ЛОЖКА ДЕГТЯ

06 квітня 2004 о 13:36 - 1167

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Попытками «свалить с больной головы на здоровую» редакцию, как и читателей, удивить сложно. Тем более, когда речь идет, на первый взгляд, о несправедливых решениях, попирающих права рядовых граждан. Зачастую «поборник справедливости» действует весьма осмотрительно, не выказывая свои истинные цели.

Зная принципиальность и честность народного депутата Украины Виталия Шибко, судья Днепропетровского местного военного суда Андрей Куликов попытался создать себе в его глазах имидж независимого служителя Фемиды. Собственно, об этом идет речь в публикации «Кому служить військова Феміда?», напечатанной в прошлом номере нашей газеты. Дабы не стать заангажированными различными субъективными мнениями, обратимся исключительно к документам.

«А судьи кто?»

Будущий военный судья, офицер-связист Андрей Куликов, тяготел к юриспруденции, с чем и поступил на заочное отделение юридической академии им. Ярослава Мудрого. Опыта, судя по письменному рапорту командира полка полковника Числова, офицер-заочник набирался в столкновении с нарядом милиции, который обнаружил старшего лейтенанта спящим вдребезги пьяным на лавочке одного из днепропетровских парков.

«Выехав на место,– докладывал полковник председателю апелляционного суда Южного региона,– выяснил, что Куликов был в невменяемом состоянии опьянения, грозил наряду милиции, пытался оказать сопротивление, находясь в офицерской форме».

Но… с кем не бывает? Хотя хамство по отношению к подчиненным у офицера, тем более судьи, рассматривающего дела о неуставных отношениях, должно отсутствовать по определению.

Из рапорта младшего сержанта Тапырова: «…За период 2001 года мне известно, что м-р Куликов А.В. после рабочего дня, находясь в нетрезвом состоянии, застраивал солдат, прикомандированных к военному суду, обзывал нецензурными словами… Таких случаев при мне было три раза».

Но это было позже. Пока же осенью 1997 года Андрея Владимировича выбрали военным судьей сроком на пять лет. Увы, но рекомендовал майора юстиции Куликова на этот пост, не вникнув обстоятельно в его личность, один из высокопоставленных чинов Южного оперативного командования. За эту ошибку пришлось расплачиваться конкретным людям, волею обстоятельств столкнувшихся непосредственно в суде с Андреем Владимировичем.

И года не прошло с начала деятельности новоиспеченного судьи, как появляется первый приказ о его не совсем правомерной деятельности. Уже 14 апреля 1998 года председатель военного суда Днепропетровского гарнизона полковник юстиции В. Коваленко, в своем приказе №20, в частности, констатирует «несумлінність, несприятність» и «особисту недисциплінованість» судьи Куликова. Спустя месяц – следующий приказ, где разбирается пьянка в помещении суда, одним из участников которой был все тот же Куликов. А 9 сентября 1998 года Андрея Владимировича лишают премии за хамство в «состоянии алкогольного опьянения» в отношении подполковника юстиции В. Борзова. Очередной приказ председателя военного суда 22 октября 1998 года под №59 касается низкой профессиональной подготовки судьи Куликова, с чем ему предписывается подготовиться и провести занятия на тему «О порядке подготовки к рассмотрению уголовного дела». Вместо этого майор юстиции не выходит на службу, ему засчитывается прогул, о чем появляется соответствующий документ.

Согласитесь, уважаемые читатели, что только за один проступок из вышеперечисленных, будь вы хоть семи пядей во лбу, можно потерять работу. С судьями сложнее. По сути, избранные на определенный срок, они становятся практически неприкасаемыми, пользуясь теми же правами, что и народные депутаты Украины. Да, служителя Фемиды можно лишить премии, объявить уйму выговоров, но снять его может исключительно Верховная Рада Украины по представлению Высшего Совета юстиции. Такой вот порядок. Чтобы не утомлять подробностями, замечу, что весь служебный путь майора юстиции А. Куликова с момента назначения и по настоящее время выстелен двумя дюжинами негативных в отношении него приказов, где констатируются регулярные пьянки, прогулы и непрофессионализм. Последнее – мнение не автора этих строк, а квалификационной комиссии военных судов Украины, установивших в работе А. Куликова 23(!) судебные ошибки, за каждой из которых судьбы людей.

Все идут не в ногу, кроме одного

Чем ближе становилось время переизбрания в 2002 году, тем повышалось служебное рвение Андрея Владимировича. Прекрасно понимая, что повторное избрание ему «не светит», он обратился к председателю днепропетровского суда с просьбой. Ее суть: меня переизберут, а я отправлюсь к новому месту службы в западную Украину. Опытный судья, «афганец», полковник юстиции Коваленко до сих пор не может простить себе проявленную мягкотелость и доверчивость.

Осенью 2002-го майора Куликова переизбирают судьей, причем с бессрочными полномочиями. Став «бессмертным», он передумал ехать на новое место службы. Фактически неуязвимый, он позволяет себе хамство не только по отношению к солдатам срочной службы, но и подчиненным женщинам. Из объяснительной записки секретаря судебного заседания А. Шевченко: «…При рассмотрении нескольких гражданских дел (без участия истца и ответчика) судья Куликов выносил решения, не выходя в судебное заседание (выделено мной – авт.)… Я не могу больше терпеть явные нарушения, обиды, оскорбления и унижения от судьи Куликова, любому терпению приходит конец, и поэтому я отказываюсь работать с ним…» Следствием этого документа стал иск майора юстиции к своей подчиненной о защите его чести и достоинства.

Спустя несколько лет, 15 января нынешнего года, после очередного судебного разбирательства в Красногвардейском суде машинистка по секретной переписке Лашко в своем пояснении на имя председателя военного суда Днепропетровского гарнизона пишет: «…Шевченко вернулась из суда в стрессовом состоянии, ее трясло, никак не могла успокоиться…Она нам рассказала, что в суде майор Куликов А.В. стал ей угрожать возбуждением в отношении нее уголовного дела, у нее было намерение порезать себе вены…»

Категорически, по причине того же хамства и агрессивности, отказалась даже временно работать с Куликовым в ноябре 2003 года и секретарь-помощник судьи Н.Кочерженко.

Далее объектом нападения «бессмертного» судьи стал его шеф, председатель Днепропетровского военного суда полковник юстиции Василий Коваленко. Андрей Владимирович усмотрел незаконность в очередных неприятных для себя трех приказах, подписанных Коваленко, и возбудил против председателя 19 мая 2003 года… уголовное дело тоже по трем статьям УК Украины, – 376, 423 и 424. Правовая безграмотность налицо, поскольку судья не вправе возбуждать уголовные дела, если нет соответствующего заявления потерпевшего. Понятно, что постановление было отменено в апелляционном порядке, а жалоба Куликова на это определение была оставлена Верховным Судом без удовлетворения.

Собственно, чаша терпения коллег Андрея Владимировича переполнилась 20 октября прошлого года, когда квалификационная комиссия судей военных судов Украины решила ходатайствовать перед Верховной Радой об увольнении его с занимаемой должности. Куликов обжаловал это решение в Высший Совет юстиции (ВСЮ). Но 4 февраля 2004 года ВСЮ на своем заседании жалобу майора-судьи оставил без удовлетворения, а решение квалификационной комиссии судей военных судов признал обоснованным и законным.

«ДИССИДЕНТ»

Последний шанс уцелеть в своей должности Куликов, видимо, усмотрел в обращении к оппозиционным партиям. Дескать, честному судье невозможно работать в среде заангажированных коллег. К слову, решение по тем самым квартирам, на которых строит свою защиту судья Куликов, до сих пор не вступило в законную силу. К тому же, военному прокурору Днепропетровска квартиру предоставлял не начальник гарнизона, а командующий корпуса. И по закону военный прокурор должен быть обеспечен жильем в течение полугода. Проведенное автором этих строк расследование, помимо прочего, показало следующее. Заместитель начальника днепропетровского гарнизона упомянутое в статье жилье не получил, поскольку убыл к новому месту службы в Одессу. Сам же начальник днепропетровского гарнизона генерал-майор Шаповал до сих пор обитает в гостинице.

Что же касается реформы военных судов, то она, безусловно, назрела. Вполне реально было бы передать на «откуп» военным судам часть гражданских и уголовных дел, тем самым разгрузив суды первой инстанции. Во-вторых, непредвзятость военных судов и их независимость перед гражданской администрацией позволит объективно рассматривать уголовные и прочие дела. Примеры? – Пожалуйста.

В середине прошлого года днепропетровский местный военный суд рассмотрел иск рядового Советской армии Мудренко. Парень в середине 80-х потерял на службе зрение. Куда он только не обращался и не судился. Тщетно. Спустя почти два десятка лет днепропетровские военные судьи восстановили справедливость и признали Мудренко инвалидом армии со всеми полагающимися льготами и выплатой денежной проиндексированной компенсации.

А дело экс-директора завода им. Петровского И. Дышлевича, которого обвинили в разбазаривании сырья из госрезерва? Военные судьи провели тщательное расследование и пришли к выводу, что действия директора были правомерными и, главное, в интересах государства.

Наконец, дело дезертира рядового Усатенко. Судья Коваленко убедительно доказал в суде, что беглец был изначально непригоден для службы в армии и его призыв – преступная халатность сотрудников военкомата. Более того, суд удовлетворил иск Усатенко о возмещении морального ущерба (парень плюс ко всему отсидел полтора года в СИЗО). Скажите, мог ли так тщательно и скрупулезно исследовать вышеописанные дела перегруженный районный судья? – То-то.

От автора. К сожалению, встретиться с Андреем Куликовым не удалось. По информации его сослуживцев, он самовольно оставил место своей службы.

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: