НА СЕРЕДИНЕ РЕКИ

19 травня 2004 о 08:29 - 1492

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Комментарий к ситуации в историческом ядре Днепропетровска начальника управления архитектуры и градостроительства главного управления строительства и архитектуры, главного архитектора области И. А. Соколова:

–Меня больше всего беспокоит вопрос, что же делать, чтобы не допустить в будущем событий, подобных произошедшим на ул. Коцюбинского, Глинки, Плеханова, других.

Дело в том, что центральная часть Днепропетровска, особенно проспект К.Маркса, действительно является «лакомым куском» – т.е. представляет интерес для крупных инвесторов. Но привлекать их надо грамотно. Очень важно настроить инвестора на правильное вложение средств, не ущемляя национальных интересов, т.е. наше культурное наследие, и в то же время продолжая модернизировать и создавать новую архитектуру в центральной части города.

Ведь почему в Европе не сносят старые здания, почему другие страны сносят единично – ведь, в основном, народы относятся уважительно к своей истории, сохраняя ее. Этим путем должны идти и мы, настраиваясь на сохранение истории.

Конечно, Украина – молодое государство, и пока еще идет путем «проб и ошибок», т.е. мы учимся. И то, что происходят такого рода катаклизмы – сносы целых кварталов, и то, что появляется реакция общественности, которая не согласна – это и есть первый опыт.

Поэтому надо разработать на будущее такие строительные и архитектурные технологии, которые учитывали бы общественное мнение. Я неоднократно обращал внимание И.В. Богданова (начальник ГлавАПУ–ред.), неоднократно писал письма в горсовет, городскому голове о том, что очень важный момент – формирование общественного мнения. Нельзя проводить градсоветы (градсовет – собрание специалистов, на котором обсуждается целесообразность строительства, реконструкции, сноса того или иного объекта – ред.), если о них не знает общественность – грош цена таким градсоветам, это кулуарное принятие решений. Надо уходить от этого. И то, что уже два-три градсовета прошли при телекамерах – в этом есть и моя заслуга. Но и этого явно недостаточно.

Мы видим, как работают в столице. Там работают действительно в режиме законного строительства, там контролируется вопрос общественного мнения. И я считаю, что Днепропетровск – не менее важный город, и мнение его общественности достойно внимания.

Какие есть пути формирования общественного мнения? В первую очередь, конечно, это СМИ. Полнейшая должна быть открытость! И есть формула: чем больше прячешь – тем больше видно. Поэтому чем более открытым будет диалог, тем яснее и понятнее будут и задачи архитекторов. Второй путь – законодательный, нужно выполнять действующее законодательство. Многие говорят: оно не совершенно. Извините, оно есть. Совершенным оно станет потом, когда, опять-таки методом «проб и ошибок», мы ощутим, что какие-то пункты закона надо убрать, какие-то – наоборот, усилить. А пока закон есть, его надо выполнять. И третий пункт наших действий – это охрана культурного наследия согласно Закону “Про охорону культурної спадщини”. А судя по тому, что происходит на улицах города Днепропетровска, желания в этом не наблюдается. Это можно увидеть, просто пройдясь по днепропетровским улицам – хаос и неразбериха. Мы неоднократно указывали и ГлавАПУ, и горсовету, что необходимо разрабатывать исторический ареал города Днепропетровска. Мы не можем работать вслепую.

Вы посмотрите: в Киеве в районе исторического центра – на Бесарабке – зарубежная фирма хотела построить два небоскреба. Неоднократные градсоветы с участием общественности решили, что там не нужны небоскребы, а нужно проделать масштабную застройку и восстановить историческую часть города. Мы должны пользоваться теми же рычагами – правильно ориентировать инвестора, согласно закону делать проекты охранных зон на каждый памятник, составлять охранные договора.

Хочу вот еще на что обратить внимание. Сейчас весна, но если пройтись по пр. К.Маркса, увидим, что ни один фасад не красится. А если пройтись по другим областным центрам – худо-бедно, но там сегодня идет реконструкция, реставрация, один или два памятника восстанавливаются. В Днепропетровске, мне кажется, местный орган власти не ставит жесткие требования перед собственниками зданий, которые являются памятниками истории и архитектуры. Охранные обязательства четко говорят, что собственник обязан содержать, вовремя приводить в порядок фасады зданий и сооружений и, соответственно, нести на это затраты. Если он это не в состоянии сделать – он должен либо путем продажи избавиться от здания, продать более крепкому инвестору, либо искать источники финансирования. Но, видимо, никто не выставляет жестких требований. Хотя закон о местном самоуправлении дает такие полномочия:

– ГлавАПУ должен информировать местные органы власти о том, что памятник архитектуры, то или иное здание находится в крайне тяжелом состоянии, что владелец этого здания не принимает никаких мер и т.д. и т.п.;

– потом включаются механизмы контроля качества – это ГАСК;

– если и это не работает, то надо принимать другие меры, вплоть до судебных инстанций и прокурорского влияния.

А пока в Днепропетровске я наблюдаю такую тенденцию – ожидание, пока памятник, здание упадет. Почему нет прокурорского реагирования, почему сессия горсовета не рассматривает вопрос?

Давайте возьмем в качестве примера не столицу – давайте посмотрим на Одессу. Одесса сегодня стоит вся в кранах – проводится реконструкция. Я понимаю, что Одесса – портовый город, но активная позиция ее городских властей порождает такое явление как меценатство – люди приезжают из-за рубежа, вкладывают деньги в восстановление памятников.

Итак, чтобы не бросаться в крайности и работу по реконструкции Днепропетровска привести в систему, нужна программа сохранения памятников архитектуры, в т.ч. вновь выявленных, ценной исторической застройки. И я уже дал команду, инициировал на уровне облгосадминистрации этот вопрос – мы должны разработать региональную Программу охраны памятников архитектуры, определить, сколько средств надо на ее реализацию, источники финансирования, разбить Программу по годам, дать поручение каждому городу, сколько каждый год они должны восстанавливать памятников – вплоть до названия каждого памятника. Это стратегический вопрос. А есть тактический – уже сегодня нужно не допускать каких-то действий в зоне памятников архитектуры, которые повлияют на их состояние.

Касаясь «темы Дольника»… Я могу понять мэра Куличенко – давать ход назад очень тяжело, тем более когда уже понесены большие материальные затраты, поставлены очень серьезные задачи и даже объявлены сроки введения в эксплуатацию комплекса на ул. Исполкомовской. И вдруг…

Будем говорить, «на середине реки» мы начинаем размышлять: «А то ли мы строим?» Но давайте посмотрим, как мы до этого дошли. Ведь правовой казус произошел намного раньше. Прошла презентация проекта реконструкции улицы Исполкомовской, причем проект не обсуждался на градостроительном совете, миновал архитектурную общественность. Мы, все архитекторы, грубо говоря, были поставлены в известность о нем через телевидение. А вот когда появились сомнения относительно проекта реконструкции Исполкомовской, почему-то с нами, с общественностью решили посоветоваться. Хорошо это или плохо? Коллектив архитектурной общественности стал заложником какой-то непонятной ситуации. Он должен либо защищать какое-то решение, либо сказать, что это плохо и поставить под сомнение всю программу, которую наметил город. Как быть, как поступить, где найти «золотую середину»? Затраты на сегодняшний день понесены очень серьезные, и останавливать сжатую пружину – она может еще больше навредить. Если на тот каркас, который уже построили на ул. Исполкомовской, начинать навешивать совсем новый фасад, то вопрос: к чему это приведет? Это приведет к позору города Днепропетровска! Мне сложно говорить за всех коллег, но я считаю, что если есть сомнения, в том числе и у первого лица города, нужно найти пути, чтобы автору этого здания предложить еще несколько вариантов проектов фасадов. Необходимо снять эту напряженность, разобраться в причинах, почему имеют место объекты сомнительного архитектурного характера. По всей видимости, мы являемся свидетелями монополизма в архитектуре – нездоровых монополий, созданных в некоторых вопросах искусственно, – и этот процесс не приносит положительного в застройку города.

Возьмем, к примеру, город Санкт-Петербург – это же парад архитектуры. Очень много архитекторов участвовало в его застройке, но вопроса приоритетности не было, они все были в равных правах – и так получился этот прекрасный город, который преподносят как классику архитектуры.

А в Днепропетровске мы сегодня являемся свидетелями монополизма, и того, как такой грамотный архитектор как А.Дольник, я хочу сказать – очень профессиональный архитектор, попал в тупиковую ситуацию и у него, может быть, начинается процесс деградации, который стимулируется монополизмом. При всем при том, что я очень здорово отношусь к Александру Теодоровичу, – сегодня он является автором ущербной архитектуры для Днепропетровска. Пусть он эту критику как-то выдержит, но ведь надо как-то на это влиять, потому что значимые городские места застраиваются довольно-таки невыразительной архитектурой.

«Что мы, рюшечки должны делать?», – такую фразу сказал как-то Дольник. Нет, рюшечки не надо. Надо делать архитектуру. «Архитектор должен быть узнаваемым», – говорит Александр Теодорович. Нет вопросов: да, архитектор должен быть узнаваемым, но для его узнаваемости надо выделять определенные территории. Ни один архитектор не имеет права тиражировать.

Хотя я Дольника не виню – он стал заложником монополистической ситуации, которую и он где-то создавал, но и ему «помогали» ее создавать. Хотелось бы, чтобы мой коллега все-таки вышел из этого тупика, ведь у него есть хорошие здания и сооружения – и та же «Башня», и дом на ул. Литейной.

Должна быть профессиональная конкуренция. Хотя по поводу конкурса архитектурных проектов можно сказать, что конкурсы могут быть заказные. Я постоянно это осмысливаю, и у меня есть предложения, что, кроме жюри конкурса, должен быть и опрос общественного мнения. Вплоть до того, что перед горисполкомом должен стоять какой-то щит с проектами к постройке, стоять урна для голосования, и люди должны иметь возможность бросить туда свое мнение. Могут быть другие формы: через телевидение, просто опрос на улицах и таким образом формирование рейтинга объекта. Это необходимо и самому органу местного самоуправления. А в составе жюри, кроме профессиональных, должны быть и общественные члены жюри – представители партий, общественных организаций.

…Была такая ситуация, когда к знаменитому архитектору пришел стажироваться студент, и архитектор вывел того на улицы Парижа и говорит: «Вот видишь – люди. Погуляй по улицам три дня. Если ты поймешь, что они хотят – из тебя получится хороший архитектор. Если не поймешь – тебе надо сменить профессию».

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: