Нет предела беспределу?

04 листопада 2003 о 16:23 - 2514

Только наивный может утверждать о торжестве законности в Украине. Собственно, этот миф развенчивается едва ли не каждый день почти в каждом СМИ. Единственное, что может «радовать», так это бесправие всех, «не взирая на личности и ранги». Речь не идет о равенстве любого перед законом. Скорее – о беззаконии в отношении каждого.

Досье

Магомедов Магомед Гусейнович родился 13 января 1953 г. в Дагестане.

Окончил с отличием экономический факультет Донецкого института советской торговли, в 1992 г. – Высшую школу менеджеров при Кабмине Украины. Кандидат экономических наук.

Вся трудовая деятельность связана с Кировским районом г. Днепропетровска. Здесь он начинал работать старшим продавцом, стал директором торгово-производственного центра «Кировский», которым руководил 20 лет.

Предприятие имеет хорошую репутацию, является исправным налогоплательщиком. На уровне предприятия решается такая важная общегосударственная проблема, как создание новых рабочих мест.

Являясь председателем правления областного общественного объединения «Днепропетровский союз работников торгово-производственных предприятий и предпринимателей», Магомедов содействовал решению проблем работников малого и среднего бизнеса.

Особое внимание уделяет общественной деятельности. По его инициативе в 1996 г. создан и успешно работает городской благотворительный фонд, реальную поддержку которого получили свыше 20 тысяч днепропетровцев. Постоянно поддерживается контакт с советом ветеранов. Не остаются без внимания одаренные дети, которые занимаются в детском юношеском центре. Награды: медаль «За вірну службу рідному місту» (Днепропетровск), золотая медаль Международной академии бизнеса (г.Париж) и др.

Неоднократно избирался депутатом Кировского райсовета, дважды – городского совета. Женат. Имеет двоих детей.

Увы, но это досье – некролог.

«Кость в горле»

В поле зрения влиятельных политических сил Днепропетровска 8 лет назад попадали более тысячи квадратных метров Коллективного предприятия торгово-промышленного центра «Кировский», которое возглавлял Магомед Магомедов. Схема отбора площади особыми изысками не блистала: оформление задним числом договора аренды, фальсификация подписей и, как следствие, судебные тяжбы, точку в которых поставил Пленум Высшего Арбитражного суда. В пользу коллектива «Кировского».

В 1998 году Магомеда Гусейновича вторично избирают депутатом Днепропетровского городского совета, причем ему поручают возглавить постоянную депутатскую комиссию по социально-экономическому развитию, бюджету и финансам. Иными словами, контролировать и распределять средства на нужды города. К слову, дело это архисложное, поскольку интересы горожан тогда не всегда совпадали со взглядами «отцов города». Будучи депутатом горсовета с 1994 года, в то время Магомедов не раз конфликтовал с первыми лицами исполкома по вопросам возвращения кредита на выкуп троллейбусов, своевременной оплаты за установку и эксплуатацию уймы рекламных щитов, заполонивших город. К слову, Магомедов успешно противостоял попытке перевода средств, полученных за установленные щиты, в бюджет области. Список его вполне закономерных требований можно продолжить. В последний срок своего депутатства он добился снижения коэффициента налога на землю. Иными словами, благодаря его усилиям цена на землю в каждом районе Днепропетровска стала реальной, а не надуманной, и в городской бюджет пошли значительные средства.

Очевидно, что такой депутат костью в горле стал определенной части влиятельных, подчеркиваю, власть предержащих.

Из дневниковых записей-2001 Магомедова (орфография сохранена – авт.):

«…Идет подготовка к выборам городского головы и депутатов местных советов. Не всех в руководстве области устраивает кандидат в мэры Куличенко. Готовится команда обладминистрации среди кандидатов в депутаты горсовета. Мне не предлагают войти туда, даже исключают из списка, когда кто-то из депутатов предложил – мол «не с нашей команды, что я человек Куличенко»… Но раз Президент дал добро на городского голову Куличенко, тогда обладминистрация усиленно готовит команду большинства в будущем горсовете, чтобы «управлять Иваном» и не терять позиции в городе. Если будет плохо себя вести мэр, то можно через большинство в горсовете решить его вопрос…»

Решали проблему «человека Куличенко» по-разному. В беседе с автором этих строк жена Магомедова Раиса Курбановна заявила:

– В период выборов были факты угроз и в мой адрес. В марте прошлого года, во время выборов-2002, рядом с домом 108 по улице Набережной Победы меня, явно преднамеренно, пытался сбить автомобиль ВАЗ 2109 гос.номер241-18 АВ. Когда муж попытался выяснить, кому принадлежит эта машина, оказалось, что такие номера были зарегистрированы на другой иномарке. К сожалению, кому принадлежит машина – ни в УВД, ни в ГАИ конкретной информации получить не удалось.

Пресс-1

В принципе, способов «наклонить» человека не так уж и много. Все зависит от степени его общественного положения и материального благосостояния. Если с этими вопросами полный порядок, тогда выбираются несколько схем. Можно подбросить оружие или наркотики. Наконец, просто «дать» взятку. Последнее особо приветствуется, поскольку сразу же можно организовать внеплановую проверку предприятия с изъятием документов и, как следствие, полным параличем оного. Далее обвиняемого закрывают в соответствующее помещение и обрабатывают в зависимости от наличия умения и совести у правоохранителей. Кстати, автор этих строк ни в коей мере не утверждает, что незаконное хранение оружия и наркотиков, как и получение взяток, в нашей стране напрочь отсутствует. Более того, эти явления ширятся и процветают. Хотя в нашем случае дело обстояло несколько иначе.

Потеря депутатского мандата на выборах-2002 сделала из влиятельного и авторитетного депутата простого бизнесмена, а посему можно было заняться повторением пройденного несколько лет назад – сменить хозяина «Кировского». Налоговая инспекция к КП ТПЦ «Кировский» претензий не имела. Оставалось обвинение в получении взятки. И оно неизбежно состоялось.

Дабы избежать обвинений в предвзятости, изложим хронологию событий, имеющихся в возбужденном по ст. 368 ч.2 УК Украины деле.

Между Магомедом Гусейновичем и частным предпринимателем Сергеем Петровым (имя и фамилия изменены) существовали гражданско-правовые отношения, по которым последний изготавливал столярку для дома дочери Магомедова. С чем Петров и получил изрядную сумму долларов США, 10 кубометров дубовых досок и выдал соответствующую расписку в получении. Видимо, у Петрова были проблемы с другими заказчиками, поскольку большую часть лесоматериалов он израсходовал на другие заказы. Впрочем, есть и другие версии, куда использовал чужие деньги г-н Петров…

В конце концов, когда заказчик и исполнитель сделали калькуляцию выполненных работ, оказалось, что Петров должен Магомедову за материалы и невыполненные работы «всего» 1.420 баксов. О чем опять выдал расписку. Погашая долг, он 25 апреля прошлого года вернул Магомедову 720 долларов, на получении которых Магомеда Гусейновича и «взяли». Любопытно, что Магомедов тогда же выдал ответную расписку о возврате этой части долга. Интересно, где и когда взяточники выдают расписки?

Тем не менее, валюту следствие посчитало как сумму, незаконно полученную за аренду помещения. Несмотря на все предоставленные документы, странное уголовное дело было возбуждено. Из дневниковых записей Магомедова (орфография сохранена – авт.):

«…Когда меня задержали работники ГСБЭПа, они первым делом спросили где устав (КП «Кировский»-авт.), учредительные документы и документы на приватизацию и забрали их в городскую прокуратуру…»

Зачем?

Подчеркиваю, речь не идет о степени вины бывшего депутата, которую должен устанавливать суд, но о некоторых моментах, сопровождавших следствие. После предъявления обвинения Магомедова поместили зачем-то в ИВС Новомосковского РОВД. По утверждению Раисы Курбановны, ни она, ни ее родственники, ни даже адвокат не были поставлены в известность о его месте пребывания. Более того, ни в одном из правоохранительных организаций Днепропетровска, включая прокуратуры всех рангов, «меня никто слушать не хотел». Только вмешательство адвоката позволило установить местонахождение Магомедова.

27 апреля Кировский районный суд принял решение содержать Магомедова под стражей до 30.04.03 «до выяснения личности»(?). Все-таки выяснили и спустя три дня освободили на подписку о невыезде. Согласитесь, вполне гуманно. Тем не менее, городская прокуратура с этим не согласилась, и 18 октября прошлого года Апелляционный суд Днепропетровской области отменил решение районного суда и избрал меру пресечения в отношении Магомедова в виде заключения его под стражу. Что характерно, ни Магомедова, ни его адвоката городская прокуратура о своем представлении в Апелляционный суд в известность поставить не удосужилась. Хотя по закону обязана была это сделать. Тем более интересно, но по утверждению Раисы Магомедовой, «с момента возбуждения уголовного дела как до 18.10.2002 года, так и после этого, до 21.05.2003 года, никаких следственных действий с моим мужем никто не проводил. Он постоянно проживал дома, постоянно находился на рабочем месте». Кого-то это явно устраивало…

Пресс-2

Интерфакс-Украина 02.06.03:

«В прокуратуре Днепропетровской области сегодня прошла пресс-конференция, посвященная исчезновению бывшего депутата Днепропетровского горсовета Магомеда Магомедова. Он пропал еще двадцать первого мая: около восьми утра вышел из дому с намерением ехать на работу в торговый центр «Кировский», но на работе так и не появился. В тот же день около четырнадцати часов господин Магомедов позвонил на мобильный телефон своей супруге и сообщил, что его похитили неизвестные ему люди и она должна будет передать деньги за его освобождение. На следующий день женщина обратилась с заявлением об исчезновении мужа в Управление по борьбе с организованной преступностью. Оттуда заявление направили в Жовтневый райотдел милиции Днепропетровска. В возбуждении уголовного дела было отказано. Лишь девять дней спустя прокуратура Днепропетровской области возбудила уголовное дело по факту исчезновения Магомеда Магомедова. На сегодняшней пресс-конференции выяснилось, что бывший депутат Днепропетровского горсовета уже попадал в поле зрения правоохранительных органов.

Владимир Решетилов, зам. прокурора Днепропетровской области:

«Прокуратура Днепропетровской области возбудила уголовное дело в отношении Магомеда Магомедова по факту получения взятки. Он уже допрашивался, ему предъявлено обвинение, избрана мера пресечения – подписка о невыезде».

Странно, но решение Апелляционного суда предусматривало другую меру…

Магомеда Гусейновича выкрали, если точнее – предложили проехаться, люди, предъявившие удостоверения сотрудников милиции, что наблюдали проходившие соседи.

Только наивный человек может надеяться, что, получив 30 тысяч долларов США за похищенного, его освободят. Видимо, прокуратура еще не знала, что 31 мая в лесопарковой зоне недалеко от поселка Таромское был найден обгоревший труп неизвестного. Из-за сильного повреждения трупа личность человека было невозможно установить, и труп был похоронен как неопознанный. Странно, но зная о розысках семьи Магомедовых, можно ведь было пригласить их на опознание. К тому же, на руке «бомжа», как видно из протокола, находились весьма дорогие часы, которые потом «куда-то» исчезли.

Правда, управление по борьбе с организованной преступностью проявило завидную оперативность и профессионализм, установив таки авторов похищения, и 27 июля задержало группу граждан. Следствие установило, что члены этой преступной группировки имеют отношение к похищению М.Магомедова, после чего, экспертиза эксгумированного тела доказала, что найденный 31 мая труп – именно он.

Дорогу осилит идущий?

Следствие по факту похищения Магомедова сейчас в полном разгаре. Двое из рэкетиров оказались бывшими начальником и его заместителем Пятихатского РОВД. Надо полагать, что прокуратура области выяснит все обстоятельства и истинные, подчеркиваю, причины этого преступления. А поскольку тайна следствия блюдется свято, видится очевидная версия преступления.

Видимо, оставив Магомедова на свободе, некто очень надеялся найти понимание с его стороны в смысле уступки права на КП ТПЦ «Кировский». Уверенный в своей правоте горец не сдавался. Физическое устранение под видом бегства Магомедова от карающего меча правосудия – самый оптимальный вариант, на который «клюнули» поначалу все правоохранительные органы. Что косвенно и подтвердил заместитель прокурора Днепропетровской области В. Решетилов на вышеупомянутой пресс-конференции. Да и бывший начальник УМВД в Днепропетровской области Д. Завидонов напрямую связывал исчезновение Магомедова с его якобы криминальными действиями.

Детективы не терпят сослагательных наклонений. Но если бы не четкая работа УБОПа, Магомедов бы по-прежнему числился в бегах. Впрочем, хрен редьки не слаще. Закономерный итог трагедии уже наблюдается: в КП ТПЦ «Кировский», не дожидаясь окончания следствия, кое-кто вовсю пытается заняться переделом собственности…

Поділитися: