Беркут – птица скромная

15 жовтня 2002 о 21:00 - 1045

Наш XXI век выдвигает перед журналистами определенные требования. Которым не каждый может соответствовать. А надо. Вот и приходится мне, не имеющему собственного компьютера, так сказать, побираться, заниматься творчеством в компьютерных клубах, которых, к счастью, ныне достаточно.
И вот однажды в самый разгар моей творческой деятельности в клубе началось шевеление. Появились люди в камуфляже и люди в штатском, но явно из компетентных органов. Раздалась команда: «Всем покинуть помещение, технический перерыв». Народ стал дисциплинировано подниматься и покидать зал, – всем было ясно, какая техника вызвала неожиданный перерыв – люди в форме были с кобурами на поясе.
Меня, естественно, обуяло любопытство, да и профессиональный долг, знаете ли… Каждый журналист мечтает оказаться в центре событий, в которых участвует «Беркут». Я подошел к человеку в штатском, по виду и по поведению начальнику пришедших, представился, спросил, что здесь происходит. Он отвечать отказался, отказался и представиться. Вообще, все новоприбывшие, и в форме, и не в форме, хранили инкогнито и на любые вопросы отвечать отказывались. Меня просто выперли из помещения, несмотря на то, что я убеждал их, что я журналист и что согласно закону о прессе и закону об информации могу присутствовать при деятельности правоохранительных органов и даже имею право находиться в районе стихийных бедствий. Правда, немного позже появился еще один представитель наших правоохранителей, который показал свое удостоверение. Он подвел меня к документу, висящему на стене, и строго спросил: «А до какого времени работает клуб? До 23-х. Сейчас уже больше. А здесь происходит плановая (? – ред.) проверка, и вам здесь делать нечего».
И выставили меня из клуба, и поставили у входа беркутовцев, и не пускали меня вовнутрь, и не говорили, а что именно они проверяют. Прошел час плановой проверки, начался второй, на улице шел дождь, ночь пропадала. И я, наплевав на журналистский долг и простое любопытство, уже не интересовался, что происходит в клубе, я хотел просто забрать из компьютера файл с подготовленным материалом, уйти домой и попытаться поспать. Так нет. Меня и за этим не пускали, и даже обозначили применение силы.
И зачем темнить? Нет чтобы объяснить журналисту или просто гражданину, что плановая проверка потому, что не все в этих клубах спокойно – и наркотики бывают, и водку пьянствуют, да мало ли что, хакеры просто могут воспользоваться клубом и перекачивать многомиллионные суммы из нашего общего Нацбанка на свои личные счета… Так нет, – отмороженные значительные лица, слова сквозь зубы и полное нежелание вступать в любой человеческий контакт, – вошь, мол, ты, гнида, а мы люди государственные, мы государственные задачи решаем, которые тебе своим слабым умишком понять не дано.
И нет у них ни малейшего понимания того, что и их зарплата, и форма, и оружие, в конце концов, – это мои, гражданина, деньги, которые я плачу в виде налогов, в том числе и деньги хозяина этого клуба, которому они как-никак, а нарушили плавное течение работы. И нет у них ни малейшей информации о том, что наши государственные мужи и их же начальники долдонят об открытости и прозрачности действий контролирующих и правоохранительных органов.
И насчет инкогнито. Они имеют право удостовериться в личности каждого и вовсю этим правилом пользуются. Сами же стараются выступать как какая-то безликая сила (см. «Пупкин разбушевался», «ЛИЦА», №29(165), 2001г.). Когда человек отказывается представиться – это значит, что он либо стесняется, либо боится. Бояться, в принципе, им нечего, а стесняться они, похоже, просто не умеют.
Так в чем дело? Так они чувствуют себя значительнее и круче? Или, в данном конкретном случае, хотели слупить или даже слупили денежку с хозяина и хотели, чтобы все было шито-крыто? Я не был допущен к этой плановой проверке и потому могу строить любые, даже самые дикие предположения. Ну, не пустили же, а фантазия у меня богатая.
А вот если бы они ко мне как к человеку отнеслись, объяснили проблемы, с которыми они сталкиваются в компьютерных клубах (а проблемы, конечно, есть), суть и достижения операции «Чистые руки», неужели я бы не познакомил читателей с суровыми буднями наших правоохранителей? И читателю интересно было бы, и правоохранителям приятно.
Но я пострадал. Неизвестно куда и почему ушло два с лишним часа моего личного времени, пропала ночь, да и просто обращение со мной меня унизило. И, мне кажется, имело место препятствование журналисту в выполнении профессиональных обязанностей, о чем толкует новый Уголовный Кодекс нашей независимой, в том числе и от своих законов, Украины.
Интересна реакция посетителей клуба, которых лишили права заниматься играми и прочими делами, за которые они уже заплатили деньги, – ни малейшего ропота, ни малейшего протеста. Руководство клуба тоже наотрез отказалось со мной разговаривать. Понятно – себе дороже. Я потому даже не даю координат клуба. Но как же правовое государство, которое мы строим?
А «Беркут» в этом клубе еще раз довел до нашего сведения, что все разговоры власти о правовом государстве, об уважении к человеку – простой треп, что власть видит в нас не свою опору и надежду, а серую массу, которая должна безропотно и четко выполнять все, что их душеньке будет угодно. И так оно, вообще-то, и есть, и так будет, пока мы безропотно и молча будем воспринимать произвол и беззаконие, что творится в нашей стране.

Поділитися: