Страшное шоу под названием “мочилово”

29 жовтня 2002 о 22:00 - 1869

Олена Гарагуц


Страна моя, как ты пережила три этих дня российского кошмара? Я – плохо. И до сих пор ничего не понимаю. Дура, наверное.
Ну глянь, народ. Ихний Путин триумфально въезжал во власть на вздыбившейся волне второй чеченской войны – после того, как предыдущим правителем была проиграна первая. И лозунг нового государя звучал победно-оптимистически: “Мочить всегда, мочить везде!” То есть, с указанием стратегического направления – “мочить в сортире”. Да здравствует “твердая рука”! Кричали граждане “ура!” и подымали рейтинг Путина к звездам. Заранее и во всем одобряя откровенную бойню, в которую бесконтрольно превратилась война России против части российской территории в границах этой территории. Называемая, между тем, уже не просто восстановлением “конституционного порядка”, а “контртеррористической операцией”.
И все оно так классно шло, телевизор и вся пресса патриотично заткнулись, и помех, кроме обвиненных Россией грузин с их Панкисским ущельем, никаких в успешном (очередном) завершении восьмилетней “маленькой победоносной войны”, а оно возьми – и порушь так долго и практически беспрепятственно создаваемую иллюзию. Пришла чеченская война в Москву, почти под Кремль, и жутким оскалом смерти произнесла: “Не ждали?”
В ельцинские разложившиеся времена такое в самом страшном, до “белочек”, охренении привидеться не могло. Буденовск, Кизляр, бросок в Дагестан – это все было далеко, за границами московских ощущений, а взлетевшие в воздух московские дома тоже оказались в пограничье – между старой и новой властью, как своевременная индульгенция Путину на “мочилово”.
И вдруг в Москве, так по-арийски остро вглядывающейся в форму черепа, цвет волос и разрез глаз, с ее обостренным нюхом на “лиц кавказской национальности”, полсотни террористов, вооружившись до зубов, в центре города берут в заложники более восьми сотен зрителей мюзикла в огромном здании, и на три долгих дня мир выпадает в осадок. И страх за людей, за их жизни исключал, конечно же, вопрос, пытающийся соскользнуть с языка: как это могло случиться? Как это произошло в стране, где правят спецспецы со всем присущим им образом мышления и соответствующими глубоко-конторскими привычками? Как понимать эту размашистую оплеуху, впечатанную по репутации “сильной власти”? Может, как антипутинскую акцию? Неужто началось? Кто исполнял – мы видели: страшный сон. А кто режиссеры? Они где-то там, неподалеку, рядом?.. И что дальше?..
Впрочем, Путин пытался намекнуть в первый день оглушения, что сценаристы могут быть в международном пространстве. И позже уже конкретизировал – указав куда-то в сторону ближневосточных стран. Это не очень понятно, но очень вписывается. А то! Российские граждане, доведенные до озверения российскими гражданами, захватывают российских граждан, которых спасают российские граждане, убивая и своих, и “чужих” российских граждан. И это называется теперь борьбой с международным терроризмом. И навсегда освобождает от необходимости периодически объясняться с миром по поводу нарушения пресловутых прав человека и многолетней бесчеловечной трагедии чеченского народа.
И сразу же позвонивший Путину Буш, и тут же откликнувшийся Блэр так мощно поощрили российского Президента к борьбе с терроризмом, что уже тогда стало понятно: какими бы жертвами ни закончился штурм здания с заложниками – Путин будет понят и поддержан. Ну, только что вслух не прозвучало: «Камерад, не глядя: проблему маленькой Чечни с ее региональной нефтью и центральной бюджетной кормушкой – на проблему большого Ирака с его глобальной нефтью и опять же несопоставимой кормушкой, мы не мешаем тебе, ты помогаешь нам. Терроризму – бой».
И евреи, замученные террором палестинских шахидов, которые с заложниками не возятся, с суетливостью и подобострастием от неизбывных комплексов устами министра Щаранского так до обидного униженно докладывают: мы-де сами страдаем, и всегда поддерживаем руководство России в борьбе с чеченскими террористами. Горемычный Израиль, не вписывающийся во всеобщие торги и всеми предаваемый, ты бы лучше спросил аккурат после захвата Москвы чеченскими самоубийцами: “А что, арабский друг Россия, у Госдумы зуд именно сегодня осудить Израиль специальной резолюцией еще не иссяк? Или таки да?” И ведь проголосовали бы, если б война вдруг в собственный дом не постучалась. Потому что чеченцы, которых Москва метелит восемь лет по-черному и без разбору, наживая периодически политический и просто капитал, – это бандиты. А палестинцы, регулярно и вдохновенно танцующие на трупах подорванных ими еврейских детей – это борцы за освобождение. Впрочем, две истории похожи одна на другую, как Шарон на Путина. И в корнях, истоках у них столько же общего, как у Голды Меир со Сталиным…
В общем, это их дела. А у нас там, в Москве, сидели в заложниках под сорок украинских граждан. И вместо того, чтобы спасать их, имея огромные шансы – в конце концов, Украина даже терпела неприятности от России, позволив существование чеченских информационных центров, лечила на своей территории чеченских детей и не вмешивалась в отношения крымскотатарского Меджлиса с другим репатриированным народом – и вместо того, чтобы, пользуясь накопленными преимуществами, немедленно выезжать в Москву по меньшей мере министру иностранных дел, наша власть то извещала нас, что Кучма прерывает свой визит в Хорватию – но он сидел там еще сутки, то, вернувшись, гарант из своего кабинета призывал захватчиков освободить заложников, потом возглавил некий координационный штаб “для отслеживания ситуации с захватом заложников в Москве”, потом проводил “экстренное совещание” с силовиками…
И это просто катастрофа – еще раз убедиться в полной убогости своей власти, которая играет этой убогостью, как нищий – культей. В это время в Москве, кстати, уже был без долгих сборов совестливый депутат Беспалов. И, хоть и призапозднившись, еще трое депутатов… К исходу вторых суток Банковая горка родила мышку: секретарь СНБО Марчук поедет в Москву “для взаимодействия с руководством РФ в освобождении заложников”. И на следующий день генерал нарисовался в соседней столице. Заложники, правда, уже были пациентами больниц, и генерал им был нужен, как рыбе зонтик, но зато в телевизор на ОРТ он попал – ну дык, мы пахали…
Телевизор в эти дни – особая тема. Выходы на кремлевском ОРТ “Однако” Леонтьева (того самого, который, по его публичным заявлениям, “срать хотел” на решение украинского суда, обязавшего его извиниться перед паскудно оговоренной женой Ющенко) в самые напряженные два вечера, когда каждое неосторожное слово ставило под удар заложников, неприкрыто и грубо провоцировал откровенными угрозами чеченских “уродов”. Они – и Леонтьев, и боевики – за пределами нормы, с явными повреждениями психики. Но у бандитов, к счастью, ума (даже если и обкуренного) и нервов (даже если и обколотых) оказалось больше и хватило, чтобы в ответ на леонтьевские провокации не кончить всех сразу и одномоментно. Хотя абсолютно не исключается: рупор языком стучал то, что было у Кремля на уме, и террористов просто-таки призывали к активным действиям, чтобы скорее развязать руки силовому варианту разрешения проблемы, списав результаты на боевиков.
А то, что силовой вариант должен был иметь какой-то повод, и его нужно было как-то оправдательно обставить, и должна была в зале обязательно начаться стрельба, которой объяснилось бы начало штурма, тот, кто ночью у телевизора не спал – видел: какой-то мужчина, якобы самовольно проникший (!?) за многослойное оцепление, в ярком свете уличного освещения, запросто, никем из правоохранителей не преследуемый, проходит в здание. Кто такой, как, зачем, почему? Потом уже, когда все кончилось, нам пытаются объяснить, что это отец искал своего сына. Наверное, это так и было, и он совсем не прорывался, его, заведомую жертву, сознательно пропустили – предполагая, что появление любого несанкционированного человека простимулирует террористов, уже “дезанутых” о начале штурма в 3 ночи, и вызовет у них прилив ярости и, наконец, пойдет масштабная стрельба… Может, потому сегодня столько умолчаний и нестыковок, что сначала пришлось пускать газ, от которого и погибали, и погибают заложники, а потом старательно доказывать – выхода не было, это ответ на начавшиеся расстрелы?
Чудовищная акция, страшное шоу в зрительном зале закончилось, как обычно – ложью. Это счастье, конечно, если жертв гораздо меньше, чем могло быть. Для России – это статистика, о них, погибших, никто, кроме как оптом, празднуя блестящую победу Путина и спецназа, и не упоминал. У них нет фамилий, нет лиц, кто они были, какие, кто по ним плачет – какая разница. Это лишь повод для скорбного пиара: “Простите, что спасли не всех…” Слов типа “это ваша плата, россияне, за нашу жестокую политику силы в Чечне” – разумеется, не звучит.
Террористическая акция относительно быстро провалилась, и, наверное, хвала Господу. Но как-то нездорово клюет темечко жуткая мысль: она провалилась прежде всего потому, что даже отмороженным бандитам не могло на ум прийти, что российская власть способна ради своей победы, своего престижа ради, травить боевым газом своих же ни в чем не повинных сограждан. И сколько из них полноценно встанут в строй, прославляя Путина, и скольких никогда уже ни в строю, ни в нормальной жизни не будет – это неизвестно. Количество жертв растет: было 10(!) – 30(?) объявлено вначале, затем 67, потом 90, теперь 118… И почти все от отравления газом. Это московские медики официально заявили на пресс-конференции.
Из России сообщают, что родственники с ног сбиваются, но еще около 100 заложников будто пропали без вести. Ну, сотней больше, сотней меньше – лес рубят, щепки летят, это у них российски-историческое, вневременное. Главное власть сильна, а террор не пройдет. Победителей не судят. Мир рукоплещет. И от этого страшнее и безысходнее всего.
А по ОРТ опять и опять показывают съемки ФСБ, и диктор по-деловому и не без удовольствия поясняет, кто это, обезображенный, лежит в лужах крови, камера внимательно разглядывает изуродованные лица боевиков, застреленных в голову непроснувшихся смертниц, и вот – как интересно! – висит одна вниз головой, а вот еще одна – согнулась в кресле, и еще одна – камера в кайфе: даже слюна не просохла в уголке рта, и, видимо, вся Россия, весь мир должны разделить это патологическое любование классно проделанной спецработой… Нет, я даже не о том, что милосердие к врагам уже мертвым – тут даже не нужен высший нравственный пилотаж, просто человеческая норма. Я о том, что Кремль вроде как и не понял: Чечня будет всегда, и теперь – всегда рядом. И Россия рукоплещущая не поняла, видимо: в ее истории начинается эпоха “воспоминания о будущем”. “Сильная рука”, которая на “ура” утюжит и молотит сначала ею же созданных явных врагов, потом тайных, потом подозреваемых, потом сомневающихся, потом всех подряд, раскрывая “сети”, “подполья”, “заговоры”, внутренние и внешние, и т.д. Навстречу пожеланиям трудящихся российская власть будет наводить настоящий порядок, где-то даже орднунг, всю предвыборную кампанию Путин-2, далее – “везде”. “Прийди, Пиночет!” – эти голоса обкакавшихся российских либералов и демократов еще одиночны, но воодушевление такое всеобщее, что заждаться, видимо, не придется. А мир рукоплещет, утратив чувство меры и ощущение реальности…
И что я тебе скажу, страна, в этом резко предающем свои ценности мире прямо на глазах оживают те, кто провидят остро возрастающую вовне затребованность “твердой руки”, а точнее, с поправкой на “западный ветер” – спроса на “интеллигентные сапоги”. И если я скажу вам, что генерал Марчук уже сидит и просчитывает свой выход на президентские выборы, вы можете ответить, что окарауливать его шевеления, дабы вовремя просигналить общественную опасность – это у меня пунктик от комплекса вины перед народом. Если я скажу вам, что генерал активно пиарит себя перед американами, а американы посматривают на него с более осмысленным интересом, вы можете этому просто не поверить. Если я скажу, что генеральские связи в России поинтереснее и понадежнее, чем, к примеру, медведчуковские, и в силовом кругу он гораздо более свой, чем кто угодно в Украине, вы можете ответить: ну и что, это пока он сидит в соответствующем кресле. Если я скажу, что, пытаясь не пропустить момент, не менее других понимая, что гарант и арбитр – живой политический труп, генерал подает сигналы во все стороны, стараясь во всех кругах – бизнесовых, региональных, научных – напомнить о своем существовании и готовности спасти отечество, вы можете ответить, что это нормальная форма его периодического существования.
Ну, ладно. У генеральской газеты в предчувствии и жадном ожидании скорых перемен нервы не выдержали. “Почему не идет Апостол Правды и Науки?” – вопрошает “Почта “Дня”. “Чего мы хотим от лидера?” Того, сего, этого – и “…писал Евгений Марчук…”, и “нельзя не согласиться с мнением Евгения Марчука…”, и “Правдивым является мнение Евгения Марчука…” “Так какой же Пророк нужен сейчас народу Украины?” “Бунтарь, который подымает массы на новую революцию?” Нет. “Может, Пиночет?” Нет. “Или же де Голль, объединивший и оппозицию, и провластные силы, чтобы вытянуть Францию из послевоенной разрухи?”
Не, ну риторический вопрос, кто сомневался. Конечно, “спокойная сила”, которая никак не успокоится. А то, может, Витюша Медведчук подумал, что это про него на “Дне” написано: “…нужен Лидер высокого политического роста. Лидер, который может встать вровень с мировыми лидерами, который будет опираться на свой народ, на команду специалистов, порядочных, деловых людей”. Любопытно: делая заявку на очередной забег (устами читательницы пока) в родной газете – дорогостоящей содержанке футболистов-юристов, поинтересовался ли генерал наличием у юристов-футболистов желания подверстаться под него всеми их ресурсами? Может, все решено, а я тут зря копья ломаю? Может, Витя с Гришей уже поняли – склонить страну к мирному сожительству под своим руководством им не удастся, а тут еще Россия со Штатами со жгучей страстью к гэбистским сапогам… И Ющенко, между прочим, с его христианской моралью, демократичностью, млявостью, толерантностью, задумчивостью, прострацией, акварелью и пасекой безнадежно отстает от исторического поезда курсом на одобренную Западом “сильную руку” – клуб нынче такой у них мировой собирается, любителей “мочить” – Марчук вон всюду отмечается, мол, российское “мочилово” поддерживает и одобряет. Куда там “моральному” и морализаторствующему Ющенко…
Мир сошел с ума, страна. И, как говаривал классик, хуже всего то, что мы готовы к самому худшему.

Поділитися: