Что стоит за съездом?

04 грудня 2003 о 06:59 - 1165

Олена Гарагуц


Еще не закончились дискуссии по поводу несостоявшегося съезда “Нашей Украины” в Донецке, как украинские граждане узнали о планах проведения еще одного партийного форума. Руководство Коммунистической партии рабочих и селян заявило о своем намерении провести на территории западноукраинских областей марш своих сторонников, который должен завершиться партийным съездом во Львове.

При первом взгляде рядовое в украинском политическом мире событие, на самом деле потенциально может привести к весьма весомым политическим сдвигам. И дело здесь в самой КПРС. История создания, а также идеологическая оснастка данной партии вообще весьма интересна и на ней стоит остановиться отдельно.

Идеология. В украинском политическом спектре КПРС занимает позицию крайне левой партии, даже левее ПСПУ. Традиционные коммунисты по сравнению с ними кажутся партией чуть ли не правого центра, в чем, кстати, их неоднократно обвиняют бывшие товарищи, а ныне руководители КПРС. Однако ряд моментов в партийной программе КПРС заставляет задуматься о том, где пролегает та тонкая грань между декларациями и практическим желанием их выполнения.

Так, партия категорически против частной собственности, но, как гласят соответствующие пункты Программы: “Практика показывает, что частная инициатива… далеко не исчерпала всех своих возможностей; … для многих людей частная собственность стала последним спасением от окончательного разграбления и источником выживания. Поэтому наша партия будет защищать интересы и этих граждан, пока эти интересы сами не изменятся в ходе естественного прогрессивного развития общества”. История показывает, что “естественные изменения” в экономических отношениях – дело весьма отдаленного будущего. Так что не совсем понятно, каким образом при подобном подходе партия собирается все таки ликвидировать частную сферу. Неясно также и кто именно должен войти в подлежащую потенциальному искоренению категорию собственников.

Как и положено оппозиционной партии, ныне действующая власть в партийной программе неоднократно названа “нынешним преступным режимом”. Однако примечательно отношение к, пожалуй, ведущей опоре любого “режима” – силовым структурам у КПРС, отнюдь не революционное. Учредительный съезд партии даже принял специальную резолюцию – “Об отношении к человеку с ружьем”. В ней говорится, что “Съезд постановляет: партийным организациям КПРС всеми методами агитации и пропаганды привлекать на сторону трудового народа армию и другие силовые структуры и спецслужбы…”. Понятно, что практическая эффективность подобных мер, а тем самым и реальная опасность для “ныне действующего режима” – весьма и весьма сомнительны.

Венцом деятельности партии должна стать “социалистическая революция” и последующие, как гласит предвыборная 2002-го года программа: “Рішучі соціалістичні перетворення в економіці. Усунення експлуатації людини людиною. Відродження СРСР”. В случае прихода к власти подобные масштабные преобразования должны были произойти за период с 2005 по 2115 год. Исходя из современного положения вещей, подобные обещания реальными также назвать нельзя.

Из всех вышеперечисленных стратегических программных пунктов лишь два носят практический и реализуемый, в случае приложения необходимых усилий, в обозримом будущем характер – о придании русскому языку статуса государственного и о создании вначале Союза славянских государств, а затем и СССР.

Возникновение КПРС. Ультралевые идеи сопровождали украинское неокоммунистическое движение практически с самого момента его возникновения в начале 90-х годов. Да и в основе воссоздаваемой партии коммунистов стояло такое объединение как СКУ (Союз коммунистов Украины), чья учредительная конференция прошла 19-го декабря 1992 года. В большинстве своем СКУ составляли радикально настроенные члены в то время запрещенной компартии. Наиболее мощные структуры этой организации находились на Луганщине, что позже сделает область опорой левого крыла внутри КПУ. В 1993 году, на втором этапе учредительной конференции возрождаемой Компартии Украины, достаточно неудобные представители СКУ в число руководителей не вошли, но количество ультралевых внутри КПУ было весьма весомым. Наличие вялотекущей политической борьбы внутри партии было признано во время работы 5-го съезда КПУ (24-25 июня 2000г.). Петр Симоненко отметил, что помимо всех прочих проблем у партии “…есть и проблема внутренней безопасности. Я хочу, чтобы наши делегаты меня понимали. У меня есть все основания сегодня заявить, что Служба безопасности, представители структур власти целенаправленно поддерживают тех, кто, проникнув в наши ряды, завоевав наше доверие, сегодня бросаются ультралевыми фразами. Такие всю деятельность направляют на разжигание противоречий, конфликтных ситуаций и на разрушение организационного единства партии”. Это был намек. Но для посвященных более чем прозрачный. Ультралевые заявления на съезде делал будущий организатор КПРС народный депутат Владимир Моисеенко. А ряд активистов из Луганской парторганизации, выступавших за создание революционной партии, были исключены из рядов коммунистов еще до съезда.

Руководству КПУ свойственно внутрипартийные проблемы на всеобщее рассмотрение не выносить. С одной стороны, подобная позиция верна, так как создает видимость силы и внутренней монолитности. Но с другой, любая нерешенная вовремя проблема потенциально грозит взрывом. Такой взрыв в КПУ произошел в начале 2001-го года. 17-18 марта в Луганске произошел 1-й Учредительный съезд КПРС. Мы не можем вслед за Петром Симоненко со стопроцентной уверенностью утверждать, что в создании партии прослеживается след представителей власти, однако вспоминаются выводы украинских политологов А. Гараня и А. Майбороды относительно быстроты, с которой в 2000-м году на базе уже существующих оппозиционных структур возникли новые псевдолевые партии. Быстрота, с которой осуществились их съезды, “наводила на думку, що виконавча влада с прихильністю поставила до утворення лівих структур, які критикують КПУ та СПУ”.

В отношении КПРС подобные выводы подчеркиваются и целым рядом опосредованных факторов. Партия была зарегистрирована уже через двенадцать дней после съезда, 30-го марта 2001 г. А уже 5-го апреля Президент подписывает Закон “Про політичні партії в Україні”, существенно затрудняющий процесс формирования новых партий. Вызывает вопросы и техническая сторона организации партийного форума. На съезд прибыло 1.048 делегатов из 24-х областей Украины, приглашено около 300 гостей. К месту проведения съезда делегаты подвозились на новых повышенной комфортности автобусах, то есть даже в организационном и финансовом планах провести подобный форум без солидной поддержки извне было бы невозможно. Откуда появились необходимые средства у революционной пролетарской партии – неясно. Можно лишь делать некоторые предположения, исходя из места проведения съезда. Он происходил в Луганске. Наиболее представительные делегации также прибыли из Донецкой и Луганской областей. Наиболее суровые критики прослеживали связь с Донецкой финансово-политической группировкой.

Ультралевая партия самостоятельно приняла участие в избирательной кампании 2002 года. Хотя участие можно признать достаточно формальным. В партийный список в подавляющем большинстве вошли абсолютно случайные люди, которые не имели ни высокого социального статуса, ни необходимого политического авторитета. Партию старались просто максимально “засветить” перед избирателем. Но даже эта скромная цель вряд ли может считаться достигнутой. Результаты выборов явно не отвечали политическим планам руководства КПРС: из 33 партий и блоков партия заняла 18-е место, не собрав даже и 0,5 процента. После выборов активность КПРС заметно снизилась. Тем более ярко прозвучало заявление ее руководства о предстоящем Львовском съезде.

Неудавшийся политический форум “Нашей Украины”, по большому счету, обернулся не поражением, а победой В. Ющенко. Во-первых, после донецких событий уже никто не помешает провести нормальный съезд в том же Донецке, показав тем самым, что “Наша Украина” является общенациональным блоком, консолидирующим Украину от востока до запада. Во-вторых, Ющенко получает статус пострадавшего, а у нас таких поддерживали всегда. В-третьих, всей Украине, в том числе и властным структурам, было показано, какими методами работает донецкая группа и что может случиться при переносе их методов на территорию всей страны.

Поэтому в данном контексте предстоящую акцию КПРС можно расценивать как попытку антикризисных менеджеров из пропрезидентских кругов руками КПРС уравновесить сложившееся положение и нанести новый удар по В. Ющенко. Не трудно предсказать, к чему может привести марш ультралевой партии по Западной Украине с предстоящим съездом во Львове. Даже если руководство “Нашей Украины” примет все необходимые меры для удержания своих сторонников от прямой конфронтации с участниками марша, столкновений не избежать. В этом случае от Ющенко могут отойти даже его возможные, пока еще колеблющиеся сторонники с восточной Украины, которые сейчас сомневаются в выборе оппозиционной политической силы, и их голоса могут быть отданы потенциальному представителю от партий центра. А на сегодняшний день наиболее вероятный их представитель – это В. Янукович. В любом случае, предстоящий съезд выступит как мощнейший дестабилизирующий фактор накануне президентских выборов. Но если верно, что за инициативой руководства КПРС стоят структуры, находящиеся во главе государства, то удивляет та легкость, с которой собственные политические интересы ставятся выше интересов стабильности и единства Украины.

Поділитися: