ШКОЛА НАСИЛИЯ

05 лютого 2004 о 10:11 - 1250

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Наша школа, наша система образо вания стремительно совершенствуется. Школ, техникумов, институтов почти не осталось. Лицеи, колледжи, академии, университеты, учебно-воспитательные комплексы….

Далеко позади равный доступ для всех к всеобщему бесплатному образованию. Да и само бесплатное образование давно приказало долго жить. Умирает всеобщая грамотность. Все больше детей школьного возраста у нас не умеют писать и считать.

Да. У нас за годы незалежности сформировалась новая школа. Но в этой новой школе остались старые проблемы, к которым добавились еще и новые. Так, старая проблема нищеты школы и учителей изменилась до неузнаваемости. Было время, когда взятки как таковые в школе отсутствовали. Пятерку можно было бесплатно приобрести за счет влиятельных родственников, но открыто купить пятерку или золотую медаль, заранее зная ее цену в уях, – об этом и речи не было.

Деньги, проникнув в школу, резко поменяли отношения между педагогами с одной стороны и учениками и родителями с другой, – кто платит, тот заказывает музыку. Чем сегодня может повлиять учитель на ученика? Поставить двойку? Как мне сказала еще в 1985 году умная завуч: “Это вы не ему, это вы себе двойку ставите, это вы его научить не можете”. До тех пор, пока школа отчитывается по процентам успеваемости, учителя ставят и будут ставить двойки себе, и сами же их исправлять.

Вызвать родителей? Либо родитель говорит: “я плачу, а остальное – ваши проблемы”, либо у родителя столько своих проблем, что проблемы детей ему просто некогда решать.

Авторитет? Это раньше знания или просто возраст могли служить авторитетом. Сейчас авторитеты совершенно другие.

Что остается? А практически ничего. Разве только традиционные социальные ценности, которые все больше рушатся – понимание необходимости знаний, авторитет старших, просто старших, которые возрастом годятся тебе в родители, да социальная ценность аттестата или диплома.

Смотрели “Элка и кореша”? Читали “Путь дурака+”? Наши дети еще не совсем так воспринимают школу, но к этому все идет.

Но завязший в своих материальных проблемах, третируемый начальством и обществом учитель тоже человек, тоже требует к себе уважения, понимания, сочувствия. И у него тоже рвет крышу, как и у многих из нас. Но если не совладавший с собой, сорвавшийся реализатор или бизнесмен, или рабочий вредят только самому себе и своей семье, то сорвавшийся учитель или потерявший разум врач – это общественное зло. На них обращено особое внимание общества – они работают для людей и прилюдно.

Для этих самых важных профессий нужны особые люди, только вот где их взять на ставку в 205 гривен?

И получается, что все чаще и врачи, и учителя становятся героями различных неблаговидных историй. О врачах мы писали достаточно много. Сегодня – речь об учителях, точнее, об учителе, точнее, о директоре. Директоре профтехучилища № 70 города Желтые Воды Владимире Тылыке, которому предъявлено обвинение в избиении учащихся, использовании нецензурной лексики во время выступлений перед коллективом. Обвинение предъявлено прокуратурой Желтых Вод 22 января, по статье 365 часть 2 Уголовного кодекса Украины (превышение власти или служебных полномочий, сопровождающихся насилием), по которой предусматривается срок лишения свободы от 3 до 8 лет и запрет на занятие определенной должности сроком до 3 лет.

Все мы знаем, что в школах, и особенно в ПТУ, случаи рукоприкладства со стороны педагогов бывают. Но чтобы этим занималась прокуратура…

Желтые Воды – один из советских городов, который возник для обслуживания предприятий всесоюзного значения, и судьба его ныне печальна. Градообразующие предприятия практически не работают, население выживает, как может. ПТУ готовило специалистов для предприятий города, оно работает и сейчас, давая молодым людям самые разнообразные специальности. Конечно, о трудоустройстве речь не идет.

Приехав в город, я обратился к коллегам, ведь журналисты всегда обладают самой полной информацией. В редакции местной газеты “Жовтоводські Вісті” мне сказали, что об этом они не писали, этим вопросом не занимались, но знают Тылыка как порядочного человека.

Они помогли мне связаться с горсоветом. Татьяна Васильевна, которая ведает там информацией, сказала, что начальник управления образованием отсутствует, и она не советует заниматься этим вопросом – Тылык уже не работает, в училище восстанавливается нормальный учебный процесс, и не надо раздувать лишний раз страсти.

Но я все-таки направился в училище. Прошу заметить, общественного транспорта в Желтых Водах практически нет. В училище уже были предупреждены о моем визите, меня принял зам. директора, Владимир Иванович Богданов. Он сказал мне, что прискорбный случай произошел 11 апреля 2003 года, а обвинение предъявлено 22 января 2004. Директор не был уволен. Он освобожден от должности по собственному желанию.

– Обращались ли дети к врачам с побоями, синяками, царапинами? – спросил я.

– Нет. Этого не было.

– Тогда почему же этим вопросом занимается прокуратура?

– Были заявления родителей.

В разговоре Владимир Иванович произнес фразу о том, что все проблемы педагоги обычно решают в своем коллективе, а тут были привлечены ученики и родители, и, как я понял, одной из причин, если не главной причиной, было то, что у директора был конфликт с коллективом. Об этом же говорили и другие педагоги.

Факты насилия, жестокости, рукоприкладства в училище Владимир Иванович отрицал начисто. Вместе с Валентиной Николаевной, зам. директора по учебной части, мы направились поговорить со студентами.

Училище производит самое благоприятное впечатление – широкие, светлые, чистые коридоры. Нет впечатления запущенности и нищеты, как в некоторых наших школах, где мне приходилось бывать.

Так же и с общежитиями. Дети тоже отрицали факты некорректного к ним отношения, а по отношению к бывшему директору…

– Об этом я не слышал. Он нормальный вообще по жизни, но слишком высоко себя ставил, – сказал Дима.

– Когда на линейке он назвал нас олигофренами, я не знала значения этого слова. Спросила у папы. Он мне не поверил, сказал, что педагог такого слова использовать не может. Поднимать руку на ученика недопустимо – он человек, личность. Были случаи, когда ребята обращались к судмедэксперту, – сказала мне Ира.

Следователь городской прокуратуры Виктор Григорьевич Дядченко отказался ответить на вопросы, даже на вопрос, были ли обращения учеников в судмедэкспертизу – все решит суд, сказал он, который состоится где-то через месяц.

На Украине возбуждено 100 уголовных дел за нанесение детям побоев. Но, в основном, это дела по отношению к родственникам, родителям. На пресс-конференции в Киеве, посвященной этой проблеме, руководитель центра исследований института проблем семьи и молодежи Жанна Петрачко отмечала, что социальные институты не располагают сегодня действенными рычагами воздействия на родителей, проявляющих жестокость по отношению к детям.

По словам главы Государственного комитета Украины по вопросам семьи и молодежи Валентины Довженко, “необходимо ввести механизмы законодательной ответственности” за насилие над детьми. У нас пока работает преимущественно система штрафов.

По словам начальника отдела защиты прав и свобод несовершеннолетних Генпрокуратуры Украины Ирины Кучериной, действующая система предупреждения насилия над детьми на Украине не работает. Более того, утверждает она, органы милиции зачастую отказывают в возбуждении уголовных дел против лиц, совершивших насилие, хотя факты увечий – налицо.

Еще одна проблема в том, что появляется все больше родителей, которые просто не регистрируют своих детей, и в этом случае органы местного самоуправления ничего сделать не могут.

Сейчас на Украине возбуждено 300 уголовных дел в связи с невыполнением родителями своих обязанностей и 100 – за нанесение детям побоев. Но это, конечно, лишь верхушка айсберга насилия, которое пронизывает жизнь детей.

Вот такое у нас сейчас детство. Насилие в семье, насилие в школе, насилие на улице, во дворе. Насилие с экранов телевизоров, кинотеатров, на страницах газет, в детских книгах. А не думаем ли мы, взрослые, что это насилие обернется против нас, когда мы станем стариками, а дети повзрослеют, и у нас просто не будет сил, чтобы доказать свой авторитет?

Да что я о будущем? Уже сейчас преступность стремительно молодеет, особенно по преступлениям, связанным с особой жестокостью.

Не пора ли оглянуться, одуматься, и принимать, наконец, какие-то реальные меры?

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: