Квартирный вопрос

29 березня 2004 о 09:44 - 1406

“Люди как люди. Любят деньги, но это всегда было… Обычные люди… Квартирный вопрос только испортил их”, – эти слова булгаковского Воланда, пожалуй, наилучшим образом характеризуют работников прокуратуры нашего государства. Которые и деньги любят, и решению квартирных вопросов посвящают не только свободное, но и значительную часть служебного времени. Благо, возможностей для прокурорского работника улучшать в рабочее время свои жилищные условия, да еще и за счет других граждан, – множество. Итак, вниманию читателей – небольшая журналистская разведка о том, как решают свои “квартирные вопросы” работники украинской прокуратуры.

Ну, с Генеральным прокурором Украины все понятно. Шикарная квартира в Донецке в элитном доме по улице 50-тилетия СССР, апартаменты в Киеве возле Золотых Ворот стоимостью свыше миллиона долларов, еще одна строящаяся двухэтажная усадебка опять же в центре Донецка – эти признаки прокурорского благосостояния должны убедить, что на 42 тысячи гривен совокупного годового дохода (а именно такая сумма фигурирует в налоговой декларации нынешнего Генпрокурора) можно прожить вполне прилично.

Подчиненные Геннадия Андреевича также пытаются не отставать от патрона. Тем более что для этого есть все необходимые условия. Напомню, что в 1995 году, вступая в Совет Европы, Украина взяла на себя ответственность отменить такое позорное явление, как общий прокурорский надзор. В соответствии с советскими традициями и старой редакцией Закона “О прокуратуре”, прокуратура имела право вмешиваться в деятельность любого предприятия, учреждения, организации, устраивать проверки – от соблюдения санитарных норм до уплаты налогов, опротестовывать приказы руководителей предприятий, подавать иски от имени одних субъектов права к другим без уплаты государственной пошлины и тому подобное. Одним словом, решать вопросы, подлежащие исключительно судебной юрисдикции. Новая Конституция Украины (статья 121) не содержит даже упоминания о так называемом общем прокурорском надзоре. Но в статью 9 Переходных Положений Конституции в 1996 году какой-то мудрый дядя записал, что “Прокуратура продолжает исполнять в соответствии с действующими законами функцию надзора за соблюдением и применением законов… до образования системы досудебного следствия и введения в действие законов, регулирующих ее функционирование”. Причем, обратите внимание, для реформирования прокуратуры никаких сроков установлено не было. Понятно, что никто законопроекта, который бы урегулировал деятельность прокуратуры в условиях действия новой Конституции, не разрабатывает, а все без исключения генеральные прокуроры, которые правили после 1996 года – и Потебенько, и Пискун, и Васильев – заявляли, что они будут бороться за восстановление прокурорского надзора.

Прокурорское упрямство можно понять, потому что если отменить общий надзор, то работникам прокуратуры придется жить на одну зарплату, а квартирные вопросы решать так, как это делают все остальные граждане в этой стране. А пока Генпрокуратура борется за узаконивание надзора, прокурорские работники не упускают возможности и себе половить рыбку в мутной воде, как это сделала землячка Генерального прокурора – помощник прокурора Ворошиловского района г. Донецка Ирина Кротова.

10 ноября 2003 года суд Ворошиловского района под председательством судьи Л.Ливочки и при участии помощника прокурора И.Кротовой вынес решение по иску прокуратуры Ворошиловского района о признании гражданки Н.Борисовой утратившей право пользования своей однокомнатной квартирой в самом центре Донецка. Собственно, гражданка Борисова и не подозревала о том, что две подруги – И.Кротова и Л.Ливочка, недавно перешедшая на судейскую работу также с должности помощника прокурора Ворошиловского района, – решают судьбу квартиры, в которой она прописана. Потому как гражданку Борисову на это судебное заседание как-то не пригласили. Наверное, судья забыла направить повестку. А может, конвертов не было.

Иск был заявлен прокуратурой в интересах Жилищно-эксплуатационного объединения, при том, что иски прокуратура может заявлять исключительно в интересах государства (ЖЭО вообще не являются государственными предприятиями, а находятся в коммунальной собственности). Тем не менее, применив приемы общего прокурорского надзора и обязав ЖЭО составить “акты обследования квартиры”, помощник районного прокурора И.Кротова, поддерживавшая иск в суде, смогла убедить свою близкую подругу И.Ливочку в том, что гражданка Н.Борисова более шести месяцев не появляется в своей квартире, а потому ее надлежит выселить, поскольку в квартире нет вещей, принадлежащих Н.Борисовой. При этом суд не стал выяснять ни то, каким образом прокуратура проникла в квартиру и провела идентификацию предметов быта, ни то, почему же в таком случае вовремя платятся все коммунальные платежи.

Решение было вынесено, пролежало в суде месяц до вступления в законную силу (никто его копию Н.Борисовой, естественно, не отправил – очевидно, опять конвертов в суде не оказалось), после чего ордер на эту квартиру был мгновенно выдан… да, да, именно так – помощнику прокурора Ворошиловского района г. Донецка И.Кротовой. Фантастика да и только: улучшить свои жилищные условия прокурорскому помощнику удалось без всякого пятого измерения и других Воландовских штучек, а лишь благодаря общему прокурорскому надзору.

Узнав, что в ее квартиру собирается вселиться работник прокуратуры, гражданка Н.Борисова подала апелляционную жалобу, добилась возобновления срока на апелляционное обжалование и наложения временного запрета на приватизацию или обмен квартиры. Так что посмотрим, как отнесется Апелляционный суд Донецкой области к тому, как решают свои квартирные вопросы работники прокуратуры. Что же касается отношения прокурорского начальства к этой истории, то оно известно – на все требования Н.Борисовой возбудить уголовное дело относительно И.Кротовой и Л.Ливочки из прокуратуры приходят ответы, что все законно.

Более того, работники прокуратуры Донецкой области в беседе с автором этих строк выражали свое возмущение поведением гражданки Н.Борисовой, которая никак не хочет понять, что И.Кротова уже семь лет находится на квартирной очереди в то время как ей, как молодому специалисту, квартира должна предоставляться в течение двух лет.

Ну что тут можно посоветовать? Когда судья Апелляционного суда г. Киева Юрий Василенко увидел, что городская власть не собирается выделять его семье никакой квартиры (а судьям квартиры должны предоставляться в течение 6 месяцев), то он подал иск к Киевской горгосадминистрации и через три года таки высудил себе жилье на Левом берегу. То есть судья поступил так, как это и предусмотрено законом, а не искал, кого бы из сограждан можно было лишить жилья в свою пользу. Если работник прокуратуры И.Кротова по истечении 2 лет пребывания в квартирной очереди убедилась, что нарушается закон относительно предоставления жилой площади молодым специалистам, то она должна была возбудить уголовное дело по этому факту и привлечь к ответственности Донецкого городского голову. Хотя призывать работников прокуратуры соблюдать хотя бы видимость законности – тратить время попусту. Потому что на все претензии они выдвигают встречный вопрос: “Если Генеральному прокурору квартиры по миллиону долларов покупать можно и никто не интересуется, где он взял такие деньги, то нам что – нельзя?” Интересный вопрос. И, главное – абсолютно логичный.

Поділитися: