Продажный Днепродзержинск – 1,2,3…?

22 жовтня 2002 о 21:00 - 3046

Газета «ЛИЦА» уже дважды публиковала статьи «Продажный Днепродзержинск», а дело так и не сдвинулось с мертвой точки.
Напомним читателям суть проблемы.
Днепродзержинский предприниматель Селезнев три года назад выкупил часть квартиры по ул.Медицинской, 5, в которой до настоящего времени проживает семья Кузнецовых и еще один жилец. Эта квартира находится в доме, в котором расположен и магазин Селезнева – «Парус», примыкая к магазину. В конце концов, бизнесмен прорубил дверь в капитальной стене дома – из магазина в квартиру, ванную «затарил» товаром, а кухню жилища сделал местом собраний трудового коллектива магазина. Естественно, что проживающая в квартире семья Кузнецовых обратилась с жалобами в суд и другие инстанции. Однако, несмотря на то, что Днепродзержинский горисполком еще в 2001 году постановил восстановить стену между магазином «Парус» и жилой квартирой, хозяин магазина Селезнев заявил, что никогда не исполнит это предписание властей, а ответственный за восстановление стены представитель горисполкома, как помнят читатели, по прошествии почти года со времени горисполкомовского решения о восстановлении стены дома и заделке проема между жильем и магазином заявил нашему корреспонденту в ответ на вопрос: «Почему Вы не проконтролировали исполнение решения?», что он-де «Был пьяным», видимо, весь прошедший год…
Далее рассказывает корреспондент газеты «ЛИЦА» Маргирита Закора:
-Я решила, что Василий Яковлевич Швец, городской голова Днепродзержинска, «случайно» не прочел предыдущие мои статьи «Продажный Днепродзержинск» и «Продажный Днепродзержинск-2», отчего по объективным причинам до сих пор не обратил внимания на проблему семьи Кузнецовых и просто не заметил слов какого-то там предпринимателя, что тот «купил» днепродзержинскую власть.
Ну, думаю, некрасиво будет писать «Продажный Днепродзержинск-3», не пообщавшись с одним из героев трехгодичного «сериала».
С большим трудом попала я к Василию Яковлевичу на прием. Внимательный, вежливый голова рассказал мне, что действительно не знает никакого Селезнева, и если бы сейчас поставили перед ним «пять мужиков», он не смог бы мне назвать, кто из них Селезнев.
Я немножко пристыдила Василия Яковлевича и объяснила ему, что местная власть должна следить за выполнением Конституции, всех законов и подзаконных актов на местах, а у нас местная власть, выходит, что не только не контролирует выполнение законов, а и нарушает их своей бесконтрольностью.
Василий Яковлевич тут же нажал кнопочку и по громкоговорящей телефонной связи созвонился с замом горголовы Торохтий Ю.З. (который был ответственным за восстановление стены дома между магазином и жильем на ул.Медицинской, 5 – авт.).
-Слушаю, Василий Яковлевич, — отозвался зам мэра.
-Слушай, там надо что-то решать с этой квартирой по Медицинской, — сказал Василий Яковлевич.
-Василий Яковлевич, там уже с судом все решено. Как Вы и просили, в пользу Селезнева, — прозвучал четкий ответ, после чего Швец отключился от Торохтия.
Я, рассмеявшись, сказала: «Вы бы ему хоть сказали, что здесь Закора, или он опять пьяный?». На что Василий Яковлевич ответил, что предупреждал всех своих замов, что по громкоговорителю может разговаривать с ними в присутствии посторонних. И это замы должны думать, что говорить.
Затем Василий Яковлевич включил еще кого-то, очевидно, помощника своего, и четко заявил, чтобы тот связался с Изотовым (председатель Заводского Суда Днепродзержинска) и заставил его в конце концов вынести решение. «Виновата Кузнецова – пусть накажут Кузнецову, виноват Селезнев – пусть накажут Селезнева», резюмировал городской голова. (А речь ведь шла о восстановлении стены в общей квартире Кузнецовых и Селезнева! – авт.).
Еще Василий Швец рассказал мне, что верит в Бога, и в качестве доказательства указал рукой на журнальный столик в своем кабинете, где стоят фотографии Василия Яковлевича с каким-то епископом (? – я в церковных рангах, к сожалению, не разбираюсь – авт.), а также с министром МВД Смирновым, президентом Казахстана Назарбаевым и целым рядом других высокопоставленных лиц.
А 2 октября 2002 г. в Заводском независимом суде слушалось дело Кузнецовы-Селезнев. Судья Гибалюк вела себя некорректно. Она отклонила все ходатайства Кузнецовой. В итоге, во время объявленного перерыва истцам вызвали «скорую помощь», а слабонервного журналиста одной из газет даже увезли в больницу. Заводской суд начал добросовестное выполнение поставленной задачи?

Поділитися: