ПАТ

18 листопада 2003 о 15:27 - 1280

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Если нам есть в чем себя упрекнуть, мы всегда отыщем виновных.

Хенрик Ягодзиньский

«У нас не Одесса, тщательнее работают, тщательнее…», – так заканчивалась опубликованная в нашей газете 12 февраля статья «Легким движением нужной руки академик превращается, превращается в…заурядного бандита». Увы, автор этих строк заблуждался. Что и подтвердил длившийся более семи месяцев суд.

Напомню вкратце суть дела. В своем открытом письме к Президенту действительный член Академии строительства Украины, академик французской и канадской академий наук, занесенный в книгу «Золотая элита Украины», и «Человек Планеты-2000 года» по версии биографического института США, лауреат Международного Академического Рейтинга популярности и качества «Золотая фортуна»-2001, президент промышленно-инвестиционной корпорации «Сичеслав», пребывающий в СИЗО, Николай Шимон жаловался Леониду Кучме на беспредел Днепропетровского УБОПа.

Автор этих строк изложил недостатки проведенного следствия (установленные в первом судебном заседании), которое стартовало спустя несколько дней после окончания избирательного марафона-2002, обвинив Шимона сразу по шести статьям УК в редакции 2001 года и пяти в редакции 1960-го.

Лучшая защита – нападение?

Результатом публикации стал иск о возмещении морального ущерба, предъявленный автору этих строк и «ЛИЦАм» летом нынешнего года начальником Днепропетровского УБОПа Эдуардом Шевченко. Эдуард Владимирович, не дожидаясь окончания повторных судебных слушаний, требовал напечатать в газете опровержение: «…В указанных материалах были опубликованы сведения, не соответствующие действительности…» Полковник милиции Шевченко в своем иске утверждает, что в первом судебном заседании «…суд, по сути, утвердил доказанность вины обвиняемого по многим эпизодам совершенных преступлений, не отметив никаких серьезных недостатков следствия, за исключением лишь некоторых мелких нарушений…» (здесь и далее выд.авт.)

«Мелкими нарушениями» юрист Шевченко посчитал установленные 24 октября прошлого года судом Жовтневого района «неполноту досудебного следствия и нарушения норм уголовно-процессуального закона». Именно поэтому суд вернул дело на доследование, предложив следствию установить и описать способы совершения Н. Шимоном различных преступлений практически по всем статьям обвинения.

Ваш корреспондент в течение полугода побывал, по меньшей мере, на десятке повторных судебных слушаний этого уголовного дела, на которых, к слову, велась техническая запись.

Новое обвинительное заключение содержало в общей сложности уже 14(!) статей Уголовного кодекса Украины в новой и старой редакциях. Удивительно, но за несколько месяцев сложной и кропотливой работы следственно-оперативная группа смогла собрать материалы по другим статьям УК, которые усугубляли преступные деяния академика.

Но обвинительное заключение остается, по сути, простой бумажкой, пока его не исследует и не утвердит суд. Последний честно с ним разбирался с апреля по конец октября 2003 года.

Суд да дело

Автору этих строк в суде из уст Николая Шимона довелось услышать историю его ареста (лексикон сохранен – авт):

–…Шестого апреля прошлого года я находился на излечении в больнице скорой помощи Днепропетровска с диагнозом «предынфарктное состояние». В этот день ко мне в палату прибыл судья Зайченко в сопровождении оперативных сотрудников УБОП Чабанюка и Данильченко (последний, хоть и возглавляет оперативно-следственную группу, является сотрудником Следственного управления УМВД. Впрочем, в здании УБОП по проспекту Правды, 40 целый этаж занимают кабинеты следователей СУ – авт.). Утверждение лечащего врача больницы, кандидата медицинских наук Егоровой о необходимости оказания мне медицинской помощи в стационарных условиях специализированного отделения больницы не возымели действия на судью, так как он доверился заверениям фельдшера СИЗО Рублевского, которого доставили в больницу скорой помощи сотрудники УБОП. Он заявил, что такую медицинскую помощь я могу получить в условиях следственного изолятора…

К слову, ст.29 ч.6 «Закона Украины «О выборах народных депутатов Украины» (Н.Шимон баллотировался в народные депутаты по 29-му избирательному округу – авт.) устанавливает семидневный срок для обжалования результатов выборов. Арест Шимона не дал ему возможности обжаловать их результаты. А обжаловать было что…

В суде больной Шимон защищался, без ложных комплиментов заявляю ответственно: блестяще. Было понятно, что он получил хорошую подготовку у своего адвоката Николая Бондаря, который заявлял в суде одно ходатайство за другим. Практически все свидетели, коих было порядка тридцати человек, так и не смогли подтвердить обвинения следствия. В конце концов, уже не судья, но участвующая в процессе прокурор Н. Жмайло заявила ходатайство «о возвращении настоящего уголовного дела на дополнительное расследование ввиду существенной неполноты досудебного следствия и нарушения норм уголовно-процессуального закона».

Действительно, обвинение Николая Шимона в мошенническом завладении имуществом ООО «Спецремтехнология» лопнуло, поскольку в суде установлено, что договора, доверенности и накладные он не подписывал. Тем не менее, хозяйственным судом уже вынесено решение о взыскании с фирмы Шимона в пользу ООО «Спецремтехнология» требуемой задолженности. Следователь Данильченко сотоварищи так и не выяснил, имелись ли вообще какие-либо договорные отношения между ОАО «ЮГОК» и АОЗТ «ДГС» (фирма Н.Шимона). К слову, разбиралась с финансовыми документами предприятий Николая Шимона широко известная в определенных кругах аудиторская фирма «Аудит Хелп». По мнению суда, «трясли» предприятия «в нарушение ст.ст.4, 20 и др. Закона Украины «Об аудиторской деятельности»: проверка должна проводится по договору или по постановлению следователя, а не по письму; проверку должен проводить сертифицированный аудитор или предприятие, имеющее на это лицензию и т.д…» Вообще-то деятельность «Аудит Хелпа» достойна отдельного повествования. Достаточно сказать, что по данным Аудиторской палаты Украины, срок действия лицензии этой фирмы истек еще 01.06.1999 года. И документы на продление действия лицензии в Секретариат Аудиторской палаты Украины ООО АФ «Аудит Хелп» не подавались! Кроме того, директор фирмы И. Коробова за систематическое выполнение от имени субъекта аудиторской деятельности работ, которые не являлись предметом аудиторской деятельности, неоднократно привлекалась к дисциплинарной ответственности Аудиторской палатой Украины вплоть до прекращения действия сертификата аудитора. Неужели об этом не знал следователь Данильченко?

Что же касается причастности Шимона к мошенничеству с финансовыми ресурсами трех сельхозпредприятий, то тут вообще полная нескладуха. В суде выяснилось, что Николай Иванович к подписанию кредитных договоров и договоров залога этими фирмами никакого отношения не имеет. Это во-первых. Во-вторых, взятый сельхозпредприятиями кредит погашен полностью. Это уже означает, что прямых убытков Ощадбанк не понес. Более того, он «наварил» 300 тысяч гривен в виде процентов по кредиту.

Оригинально обвинили Шимона в попытке «совершить действия имущественного характера с угрозой насилия» в отношении гражданина Петруся. Да-да, одного из авторов публикации «А король-то голый» в нашей газете. В качестве доказательства следствие предоставило фонограмму записи его разговора с академиком. Тем не менее, суду до сих пор не понятно, каким образом Петрусь сумел перевернуть кассету в диктофоне, если тот не имеет автореверса, а сама фонограмма на одной стороне кассеты не помещается? Кроме того, запись не содержит звуков борьбы, удара или каких-либо других, характерных для заданной темы звуков. К слову, техническую экспертизу фонограммы следствие сделать не удосужилось. На что, собственно, суд и указал.

Рассыпалось в суде и обвинение Николая Шимона в том, что он давал указания охранникам избить гражданина Редковца. Последний подтвердил, что подобного не слышал. Это раз. Автор этих слов своими ушами слышал и записал слова бывшего охранника Шимона В.Волкова: «Это была моя личная инициатива». Это два. Полагаю, достаточно.

С валютным счетом Николая Шимона в банке французского(?) Милана, позже «переименованного» следствием в банк «Лион кредит», тоже полный афронт. Пластиковая карточка не может служить доказательством открытия счета конкретным лицом. Кроме того, согласно информации Нацбанка Украины от 18.06.02, физическому лицу не требуется лицензии на открытие валютного счета за границей. Да и в Законе Украины «О банках и банковской деятельности» четко определено, что «пластиковая карточка физического лица не входит в понятие «операции со счетами». А ведь именно под незаконные валютные операции «вели под фанфары» Шимона.

Вот с покушениями на жизнь и имущество гражданки Липинской сложнее. Экс-охранник Бубенчиков дал показания против Шимона. Правда, кроме его показаний «суду не представлены объективные доказательства причастности Шимона Н.И. к указанным преступлениям». Не проверено надлежащим образом и алиби академика в период совершения преступления. На что тоже совершенно четко указано судом.

В судебном заседании выяснились и другие интересные подробности. Оказывается, все граждане, допрошенные следствием, показаний, изобличающих Шимона в вымогательстве денег у гражданки К., не дали. Тем не менее, протоколы допросов легли в доказательную базу виновности Шимона.

И, наконец, самое главное. Суд счел необходимым «в ходе дополнительного расследования надлежащим образом провести служебное расследование по фактам применения к Шимону Н.И. недозволенных средств при производстве следственных действий в помещении УБОП УМВД Украины в Днепропетровской области и СИЗО №3 управления госдепартамента по вопросам исполнения наказания и по его результатам принять решение в соответствии со ст.97 УПК Украины». Еще бы, если в судебном заседании следователь Данильченко и другие члены следственно-оперативной группы признали факт применения спецсредств (наручников) во время проведения следственных действий с арестованным Шимоном. Короче, с помощью наручников заставляли больного Николая Ивановича участвовать в очной ставке. Между тем, подобные действия противоречат как «Закону о милиции» в частности, так и УПК в целом.

Что день грядущий нам готовит?

«Ты умираешь безвинно», – говорила Сократу жена; он возразил:

«А ты бы хотела, чтобы заслуженно?»

Диоген Лаэртский

Итогом вышеизложенного стала отправка уголовного дела Шимона на новое доследование. Академик по-прежнему в тюрьме. В связи с этим возникает ряд вопросов. Первый: почему суд оставил прежнюю меру пресечения? У автора этих строк сложилось впечатление, что на судью оказывается давление, поскольку в судебном процессе мне не раз доводилось лицезреть одного-двух сотрудников УБОПа. Второй: неужели следователь не видел всех, мягко говоря, недостатков, выявленных в ходе повторного судебного разбирательства? Интересно, что будет делать прокуратура, осуществляющая контроль и надзор за деятельностью органов досудебного следствия? И до какой степени разыграется воображение у самих органов следствия? Судя по возникшим дополнительным статьям УК во втором обвинительном заключении, не исключено, что третье дополнится еще парой-тройкой «свеженьких». Извечные вопросы: «Что делать?» и «Кто виноват?».

Между тем, в августе прошлого года, когда академик уже плотно сидел в СИЗО, исполнительный директор Международного открытого академического рейтинга популярности и качества «Золотая фортуна» С. Кухта прислал Н. Шимону свои поздравления и еще один диплом лауреата престижной награды. Господин Кухта и Президиум Рейтинга, судя по всему, так и не сочли Николая Ивановича преступником. Игнорируют мнение следствия американцы и англичане. Недавно в адрес Шимона поступило приглашение от американского биографического института и Кембриджского университета принять участие в 30-м юбилейном международном конгрессе, который будет проходить с 4 по 11 июля 2004 года в ирландском Дублине. Поедет?..

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: