С больной головы на здоровуюили Как улучшить показатели

29 жовтня 2002 о 22:00 - 1020

Защита ведомственных интересов — дело конечно, нужное. Более того – полезное. Особенно когда это касается имущества, приносящего существенные доходы. Дело, о котором пойдет речь ниже, затронуло интересы государства с обеих сторон.
Коммунальное предприятие, принадлежащее Днепропетровскому горсовету, задолжало своим работникам зарплату на сумму с пятью нулями. Бабушкинским райсудом вполне законно был наложен арест на имущество предприятия-должника. Получив соответствующее предписание, туда пришла описывать имущество старший судебный исполнитель К. Помимо прочего небогатого, как оказалось, инвентаря, К. описала и два ангара, которые впоследствии были оценены и проданы за четыре с половиной тысячи гривен. Ничего необычного в подобной практике, разумеется, нет. Криминал, однако, усмотрела прокуратура Бабушкинского района, возбудившая против судисполнителя уголовное дело по статье 364, ч.2. Оказывается, в результате преступных действий госпожи К. государству нанесен ущерб в размере 62.867 гривен. То есть ангары стоили, по мнению прокуратуры, в 15 раз дороже. Вполне, конечно, возможно. Но самое главное, что описанные и проданные строения, опять же по версии прокуратуры, предприятию-должнику не принадлежали! А числились за другим предприятием, входящим в структуру горсовета. Об этом, правда, в обвинительном заключении сказано как бы между прочим. Зато вполне ясно сделан вывод, что (дословно) «…К., действуя умышленно, в личных интересах, выразившихся в стремлении улучшить показатели своей служебной деятельности, руководствуясь ложно понятыми интересами службы… В результате преступных действий К. государству в лице предприятия ГКП «СРСУ» был причинен ущерб на сумму 62.897 гривен». Чтобы было понятно, поясню, что изымали имущество у КП «СРСУ», а принадлежало оно, по мнению прокуратуры, другому хозяину – ГКП «СРСУ».
До сих пор автор этих строк относился к сотрудникам прокуратуры, как к наиболее продвинутым представителям правоохранительных органов. Увы, ореол непогрешимости изрядно потускнел. Что имел ввиду следователь прокуратуры Бабушкинского района, написав «стремление улучшить показатели своей служебной деятельности»? Продажу ангаров или сумму, вырученную за них? Согласитесь, заниженная в 15 раз цена улучшению показателей никак не способствует. Или автор обвинительного заключения намекает на получение К. взятки за снижение стоимости ангаров?
Между тем, расследование, проведенное «ЛИЦАми», не претендуя на истину в последней инстанции, выявило несколько иную картину. Во-первых, ангары были построены без составления проектно-сметной документации и, конечно же, не предъявлялись государственной комиссии. Поэтому и не состояли на балансе предприятия, не фиксировались в книге основных средств, оборотных ведомостях и, главное, в налоговых декларациях. Даже в бюро технической инвентаризации эти строения не заявлялись для регистрации. Понятно, что средства, вырученные от сдачи в аренду ангаров в очень «лакомом» месте Днепропетровска, в бухгалтерском учете не отражались. Когда запахло жареным (решение суда о банкротстве со всеми вытекающими последствиями – авт.), заинтересованные лица создали видимость легализации ангаров, издав приказ о передаче их ГКП «СРСУ». Примечательно, что приказ этот не имеет абсолютно никакой юридической силы.
Неужели это не мог выяснить следователь? К слову, корреспонденту «ЛИЦ» на получение вышеуказанных фактов понадобилось всего два(!) дня. Тем не менее, следствие благополучно уложилось в сроки и передано в суд. Реально улучшив, кстати, показатели своевременного рассмотрения дел. Качество, надо полагать, в статистику не входит.

Поділитися: