Ракетно-ядерный бардак

08 жовтня 2002 о 21:00 - 3043

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Слова, вынесенные в заголовок – не злая шутка. Это, к сожалению, констатация факта. Украина – это бардак, оснащенный всем необходимым для создания ракетно-ядерного оружия. И не только. И это утверждение легко доказать на примере.

Справка

АО “Хартрон” специализируется на производстве и разработке систем управления для ракетно-космической техники, энергоблоков для электростанций, систем контроля и диагностики магистральных трубопроводов, газо- и нефтеперекачивающих станций, разработке технологий для всех отраслей промышленности. В состав холдинговой компании “Хартрон” входят 14 юридических лиц, крупнейшие из которых специализируются на разработке и изготовлении систем управления для космических аппаратов, АЭС, нефтегазового комплекса, металлургической промышленности.


Кто вы, г-н Оршанский?

“Харьковское НПО “Электроприбор”, – рассказывает Борис Иванович Губанов, главный конструктор ракетно-космической системы “Энергия”, – в 80-е годы возглавлял Владимир Григорьевич Сергеев, работавший ранее в днепропетровском ОКБ-586, где создавались лучшие образцы советской космической и военной техники. А “Электроприбор” разрабатывал комплекс аппаратуры управления для ракет… Весной 1986г. Сергееву предложили уйти на пенсию, мы ему сочувствовали… Главные конструкторы, как правило, все же находились на посту до конца своих дней. Предложение к отдыху “досрочно” – это удар… Идеологом, теоретиком и проектантом системы управления ракетой-носителем у Сергеева был Яков Ейнович Айзенберг. Он с рождения КБ работал в контакте со многими организациями-разработчиками ракет, с которыми связывала судьба… Обходительный, гибкий, не влезающий в “политику”, он решал с нами практически все вопросы… Позднее Яков Айзенберг стал руководителем этой организации. Она потом будет называться “Хартрон”.

Справка

Айзенберг Яков Ейнович родился в Харькове в 1934г. Окончил Харьковский политехнический институт по специальности “радиотехника”. Доктор технических наук, профессор, лауреат Ленинской премии, Государственной премии СССР, заслуженный деятель науки и техники Украины, кавалер ордена Октябрьской революции. С середины 90-х – генеральный директор, председатель правления АО “Хартрон”. В январе 2002г. подал заявление об отставке.


А теперь вернемся на десяток лет назад. В 1992 г. СССР приказал долго жить, космическая программа свернута, “Хартрон” стоит, работы нет. И в этот самый момент в Харькове появляется Юрий Романович Оршанский, причем не просто в Харькове, а в непосредственной близости от “Хартрона” – предприятия режимного и очень секретного. Но у сотрудников соответствующих органов к Оршанскому не имеется никаких вопросов. Ни кто он такой, ни чем он занимался до переезда в Харьков, ни почему и когда именно он переехал именно в Харьков? Гражданином какой страны является? Чем намерен заниматься в Украине?
Таких вопросов г-ну Оршанскому никто не задавал. А следовало бы, потому что информации о послужном списке и жизненном пути Юрия Романовича практически нет. Известно только, что он участвовал в “океанологических экспедициях” и в “научных исследованиях”, а в годы перестройки – 1986-1990 – у него “случился кризис жанра”. Потом какое-то время Оршанский возглавлял ассоциацию “Монтажэлектро”, которая “в советские времена объединяла более 150 предприятий и более 10 союзных министерств”. И все. Ах, да, с легкой руки агентства “Интерфакс” известно, что наследником “Монтажэлектро” стала мощнейшая “Восточно-украинская промышленно-финансовая группа “Монтэлект”, куда входят более 70 отечественных предприятий (в частности, “Хартрон”, Харьковский тракторный завод, “Монолит”, Харьковский электромеханический завод, “Запорожтрансформатор” и др.), НИ и НИИ. Кроме того, в нее входят также ряд зарубежных банков” (“Интерфакс”, 6 декабря 2000г.).
Стоп! Г-н Оршанский, так вы океанолог или кто? Тема вашей кандидатской диссертации звучит как “Обнаружение длиннопериодных волн типа цунами”; или вы, как утверждают некоторые СМИ, специалист “в области больших информационных систем”? Или вы бывали в океанологических экспедициях и принимали участие в научных исследованиях исключительно в качестве прикомандированного “сотрудника”?
Ответ: “После работы в океанологических экспедициях и научных исследованиях, как раз в пору перестройки, у меня был кризис жанра. Пришлось много раз побывать на Востоке. С тех пор я его полюбил, даже больше – сделал смыслом последующих лет” (kievrus.com, 10 мая 2002г.).

Приключения “океанолога” в Ираке

Ой, Юрий Романович, не лукавьте! Восток велик, но вы выбрали почему-то только Ирак. Ведь вы бывали в Ираке, начиная с 1992г., более сорока раз, не правда ли? Например, в 1993г. вы побывали в Ираке вместе с Яковом Айзенбергом, как утверждает журнал Commentary: “В сентябре 1993г. украинский предприниматель по имени Юрий Оршанский, доктор наук в области электроники(?!! – авт.), прибыл в Багдад. Его сопровождал доктор Юрий (ошибка авторов текста, на самом деле – Яков – авт.) Айзенберг из украинской компании “Хартрон”, хорошо известной своими умениями конструировать системы управления ракетами. Через два месяца для продолжения переговоров в Украину отправилась иракская делегация. Возглавлял иракскую делегацию бригадный генерал Наим Бакр Али, руководитель иракской программы разработки систем управления ракетами СКАД. С ним прибыли два представителя Иракского центра развития и исследования ракетостроения. Кроме того, в группе также присутствовали бригадный генерал Сафа из Ибн Аль-Хайтам, крупнейшего иракского ракетостроительного завода, и майор Раад из Государственного Учреждения Аль-Карама, еще одного подобного места. Их цель была ясна: заручиться согласием на предоставление максимально возможного объема помощи. Как потом скажет сам генерал Наим инспекторам ООН, ему были даны простые инструкции: “Если найдешь что-то хорошее – подписывай, если не найдешь – не подписывай”.
И он подписал. В Украине Оршанский, Айзенберг и генерал Наим составили “протокол” (нечто вроде плана будущего сотрудничества), который обещал Ираку ключи к ракетостроительной технологии. Украина должна была продавать управляющие компоненты ракет типа “земля-земля”, помогать Ираку разрабатывать батареи новейших ракет ПВО, предоставлять оборудование для исследовательских целей в этой области и даже организовать колледж для подготовки специалистов-ракетчиков. Для начала же Ирак на испытательных стендах осведомился о ценах на ракетные двигатели, серию гироскопов и акселерометров для систем управления ракетами, а также на высокоточные станки для создания компонентов ракет…”

“Ласковый такой”

Оставим на совести американских экспертов утверждения о том, что “Хартрон” также помог иракцам разобраться с проблемами систем управления ракетами” и прочие подобные обвинения. Тем более что сам Юрий Оршанский эти утверждения опровергает: “Мы работаем с Ираком лишь в тех направлениях, которые нам разрешает делать Госслужба экспортного контроля. Там написано о генерале Наиме. Действительно, генерал Наим принимал украинские делегации. И не раз. Был он и в Украине. В 1994-95 годах он объездил около пятидесяти директоров проектных и промышленных предприятий в Украине по вопросам металлургии, связи, электроэнергетики. Мы изучали, что мы сможем сделать. Наш доклад составлял где-то 80 листов. Это те наработки, которые использует межправительственная комиссия Ирак-Украина”.
Не смею спорить, но имею несколько вопросов. Что мог делать в Ираке в 1993г. Яков Айзенберг, известный всему миру специалист по системам управления ракетами, вместе с никому неизвестным “исследователем” и “океанологом” Юрием Оршанским? Что это за таинственная “Восточно-украинская промышленно-финансовая группа “Монтэлект”?
Автор попытался навести справки о том, чем же занимается эта мощная ФПГ, куда входят “более 70 отечественных предприятий, а также научных и научно-исследовательских институтов и ряд зарубежных банков”. Увы, все упоминания о “Монтэлект” в украинской и российской прессе связаны только с личностью г-на Оршанского и опираются на процитированное выше сообщение “Интерфакса”. И только.
В Государственной налоговой администрации Украины также не смогли помочь. “Нам известно только о существовании частного предприятия “Монтэлект” ОКПО 24479131, – сказал источник. – Эта компания зарегистрирована в Харькове по ул. Правды, дом 7, кв. 76, и, согласно документам, основной профиль ее деятельности – “химическое машиностроение”. Директором компании действительно является Юрий Романович Оршанский. О том, что “Монтэлект” является финансово-промышленной группой с участием заводов, институтов и банков, а также об операциях этой компании и лично г-на Оршанского в Ираке нам ничего не известно”.
Зато об этом было достаточно давно известно экс-главе СБУ Леониду Деркачу и президенту Украину Леониду Кучме:
(22 июня 2000 г.).
“Деркач: Теперь ещё. Все решения приняты. Посольство Ирака будем здесь открывать? В Москве был посол Ирака, который на Россию и на Украину. Он говорит, они на следующий год квоту просят на пять миллиардов и четыреста миллионов долларов. Он говорит, мы ваши товары готовы взять. Если будете… Увеличивают цены и зарабатывают.
Кучма: Ну, это правильно.
Деркач: Вот. Теперь вот он тут у меня говорит, мне осталось сорок дней… Я бы с удовольствием, если б меня принял, я буду председателем комиссии… там у нас.
Кучма: Посол? Ну, я приму.
Деркач: Он сейчас здесь. Если не сегодня, то тогда в любой другой день…
Кучма: Ну вот, в понедельник, вторник, среду.
Деркач: На вторник где-то.
Кучма. Да. Хорошо.
Деркач: И теперь так, вы с ним переговорите… Он хотя уходит, но будет представлять комиссию экономическую. Ну, работали там очень хорошо… Поэтому, вот эти вот, квоты. Сейчас будем организовывать все эти квоты… всякие квоты, чтоб мы хотя бы где-то миллиард или чуть больше. Они товары берут, машиностроение – пожалуйста. Любую металлургической промышленности продукцию, сельского хозяйства.
Кучма: Хорошо!
Деркач: И, теперь, они просят утвердить консула, вот, Оршанского. Ну, это еврей, который из Харькова. Значит, это нам выгодно.
Кучма: Это тот, которого чуть не посадили, да?
Деркач: Нет, но он сейчас ласковый, как… Вы знаете, ласковый…
Кучма: Так американцы ж хай поднимут! Они знают про это.
Деркач: Он? Вы знаете, как он сделал? Он взял отдал двигатели, отдал американской компании, а та передала Ливии. А потом показали американцам – вы ж сами это делали! И они от него отстали. Ну чё там? Даже если что-то будет, мы всегда на него спишем. Я думаю, что ничего страшного нет”.
Действительно, ничего страшного нет, когда есть, на кого списать.
(Продолжение – в следующем номере).

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: