Поиск крайнего

29 жовтня 2002 о 22:00 - 1438

Ни для кого не секрет, что предприятия горно-металлургическом комплекса страны в конце 90-х годов прошлого века интенсивно использовали материальные ценности государственного резерва, предназначенные на случай непредвиденных обстоятельств, конкретно – войны. Другие форс-мажоры, предполагающие использование неприкосновенных запасов, расписывались Законом Украины «О государственном материальном резерве» и Постановлением Кабмина №1129. Виновных в несоблюдении вышеозначенных документов строго карали, не особо вдаваясь в ситуацию. Определение, вынесенное 30 июля 2002 года военным апелляционным судом Южного региона на приговор военного местного суда Днепропетровского гарнизона, создало прецедент в рассмотрении дел подобного рода. По крайней мере, в Днепропетровской области.

Благими намерениями вымощена дорога в ад

Новый директор ОАО Днепропетровский металлургический завод им. Петровского (ОАО ДМЗ) Игорь Дышлевич принял дела в начале 1998 года. К тому времени завод, 62% акций которого находились в собственности государства, пребывал в ступоре: кредиторская задолженность составляла 532 млн.гривен, оборотные средства отсутствовали (минус 125,2 млн.грн.), зарплату не платили более 7 месяцев и более пятидесяти процентов рабочих и служащих 8-тысячного коллектива находились в вынужденных неоплачиваемых отпусках. Доменная печь №2 была остановлена, 3-я и 5-ая простаивали из-за недопоставок сырья. В таком же положении находились конверторный цех, станы 3000 и 550-2. В целом производство продукции за предыдущий, 1997 год, составляло не более 20 процентов от производственных мощностей. Местные СМИ были недалеки от истины, предрекая социальный взрыв в виде массовых забастовок. Тут следует добавить, что «Петровка» является градообразующим предприятием, обеспечивая работой помимо собственных рабочих и служащих еще порядка двадцати предприятий-смежников, среди которых днепропетровские коксохимический и два металлургических завода.
В подобной ситуации Игорь Дышлевич принял, по его мнению, единственно правильное решение – разбронировал мобилизационный резерв. Разумеется, он информировал Минпромполитики о плачевном состоянии предприятия и необходимости срочной поставки ферросплавов для выплавки металла. Министерство помощь пообещало. Сколько ждут обещанного — хорошо знакомо из известной поговорки. Дышлевич рискнул и, соблюдая все формальности, составляя необходимые акты, протоколы и т.п., стал изымать на нужды производства ферросплавы, хранящиеся в мобрезерве на заводе. В итоге на нужды производства с 28 января 1998-го по 10 декабря 1999 года было изъято 5 миллионов 672 тонны ферросплавов. Но завод таки ожил. Хотя, по мнению прокуратуры Ленинского района, возбудившей дело в начале 2000-го года по тогда еще старому УК, он совершил преступление, предусмотренное ст. 166 ч.3 – «Превышение власти или должностных полномочий». В самый разгар следствия президент Ассоциации доменщиков Украины Игорь Дышлевич за вклад в развитие металлургического производства в 2000 году стал лауреатом Государственной премии Украины. Тем не менее, «светило» директору-академику и кавалеру советских орденов от 5 до 12 лет. Прокурор в первом судебном слушании просил десять.

Буквы закона

По-своему прокуратура была права. Ведь по указанию директора из госрезерва были изъяты не просто материальные ценности, а сырье стратегического назначения, чем создавалась угроза снижения обороноспособности страны в случае войны. Кроме того, Дышлевич не воспользовался возможностью получения сырья из госрезерва в долг с условиями его возврата в указанный срок. А еще прокуратура утверждала, что Игорь Иосифович и не пытался вести диалог с Минпромполитики и другими органами центральной исполнительной власти о разбронировании мобрезерва. Исходя из этого, директора обвинили в сознательном причинении имущественного ущерба государству, который, по расчетам обвинительной стороны, составлял 2 миллиона 735 тысяч гривен. Материалы готовились к передаче в суд. Но какой? Ведь в переходный период действия Конституции рассмотрение уголовных дел, связанных с предприятиями оборонной промышленности, курировали специализированные суды. 28 июня прошлого года срок их полномочий истек, и Верховный суд принял соломоново решение: передать уголовное дело в отношении директора «Петровки» на рассмотрение военного местного суда Днепропетровского гарнизона. Ввиду тяжести предъявленного обвинения судебные слушания проходили под председательством главы военного суда.
Юристам в погонах пришлось постигать азы металлургического производства, изучать экономику горно-металлургической отрасли, проводить массу дополнительных специальных экспертиз и допрашивать первых лиц Минпромполитики. Судебное следствие длилось полгода.

Карточный домик обвинения

Комплексная технолого-финансово-экономическая экспертиза показала, что действия директора позволили увеличить производство в 1998 году против 1997 года чугуна, стали и проката на 188,2 тыс. тонн, трубной заготовки — на 2,4 тысячи, балок и швеллеров — на 14,7 тыс. тонн, квадратной заготовки — на 12,4 тысячи. Одновременно в условиях дефолта 1998 года завод погасил задолженности в бюджет за 1997 год в размере 3,7 млн. грн., фонд Чернобыля – 930 тыс. грн., погашена задолженность по зарплате в сумме 3,14 млн. гривен. В 1998 году платежи в бюджет составили 121,1 млн. гривен.
Очень важным для принятия судебного решения являлись показания свидетелей, по сути своей дававшие экспертную оценку действиям подсудимого. В частности, академик НАНУ Валерий Мазур, в 97-99 г.г. первый заместитель министра промышленной политики, заявил: «Без ферросплавов завод работать не может. Дышлевич нарушил установленный порядок разбронирования и использования ферросплавов, находящихся в мобилизационных и государственных резервах, однако его действия были обусловлены форсмажорными обстоятельствами, сложившимися на заводе… В тот период даже временная остановка завода могла привести к непоправимым последствиям, после чего завод нельзя было бы вообще запустить».
Не поленился суд допросить еще одного свидетеля, первого заместителя госсекретаря Минпромполитики Сергея Грищенко. Его оценка: «…Неприятие чрезвычайных мер в срочном порядке могло привести к остановке завода по полному металлургическому циклу и, как следствие, непредсказуемые последствия, связанные с остановкой ряда предприятий-
смежников: ДКХЗ, Днепропетровского и Нижнеднепровского трубных заводов, ряда других предприятий города и области, пострадала бы инфраструктура Ленинского района и Днепропетровска. Как должностное лицо, отвечающее за безопасность производства, Дышлевич в целом поступил правильно, хотя и с превышением своих полномочий».
После таких заявлений возникает вопрос: почему районная прокуратура, ведущая следствие, не сподобилась сама допросить свидетелей? Надо полагать, обвинение строилось на астрономической сумме стоимости использованных без разрешения материалов. Но и тут случилась незадача. Экспертиза установила, что стоимость ферросплавов, взятых в период с 26.01.98 по 10.12.99, в связи с длительными сроками хранения, снизилась в целом на 35-40 процентов. Еще в ходе судебного разбирательства выяснилось, что Госкомрезерв Украины не погасил дебиторскую задолженность за хранение материалов и содержание склада мобрезерва на заводе.
Тщательно проанализировав добытые в суде доказательства, военный суд Днепропетровского гарнизона 24 апреля 2002 года признал Игоря Дышлевича невиновным.

Повторение пройденного

Тем не менее, районная прокуратура не успокоилась и подала апелляционное представление на отмену приговора и направление дела на новое судебное рассмотрение в ином составе суда. Сохраняя лицо, гособвинение по-прежнему настаивало на преступном изъятии Дышлевичем сырья стратегического назначения и не использование директором легальных способов его получения. Между тем, свидетельством долгой многотомной переписки директора с вышестоящим министерством стало еще и решение КабМина № 1627-058 о разбронировании материалов госрезерва, хранящихся на заводе им. Петровского.
В итоге определение апелляционного суда Южного региона оправдало Дышлевича И.И. и освободило от всех предъявленных обвинений.
А пока, по слухам, аналогичное дело прокуратура расследует на Макеевском металлургическом комбинате. Последствия предсказуемы…

Поділитися: