Подвергай все сомнению Ответ Игорю Маркову

18 лютого 2004 о 12:58 - 1264

В №3 «серых» «Лиц» опубликован большой материал И.Маркова «Заставь дурака богу молиться», посвященный навязшей в зубах проблеме так называемых «сект». К сожалению, автор – как и в прошлых своих материалах, посвящённых этой проблеме, обращается за консультациями к людям либо явно пристрастным, либо явно некомпетентным (а в данном конкретном случае ухитрился на одной полосе дать слово и пристрастным, и некомпетентным).

Начнём с предмета спора: «Выражение «секта» не политкорректно, – признаёт Марков, – … но я не вижу ничего плохого в том, чтобы для обозначения «религиозной группы, общины, отколовшейся от господствующей церкви» использовать этот термин».

Я же вижу массу плохого, во-первых, в нарушении Конституции – согласно которой в Украине господствующей церкви нет, во-вторых, в фальсификации истории – так как 80 % общин, обзываемых словом «секта», никогда ни от кого не откалывались, а возникли вполне самостоятельно, в-третьих, и в-главных: этот термин даёт возможность валить всех в одну кучу, перекладывать на одних людей ответственность за поступки совсем других – что и делают собеседники Маркова.

Психиатр Чуйко, не моргнув глазом, дезинформирует читателей: «Что особенно неприятно в этих сектах? То, что они насильственно требуют десятину…» – тот самый случай, когда полуправда – худшая ложь. Требуют десятину только адвентисты и некоторые (не все) харизматы, т.е. не более 1/10 части общин, по-обывательски именуемых сектами. Интересно, что было бы, если б я, например, начал: «Что особенно неприятно во врачах-психиатрах? То, что они ….» – мне ведь действительно встречались коллеги Чуйко, которых трудно назвать иначе, чем идиотами… И знаете, что действительно самое страшное? Что чем глупее был психиатр, тем с большей уверенностью рассуждал он о религии, истории, литературе… С весьма печальными последствиями для его пациентов. Мне очень сложно писать на эту тему, так как я боюсь, что некоторые верующие, пострадавшие от чрезмерной уверенности врачей в их, врачей, всеведении, могут быть узнаны окружающими – а я к тайне личности отношусь серьёзно – но несколько лет назад был свидетелем случая, когда человек неверующий был заподозрен в наличии у него «бредовых мыслей», потому что имел неосторожность сообщить заведующему отделения, где лежал на обследовании, что его сестра – баптистка. И хотя все члены семьи, включая саму сестру, подтвердили – да, это так – ответ был простой: «Вы его выгораживаете». Не знаю уж, считала ли эта кандидатка медицинских наук баптистов рогатыми или хвостатыми, но сам был свидетелем – врач, который решал судьбу человека, отказывался верить его сестре-верующей, что она верующая, и шипел: «Не выгораживайте!» Наверное, работает и сейчас.

Был бы один такой случай – не стал бы и поминать, но их много. Скажу честно – меня не убеждают приводимые в статье примеры плохих поступков, совершенных неправославными верующими. Не убеждают по трём причинам: во-первых, их очень трудно проверить – попробуйте-ка выяснить, что в действительности сделал (и существовал ли вообще) человек, имя которого не названо, название общины неизвестно… Из всех «ужастиков», распространяемых о «сектантах» за последнее время, я смог проверить три – и все три оказались неправдой. Одна неправда содержится непосредственно в статье, и я советую коллеге Маркову меньше доверять тем, кто снабдил его дезинформацией: «у нас в Подгороднем женщины, сильно уверовавшие в бога, ушли в затвор с мешком «Мивины». Не в Подгороднем, а в Юбилейном, клевета об «уходе в затвор» опровергнута, как и многие другие поклёпы: «только вот детей, отобранных у верующих женщин без суда и следствия, матерям не вернули – и, похоже, не собираются».

Я прошу всех, у кого есть дети – или кто хочет иметь детей –вдуматься в этот ужас: у матерей силой, без суда, без какого-то решения чиновница из инспекции по делам несовершеннолетних отбирает детей, выдвинув обвинения в действиях, ни одно из которых не нарушает закона, и вы – да, именно вы, слышите: «детей отобрали за то, что один из Ваших единоверцев отказался от своего земельного участка». Вы заявляете, что этот человек к Вашим детям никакого отношения не имеет – в ответ: «Он из Вашей секты». Вы приносите официальную справку, что Ваш единоверец ни от какой земли не отказывался – и узнаёте, что отбирание Вашего ребёнка признано незаконным, виновным объявлены выговоры – но детей Вам не возвращают.

Представили? Не страшно?

Самое большое зло термина «секта» заключается в том, что независимо от того, понимает ли это говорящий или нет, но стоит произнести этот термин – и люди перестают критически мыслить. То, о чём я писал выше – публиковалось в газетах, публиковалось с радостным визгом: так, дескать, и надо – отбирать у одних верующих детей, раз другой верующий от земли отказался! Ну и что, что в этом нет преступления? Наши законы несовершенны, а раз так – то их нарушать не только можно – нужно! Не оставлять же детей «сектантам» только потому, что они преступлений не совершали! И остаются матери без детей – потому что посмели в вопросе веры своё суждение иметь.

Равным образом практика не подтверждает мнения врача-психиатра о большей терпимости устоявшихся религий. Когда здесь, у нас, в передаче местного телевидения «Осторожно, секта!» на экране – «Книга Мормона», а диктор вещает о событиях, к которым мормоны непричастны ни сном, ни духом (даже если эти события были), когда упорно ставится знак равенства между понятиями «сектант» и «сатанист» – то я не вижу здесь терпимости. Когда проводятся демонстрации против визита в Украину Папы Римского – тут я тоже терпимости не наблюдаю.

Поділитися: