Розы для судьи

18 листопада 2003 о 15:31 - 1692

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Чем обеспечивается правопорядок, правосознание, вообще право в государстве? Да тем, что ни одно преступление не остается безнаказанным. Преступник знает, что наказание неотвратимо, а простой гражданин убежден в том, что если он подвергнется насилию криминала, государство сможет наказать виновных и восстановить справедливость, и потому граждане с удовольствием платят налоги, уважают свое государство, а преступники не решаются посягнуть на Закон.

Это идеал, недостижимый в принципе, как и любой идеал.

Но любое государство по мере своих сил-возможностей стремится к достижению этого идеала.

Каждый из нас верит в то, что если мы подвергнемся насилию, незаконным действиям, то государство встанет на нашу защиту. Но в то же время все мы знаем, что одно дело, если нужно защитить бомжа, другое – государственного чиновника.

Когда я узнал, что совершено хулиганское нападение на судью Индустриального районного суда Веру Николаевну Логвиненко, я, признаться, даже немного пожалел тех, кому придется заниматься этим делом, – не раскрыть его нельзя, на карту поставлена честь мундира, под вопросом стоит возможность государства защищать самого себя. Я встретился с Верой Николаевной через месяц с небольшим после нападения, и был уверен, что виновные уже найдены и наказаны по всей строгости закона.

– Вера Николаевна, что с Вами произошло?

– Вечером второго сентября мы с мужем были в гостях, а когда возвращались домой, то увидели, как возле кафе “Малахит” хулиганы рвут розы. Я сделала им замечание, и они сразу набросились на нас. Меня били розами по лицу, мужу разбили голову. Около месяца он был на больничном.

– А как реагировали прохожие? Или никого не было?

– Возле кафе стояла охрана, она никак не реагировала, и только после неоднократных наших требований и криков о помощи нехотя вызвала милицию и скорую.

– Милиция приехала сразу?

– Как обычно у нас. Я не ожидала, что милиция будет действовать настолько непрофессионально. Протокол осмотра места происшествия старший наряда подписал, не выходя из машины. Да и место происшествия осмотрено практически не было. Я потребовала, чтобы были произведены необходимые действия, сказала, что я судья. Старший наряда связался с работниками суда и сказал мне, что у меня уже истек срок полномочий, то есть я вроде бы уже и не судья.

– Но, насколько я понимаю, перед законом все равны. Я думаю, что если бы я подвергся нападению или любой другой человек, милиция все равно обязана была бы произвести все необходимые действия.

– Да, конечно, но закон о статусе судей предусматривает, что милиция в первую очередь должна обеспечивать безопасность работников суда. Я звонила практически во все инстанции, чтобы вызвали компетентных работников, но так и не смогла добиться, чтобы все было сделано по закону. А раз должным образом не осмотрено место происшествия, то о том, чтобы найти преступников, а, тем более, наказать, не может быть и речи.

– Но, может, потом милиция все же приняла необходимые действия? Преступление все же резонансное.

– Приходил участковый, дома был только муж, он был на больничном. Муж дал мои рабочие координаты, объяснил, как меня найти на работе, но участковый так больше и не появился.

– А как к этому событию отнеслись у Вас на работе?

– Мне неприятно об этом говорить, но на работе стали распространяться слухи, будто это мы с мужем воровали розы.

– Как Вы думаете, с чем это может быть связано?

– Дело, наверное, в том, что вот уже длительное время я нахожусь в конфликте с председателем суда, Геннадием Алексеевичем Кухтиным. Придя на эту должность, он прямо заявил, что будет формировать свою команду, и сейчас практически не осталось судей, которые бы работали до него. Вообще, у нас наблюдается очень сильная текучесть кадров, особенно с техническими работниками, секретарями. Вы знаете, что это обычно девочки, вчерашние школьницы. Они сразу садятся в процесс, сразу учатся писать протоколы, другие бумаги, и пока научатся, проходит довольно большой срок – до полугода. Сейчас мало какая девочка работает достаточно, чтобы овладеть необходимыми навыками. Больше месяца-двух они обычно не задерживаются. Моя секретарь совсем недавно была уволена по статье, а, как вы понимаете, найти ошибки в работе при нашей запутанной системе делопроизводства можно, в принципе, у любого.

– А зачем председателю Индустриального суда нужно формировать именно свою команду?

– Понимаете, судья должен принимать решение, руководствуясь законом и совестью, а Геннадий Алексеевич, вероятно, хочет, чтобы и мнением председателя суда.

– А что значит фраза, которую Вы мне сказали, что Вы не имеете полномочий?

– Дело в том, что судьей я была избрана 12.03.93. Сначала судью избирали депутаты областного Совета. На пять лет. Если судья проработал пять лет, на него председатель суда пишет характеристику, документы идут в Судебный департамент, еще одну характеристику пишет Управление юстиции. Начальник областного Управления юстиции В.Б. Еремеев приступил к должности в декабре и, конечно, не знал ни меня, ни Кухтина. Я объяснила на приеме, что характеристика, представленная Кухтиным, необъективная, и что готова это доказать. Но председатель нашего суда не давал мне слова сказать на приеме. Еремеев сказал, что поскольку он ни меня, ни Кухтина не знает, то переписывает характеристику слово в слово, а мне предложил написать возражение, которое он приложил к характеристике и отправил в Киев. В Киеве, когда зачитывали характеристики, на мою сначала не обратили внимания, и были удивлены выводом – что я не могу быть избрана судьей. И вот сейчас я просто хожу на работу, мой телефон отключен, дел я не веду, и жду, как мой вопрос решится в Киеве.

21 октября Управление МВД Украины в Днепропетровской области прислало ответ на заявление Веры Николаевны по поводу ее избиения, за № 26 1/Л-30:

«Шановна Віра Миколаївно! Керівництвом УМВС України в області Вашу заяву розглянуто. Обставини, викладені в ній, перевірено. За неналежне реагування та порушення службової дисципліни ряд співробітників Індустріального РВ Дніпропетровського МУ притягнуто до дисциплінарної відповідальності.

Матеріали службового розслідування і копію висновку направлено до прокуратури Дніпропетровської області для прийняття рішення згідно чинного законодавства.»

Подписал ответ начальник управления Крикун.

Я думаю, что дисциплинарными мерами дело не ограничится. Впрочем, прокуратуре виднее. Ведь именно она блюдет соблюдение законности.

Я пытался встретиться с Геннадием Алексеевичем Кухтиным, чтобы выслушать и другую сторону. Его секретарь сказала, что до тех пор, пока вопрос по Логвиненко не будет решен, Геннадий Алексеевич со мной разговаривать не будет. Жаль.

Бесспорно, судебная система Украины сегодня переживает не лучшие времена. У судов иногда даже не хватает денег на марки, чтобы отправить нужную корреспонденцию. Зато у судей всегда есть деньги на иномарки. Может, потому, что в каждом суде работает слаженная, “своя” команда…

Будет ли создана “своя” команда в Индустриальном суде?

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: