощущение, что за этим некому следить, что свалка вообще никому не нужна, и поэтому ее «возложили »на нас», – говорят они.

Более того, по их словам, работники НПС «Перещепино »даже были вынуждены несколько раз проводить сбор материальных средств для того, чтобы нанять людей, которые убирали стихийную свалку вокруг городской. За счет нефтяной организации несколько лет назад был воздвигнут бетонный забор длиною в триста метров с подветренной стороны. Выполнено это было также по просьбе местных властей.

Однако ничто не может быть вечным. Терпение у нефтяников, убиравших свалку вместо коммунальной организации, лопнуло.

А что местные власти? Они, в свою очередь, сердечно благодарны сотрудникам НПС за помощь. Но и по сей день нет рабочих на «мусорнике», а отходы с него летят на трассу Москва-Симферополь.

«Ох, если бы какой-нибудь пакет из под протухшей селедки, да в салон автоинспектора СЭС влетел! Вот тогда бы зашевелились люди», – шутят работники станции в адрес местных бюрократов.

Горсовет по-прежнему сохраняет молчание и хладнокровие. Один лишь заместитель председателя Перещепинского горисполкома пытается всех оправдать:

– Мне понравилось, как вопрос мусора решается в Германии, – говорит он. – Там каждый участок земли закреплен за кем-то. Нет такого места, которое было бы ничьим. Это тем хорошо, что есть с кого спрашивать.

Скорее всего, было бы еще лучше, если бы деньги, выделяемые на зарплату дворников, уборщиков и т.д., шли по назначению. Не приходилось бы тогда на немцев пенять.

Поділитися: