Что в имени твоем?

22 грудня 2003 о 08:12 - 1182

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Установленный факт: десятая часть территории Днепропетровской области – загрязненные земли. Это самый высокий показатель в стране, превышающий в 5 раз аналогичные «достижения» такой же индустриальной Донечщины, или столько, сколько в 10 крупных областях Украины вместе взятых.

Уж сколько раз твердили миру…

Экологические беды Днепропетровщины сконцентрировались, прежде всего, в Криворожском железорудном, Никопольском марганцеворудном, Западно-Донбасском угольном бассейнах. Экологически небезопасны Желтые Воды и районы городских конгломератов Днепропетровска, Днепродзержинска, Новомосковска.

Экологи предлагают создать национальную экологическую сеть Украины. На днях в Днепропетровске прошла презентация регионального проекта программы, рассчитанной на период до 2015 года.

Современная сеть природно-заповедного фонда области составляет менее 1%, тогда как экологами определен необходимый минимум в рамках 11%. Специалисты считают, что базой для формирования основных компонентов экосети должны стать овраги, заросшие лесом, и балки с их своеобразной степной флорой, а также реликтовый Самарский бор, равных которому в мире нет. В ходе первого этапа реализации программы намерены провести инвентаризацию природных экосистем области. Правда, даже на эти мероприятия денег нет. Пока неизвестно, кто, кого и в каких объемах должен финансировать.

Но даже те средства на природоохранные мероприятия, которые выделяются, на Днепропетровщине не осваиваются. Как сообщил на заседании коллегии заместитель председателя облгосадминистрации Вячеслав Антонов, поступления в региональный экологический фонд за указанный период, в сравнении с 2002 годом, увеличились почти вдвое.

С начала 2003 года в Днепропетровской области за счет средств, поступивших в бюджет от сбора за загрязнение окружающей среды, выполнено природоохранных мероприятий в объеме более 7,27 млн. грн. Это менее 43% от плана на год, хотя деньги для этих целей есть.

Неудовлетворительными темпами строятся природоохранные объекты в Кривом Роге, Павлограде, Днепродзержинске, Апостоловском, Васильковском и Пятихатском районах. В частности, в Кривом Роге так и не приступили к строительству полигона для складирования твердых бытовых отходов и ликвидации последствий подтопления линии скоростного трамвая. В Павлограде освоено только 55% средств из выделенной суммы в 650 тыс. грн.

 Региональные власти намерены перераспределить неосвоенные деньги на другие объекты, где выполнены значительные объемы работ, но средств на их завершение не хватает. Увы, но, судя по всему, вне поля зрения властей до сих пор остаются погосты.

Ад для живущих

…Если взглянуть на карту Днепропетровска, легко заметить, что город-миллионер со всех сторон окружен кладбищами, имеющими статус «закрытых». Таких захоронений в мегаполисе и его окрестностях – 43. Открытых же погостов – всего семь.

При поверхностном взгляде на карту может показаться, что многие, но отнюдь не все закрытые кладбища расположены в относительной удаленности от жилых кварталов, больниц, школ, заводов. Но есть общее, что связывает и мертвых, и живущих в разных районах Днепропетровска: земля, почва. Мало того, что части распада тел, бактерии могут распространяться далеко вокруг прямым контактным путем, — через пыль, насекомых, птиц, животных, растения, споры грибов. Главное, что значительная часть продуктов распада тысяч и тысяч человеческих тел сохраняется в почве, где срок жизнеспособности микробов и бактерий достигает несколько десятков лет.

Между тем, по статистике в Днепропетровске ежедневно умирает от 40 до 50 человек. На открытых кладбищах находят свой последний приют около двадцати. Куда деваются тела остальных? Ответ очевиден: их тайно хоронят на закрытых кладбищах. В итоге, по самым приблизительным подсчетам, в областном центре захоронено порядка 60 тысяч тонн разлагающейся человеческой биомассы. На каждых двух живых жителей города уже приходится по одной тайной могиле с закрытых кладбищ. Получается, что горожане живут на «пороховой бочке», точнее, на бактериологической бомбе, запал которой давно уже тлеет. Ведь давно уже не секрет, что грунты закрытых кладбищ Днепропетровска обводнены. Влага, проходя через почву кладбищ и растворяя находящиеся в ней органические вещества, образует грунтовые воды. Но подземные озера и реки под кладбищами не изолированы от единой, связывающей всё подземное пространство, системы грунтовых вод. И, увы, кладбищенская вода со всем «содержимым» в итоге попадает в реки, артезианские колодцы. Оттуда — в краны…

Конечно, почва обладает способностью «фильтровать» подобные отходы и самоочищаться. Очевидно, что закрытые кладбища не представляли бы значительной угрозы для живущих, если в реальности были бы закрыты и любая возможность подзахоронения на них – исключена. В действительности, ежедневно покойников зарывают в давно существующие могилы, зачастую на глубину менее одного метра. Можно ли после этого говорить о «самоочищении почв»? К слову, по закону, кладбищенской земле после проведенного захоронения необходим «покой» минимум в 20 лет. Ее же, землю, продолжают «подкармливать» все новыми и новыми телами. В такой ситуации впору говорить об экологическом бедствии из-за днепропетровских, лишь номинально закрытых кладбищах.

Мели, Емеля?…

Впервые во весь голос о необходимости альтернативного, экологически чистого варианта захоронения, кремации, было сказано в сентябрьской передаче «Горожанин». После нее на фирму ритуальных услуг «Скорбота» обрушился буквально вал телефонных звонков. Тема обращения практически одна: «Когда будет крематорий»? Одни звонившие предлагали материальную помощь, другие даром готовы сделать проект кремационных печей. Доходило и до курьезов. Одна экзальтированная дама даже захотела кремироваться заживо.

К слову, об экологически опасной обстановке знали еще во времена Советского Союза. Именно по причине экобезопасности в конце 70-х принималось решение о строительстве в Днепропетровске крематория. После развала СССР стройка заглохла, поглотив 5 миллионов рублей. В течение нескольких лет были попытки различных коммерческих структур реанимировать объект, чья готовность уже составляла 40%. По тем или иным причинам дальше намерений дело не шло.

Между тем, по данным социологических опросов, кремацию считает достойной каждый пятый днепропетровец, каждый двенадцатый не видит разницы между кремацией и захоронением. Поддерживают безоговорочно строительство крематория 44% жителей Днепропетровска. Собственно, мотив у всех один: безусловное снижение расходов на погребение, как минимум, на 50%. Кроме того, урну с прахом близкого человека можно установить, кроме колумбария, у себя дома. В общем, доводы «за» перевешивают любые «контра».

Но, как это обычно бывает, дальше «протокола о намерениях» дело не идет.

В нынешнем году днепропетровская фирма по оказанию ритуальных услуг «Скорбота» решилась таки на достройку крематория. Но дело застопорилось по двум существенным мотивам. Во-первых, ст. 28 нового закона Украины «О погребении и похоронном деле» утверждает право собственности на земельный участок, где размещено место погребения, землю, на котором расположена могила, исключительно за местным коммунальным предприятием. Денег у города на достройку крематория, чья смета составляет около 10 млн. гривен, нет. «Объять необъятное» сейчас пытаются созданием СП, учредителем которого будут городские коммунальщики и вышеупомянутая фирма. Здесь слово за депутатами горсовета. Есть и другая сложность. Два известных днепропетровских банка уже отказали в выдаче кредита на достройку крематория. По сведениям из неофициальных источников, необходимы гарантии по «щадящему» в смысле процентов кредиту от городских властей. В принципе, городской голова Иван Куличенко «за», хотя дальше благосклонности мэра достройка крематория не продвинулась ни на йоту.

Справка

В Украине действуют три крематория – в Киеве, Одессе, Донецке. В столице кремируется около 40 процентов умерших.

Что день грядущий нам готовит?

Прежде, чем приступить к сооружению крематория, «Скорбота» изучила опыт захоронений с помощью кремаций и в зарубежье, и в Украине. В Западной Европе, где умеют считать деньги даже в скорбный час, сегодня до 90% захоронений идет через крематорий. В Киеве и Одессе крематории стали привычными для их жителей.

Главное ведь в чем?- В альтернативе. Когда каждый волен выбирать – где и как похоронить близкого. Сам же ритуал захоронения в крематории будет полностью схож с традиционными захоронениями. Предусмотрен торжественно оформленный ритуальный зал, возможно проведение как гражданских панихид, так и религиозных ритуалов. Это с одной стороны. С другой, германский проект соблюдает все экологические и санитарные нормы. Более того, крематорий расположится вдали от жилых строений с учетом экологических и моральных норм. Наконец, как уже было сказано выше, существенное удешевление похоронных услуг станет реальностью.

Хочется верить, что депутаты горсовета, которых избирали наши сограждане, будут смотреть на постройку крематория с точки зрения многочисленных малоимущих избирателей, тех пенсионеров, для которых крематорий едва ли не единственная надежда на достойные и доступные в финансовом смысле похороны.

Свои пожелания и замечания все желающие могут высказать круглосуточно по тел. 34-63-93

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: